РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Петр Инкогнитов. Донкихоты критики

Донкихотство — конечно, почетное занятие, безусловно одобряемое, но не приносящее никаких, стоящих того, результатов. 

Мир сетературы порождает удивительные жизненные формы. Вчера ночью я занимался исследованием таких жизненных форм и нашел для себя еще одну — донкихотствующие критики. Кто они такие и кого они едят?

Как известно, человек «в теме» знает, что на литературных сайтах существует целый пласт, например, поэтов, занимающихся графоманией. Пишут себе стишки средней руки, восторгаются друг — другом и от такой жизни вполне счастливы. Но это графоманство никак не может состыковаться с «личным вкусом» многих обитателей СИ. Можно возмущаться по поводу этих графоманов как угодно, но, в конце концов, большинство приходит к единому – «чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось». Однако остается меньшинство, и это меньшинство никак не хочет мириться с происходящим. Их возмущает искажение великой русской поэзии группой нечистоплотных лиц. Их возмущает наглый пафос графоманов-дегенератов. Их возмущает все то, что возмущает в графомане вас.

С точки зрения критика, графоман, а тем более воинствующий графоман, представляет собой очень удобную мишень для «уничтожающего огня критики». Набравшись некоторым числом литературных терминов, можно вымеривать по ним, и убедившись в факте брака обрушиться, обрушиться, обрушиться… Графомана очень легко раскритиковать. За все.

Вот за этим «легко раскритиковать» и отправляются те, кто не может смириться с ветряными мельницами графомании, объявляя ей крестовый поход не на жизнь, а насмерть. Взяв знамя «истинной поэзии», латы пофигизма и копья из крепких слов, они донкихотами набрасываются на образ врага. И мочат – их статьи и рецензии разоблачительны, их слово остро, а местами – и крепко, и бранятся они отборно. УУУУ! Натиск, Валькирии, Вперед, Ура! Вот она, пьянящая радость победы санитаров самиздата, вот она, стрельба по обезумевшему от страха лосю с вертолета! ДА! ДА! ДА!

Я тоже сначала думал – какие молодцы. Я заблуждался. Эта вечная битва больше напоминала вакханалию с избиением младенцев, чем работу критика. Их остроты в конце концов становились в моей голове такой же комковатой кашей из мух и котлет, где не разберешь – то ли это обсуждаемое произведение, то ли слова критика. Слилось. Графоманов крепко били, графоманы умело отбивались… Стало противно. Такая разновидность критика, постигающего свой Дао путем насмешек. Я назвал это для себя графоманствующей критикой. Да, для меня это такие же графоманы, только от литературной критики и заслуживают они не лавров, орденов и нашивок за моральные ранения. А того, что и остальные графоманы – невнимания.

З.Ы. Извините за слив – вырвалось.

Чашка кофе и прогулка