РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Конкурс рецензий — 3. Анастасия Бабичева. За границами жанра

Конкурс рецензий на любовную прозу

Любовь

Барбара Делински, «Роман с Питом» (Серия «Избранные романы Ридерз Дайджест», 2005 г.)

Это история молодой женщины, Кейси Эллис, получившей неожиданное наследство – дом отца, с которым она никогда не была знакома, и, таким образом, узнавшей трагичную и загадочную историю девушки по имени Дженни. Желая помочь Дженни, Кейси отправляется на ее поиски, а в итоге находит не только своих родных, но и обретает любимого человека.

***

Признаюсь, любовный роман для меня сродни сериалу – не как синоним негативной оценки, но прежде всего, как облегченные форма и содержание. Это, конечно, не стечение обстоятельств, а закон жанра. И ключевое слово здесь – «жанр». Как правило, любовный роман строго вписан в рамки жанровых требований, но это – «как правило».

С одной стороны, «Роман с Питом» Барбары Делински демонстрирует многие признаки, скажем так, классического любовного романа. Вот, например, склонность автора к тщательнейшим описаниям обстановки и внешнего вида персонажей. Складывается впечатление, что треть повествования – это скрупулезная попытка передать декорации. Как будто дальновидный автор заранее облегчает работу будущего оформителя фильма, который непременно будет снят по мотивам книги:

«Особняк, зажатый между соседними домами, стоял в торце тупика. Он был построен из бордового кирпича, обвит плюющем и состоял из четырех уровней. На первых двух этажах были высокие окна с блестящими, крашенными черной краской ставнями, на третьем – слуховые окошки, выше располагался купол.

В цветочных ящиках под окнами первых двух этажей буйно цвели розовые цветы. Крохотный палисадник был обнесен невысокой чугунной решеткой. Справа и слева от дорожки росли два дерева, усыпанные белыми цветами, под каждым расстилался живой ковер из мелких голубых цветочков».

И так далее, вплоть до особенностей дверного молотка.

Но дело, конечно, не в самом описании. В конце концов, нет ничего плохого в том, что бы позволить читателю ясно представить место действия или героев событий. Дело в том, что такое описание существует только ради самого себя, то есть не несет никакой дополнительной художественной или смысловой нагрузки. Как будто рассмотрели особняк до последней трещинки в стене и… прошли мимо.

Но в случае с Барбарой Делински радует, что она старается осмыслить свои описания, придать им долю психологизма или, например, рассыпать внутри описаний намеки, детали, которые чуть позже помогут развитию сюжета. Хотя нельзя не заметить, что делается это где-то не слишком гармонично (замечание горничной по поводу цвета волос новой хозяйки повисает в воздухе, оно как будто вырвано из контекста и даже вводит в замешательство; позже окажется, что девушки – дальние сестры, а цвет волос – их фамильная особенность), где-то чересчур линейно и не достаточно тонко (сад олицетворяет главную героиню – «В первых числах августа она родила, сад был плодоносным и щедрым. Такой же она ощущала и себя», но сравнение могло быть гораздо более изящным).

Кстати, о психологизме. Еще один плюс: кроме очевидной любовной линии повествования, Делински выстраивает еще одну – психологическую. Главная героиня Кейси – «болеет одиночеством» и тоскует по семье, у ее родственницы Дженни – глубокие психологические травмы, панический страх перед отцом, покойный отец Кейси – боялся привязанности и прикосновений. Можно продолжать и дальше, здесь почти каждый герой так или иначе находится в состоянии психологического конфликта. И хотя реализация темы опять же слишком линейна и очевидна (даже в том, например, что главная героиня – практикующий психолог), в этом есть несомненные достоинства.

Так, всем известны типичные сцены любовных романов, которые бесконечное число раз становились объектом иронии: …она взглянула в его бездонные синие глаза и… Подобное читаем и в «Романе с Питом»:

«Наблюдая, как вода течет по его телу, она пришла в восторг.

И он чувствовал это. (…) Она видела огонь в его глазах этим утром. Теперь он гасил его.

В силу вступали эмоции. Она не помнила, чтобы ее когда-нибудь так влекло к мужчине».

Но, к счастью для читателя, автор неожиданно уводит сцену от банального финала в сторону психологизма: героиня вдруг начинает рыдать, вновь и еще острее осознавая свое полное одиночество. Такое, скорее неожиданное для любовного романа, чувство меры и такта выгодно отличает все любовные сцены книги.

И, наконец, еще одна особенность, которая делает роман скорее исключением в строгом правиле жанровости. «Роман с Питом» — это не одна сюжетная линия; это две истории, которые, на первый взгляд, никак не связаны. Когда же вторая начинает постепенно проникать в первую, сюжет усложняется до элементов детективности и мистики. Более того, опровергая типичное для любовного романа существование вне конкретных художественных направлений, автор вводит в текст долю художественной рефлексии над формой, словно отдавая дань общей культурной ситуации, в которой родилась эта книга – постмодерну: эклектичное повествование, скачки во времени, смешение элементов нескольких жанров, усложнение правдоподобия.

В краткой статье об авторе, размещенной после романа, читаю: «Делински сумела успешно перейти от жанра любовного романа к более серьезным произведениям, вроде “Романа с Питом”». Соглашаюсь. Хорошо, если бы образцом жанра стали именно такие романы.

Чашка кофе и прогулка