РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Сивая Кобыла. Больные сюжеты

Я долго сомневалась, покупать ли мне эти книги. Смущала, во-первых, цена, я увидела их в «Доме книги», где совершенно нереальные наценки, да и, во-вторых, наверное, она же. Категорически «за» было мое любопытство. Книга Москвиной была рекомендована одновременно типичным представителем дешевого глянца, журналом «Глория», и одной моей подругой, книжному мнению которой я привыкла доверять. А Адлер просто заинтриговала. Когда я открыла ее наугад, то увидела типичную чатовскую переписку, разве что не цветную. К тому же роман позиционировался как «первая в России лесбийская сага», и я решила узнать, что это такое. Расставшись с приличной суммой, я принялась за чтение.

Начала с «Я тебя люблю…». Наверное, про такое можно сказать: жЫзненно, или назвать «Год из жизни некой красноярской дамы, открывшей для себя Интернет и предпочитающей однополые связи». Хотя ее предпочтения не вполне оформлены, так как имеется еще друг мужского пола, и любовник, от которого дама беременеет на первых же страницах, на вторых делает аборт и больше не вспоминает ни о возможном ребенке, ни о мужчине. Далее вся книга, не очень уж большая по объему, страниц 200 (если поделить цену на страницы, то получится рубль штука), посвящена истории отношений главной героини со всевозможными барышнями, встреченными в лесбийских чатах. Повествование идет от первого лица.

Что можно поставить автору в плюс? Первое — это живость и легкость языка, что неудивительно при описании инет-общения, но вот умение обходиться при этом минимумом неформальной лексики и употреблять ее к месту — несомненный, на мой взгляд, плюс. Второе — при всей банальности возникающих ситуаций, автор умеет создавать напряжение и поддерживать интерес даже к весьма ординарным событиям. На этом, пожалуй, плюсы и заканчиваются. С минусами несколько побогаче. Главный из них в том, что ни одна ситуация, ни один сюжет, часто закрученный довольно лихо, не получает должной развязки, а иногда даже и продолжения. Вроде истории с беременностью в самом начале. Многие скажут, что это как в жизни: люди приходят, уходят, со своими проблемами, каждый из них сюжет, но далеко не каждый мы можем проследить до конца. Это, конечно, верно. Но, с другой стороны, перед нами все-таки литературное произведение, а не отрывок из живого журнала или чата. Создается впечатление, что автор просто поленилась что-то додумать, вырвав кусок из жизни и вставив его в свою мозаику, которая не имеет ни четкого рисунка, ни границ. И после прочтения «Я тебя люблю…» остается ощущение, что тебя завели в лес чужих отношений, долго водили по запутанным тропкам, а потом быстро погнали к той же опушке, откуда начинался путь, и там оставили в полном недоумении. Круговая композиция повести, которая часто бывает очень выигрышной, здесь оставляет чувство полного бессилия автора придумать что-то новое и создает ощущение безысходности.

Практически все герои повести, вернее, героини, поскольку мужские персонажи даже не вторичны, а лишь создают сумбурный фон, несчастны и одиноки. В таком состоянии мы их застаем, в таком и оставим, закончив чтение, хотя между двумя несчастиями и одиночествами они переживут ряд событий, которые сделают их временно счастливыми, но это ненадолго. Самая же несчастная и одинокая из всех — главная героиня, которая влюбляется в одну из своих виртуальных собеседниц, но занимается любовью с другой, вполне реальной, девушкой, при этом скрывая от нее свою связь с еще одной интернет-подружкой, которая время от времени наезжает к героине в гости. В результате складывается впечатление, что повествующая о своей жизни дама способна по-настоящему любить лишь компьютерный образ. Стоит ее подруге материализоваться, как начинаются конфликты и трения от несоответствия воображаемого реальному. Но самое интересное, что такой конфликт переживает лишь одна главная героиня. Все остальные встречающиеся на ее пути девушки вполне готовы к жизни в реале и даже рады ей. Это создает особо удручающее впечатление, потому что возраст у героини далеко не подростковый, даме за тридцать. Конечно, тут можно сказать, что автор претендует на раскрытие глобальной темы ухода целого поколения от реальности, роли всемирной паутины в разрушении простых человеческих отношений и прочее, и прочее. Но, честно говоря, очень слабо верится в то, что автор вообще задумывалась о подобных вещах. Не очень понятно также чем, кроме чисто коммерческих причин, продиктован выбор темы лесбийской любви. Конечно, книжка «с клубничкой» при хорошей рекламе пойдет лучше, но ничего содержательного тот факт, что в постели оказываются две девушки, а не существа разнополые, к сюжету не добавляет. Тем более, что автор проводит очень четкое разделение своих героинь на женщин-женщин и женщин-мужчин, со всеми половыми признаками поведения. Но, несмотря на неоправданные ожидания, негодование на автора за обман и лень, повесть прочлась с интересом, чего не могу сказать о книге Татьяны Москвиной «Она что-то знала».

Роман позиционировался, как «захватывающий детектив, повествующий о расследовании тайны, скрытой в прошлом четырех неразлучных подруг и приведшей их к гибели». Заманчиво? Весьма. Что же мы имеем на деле? Бойкая, любопытная барышня Анна, по просьбе некоего спившегося художника, берется за расследование самоубийства пожилой публицистки и поборницы демократии, оставившей, как положено, загадочную записку со всякими иносказаниями, которая должна привести к разгадке тайны ее ухода из жизни. Снова очень заманчиво, хотя уже в какой-то момент от описания общественной деятельности публицистки и демократки становится тоскливо. Начинает веять бесконечными ток-шоу девяностых, слышится голос Новодворской. То есть сразу понимаешь, что автор-то куда старше своей действующей героини, и больно пережила в свое время всевозможные социальные преобразования. Далее по ходу самодеятельного расследования, Анна встречается с тремя подругами детства покойной, которые впоследствии тоже умирают. Каждая из них, по идее, должна была бы понемногу проливать свет на тайну, связавшую некогда четырех девочек, из-за которой, собственно их сейчас и косит смерть. Но тут все непросто. Каждую новую героиню автор использует для высказывания какой-нибудь глобальной мысли. Будь то идея единства Бога, или рассуждения о бренности всего сущего, или благотворного возвращения к истокам. Видно, что меньше всего автора волнует сюжет, он сделан на скорую руку, тайна оказывается примитивной, не стоящей смертей и тем более книги, ее раскрытие происходит между прочим и полностью затеняется многостраничными рассуждениями о роли «теток» в истории, о социальной несправедливости, о правильности устройства мира. Все это скучно, несовременно и несвоевременно. Возможно, имело бы успех лет пятнадцать назад, но теперь хочется только сказать «проехали»! Болезненная зацикленность на проблемах девяностых годов создает очень тягостное впечатление, увы…

Что же получается? У обеих книг оказалось довольно много общего, начиная с того, что их авторы женщины и заканчивая тем, что, много обещая в начале, они оставляют читателя практически ни с чем. Ни тебе неожиданной разгадки давней тайны, ни надежды на чистые, светлые чувства. А в середине — странная смесь из описания чужих судеб и торопливого изложения мыслей авторов, не имеющих отношения к сюжету. Оба сюжета больны, москвинский — безнадежной несвоевременностью, адлеровский — литературной сиротливостью. И все-таки приговоры я бы этим книжкам подписала разные. Москвину категорически не читать, Соню Адлер — прочесть, полюбопытствовать. А еще мне очень интересно, продолжит ли Адлер свое литературное творчество и чем.

Чашка кофе и прогулка