РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Драматургия Судного Дня

Я люблю литературные эксперименты. Вот к примеру, Генрих Сапгир:

Как из жопы,
Ветер дует.
Капитан командует:
– Эй, ребята – эфиопы,
Медсестру на абордаж!
Прыгай на восьмой этаж!

Или уже более позднее, Борис Панкин:

— мало мама мыла раму
вот и наказали маму
поперек опасной бритвой
по рукам-венякам

Это ли не эксперимент?

Конечно же, словесность слегка пострадала, но думаю, она не обидится. Хороший литературный эксперимент – это прекрасно. Это то, что дает надежду на будущее литературы, будущее, не обремененное пыльными фолиантами и скучными многотомными легендами о ненужных людях. Я люблю Павича и Паскаля Киньяра, и скорее всего такая любовь к литературному эксперименту обусловлена моей косностью и непробиваемым консерватизмом в том, что касается собственного творчества, если эти жалкие потуги можно так обозвать.

Это для начала. Такое себе поэтическое отступление.

Новое слово в жанре – это всегда прекрасно. Такие слова слышишь не часто, а услышав – замираешь, перебирая мысленные четки, копаясь и подсчитывая – новое ли? О да. Новое. И понимаешь что это хорошо.

Вот к примеру – Алекс Уморин, пересекая великую Россию из края в край по причинам от литературы далеким, набрал на своей старенькой Нокии (не реклама, б\п) целый роман. Замечательный хочу вам сказать роман. Не роман в эсэмэсках, то самое невнятное и мутноватое чтиво, раскрученное и даже кем-то опубликованное на бумаге пару лет назад, а самое настоящее литературное произведения. Новое слово, новая стилистика, новое отношение к тексту.

Смартфон в руках — вот человек уже может выразить себя по-новому. Наличие электронного устройства условие вовсе не обязательное, но покажите мне того, кто сейчас пишет на манжетах? Слюнявя огрызок карандаша, старательно выводит по сероватым от пыли широким манжетам? Нет таких? Наверное, нет.

Наверное в этом уже и нет особой необходимости. Мы живем в сети, сеть стала для нас неиссякаемым источником информации, библиотекой, удобным средством для самовыражения, приятного ежедневного общения и времяпровождения. Хорошо это или плохо – разговор отдельный, но если мы и узнаем о конце света, то это будет короткая ссылочка на любимом новостном сайте.

То, что этот самый конец света не загорами, знают все. Некоторые даже предполагают, что конец света уже наступил, либо этот конец в процессе, или возможно в стадии завершения, и окончательно будет ясно, когда припрется Будда Майтрейя с позолоченным посохом и выдаст всем сказочных пиндюлей. Тем не менее, «конец света» — это любимая и порядком подзатасканая тема для всевозможных фантастов, псевдофантастов и авторов «апокалиптической (пост-) прозы». Отыскать что-то новое никто как правило не пытается, в большинстве своем все сводится к тому, как именно горстка людишек будет грызть друг друга за особо сладкие коренья. Ну и психология конечно, куда без нее. Психологический подтекст действий человека, пережившего «думс дэй», и оставшегося в стороне от ямки с самыми сладкими корешками. Формат – роман, минимум информации, максимум псевдофилософии и экшена. Впрочем, есть и исключения.

И вот теперь, я попытаюсь привести все написанное выше к одному знаменателю, а именно – рассказать о замечательном литературном эксперименте, открыть новое слово в жанре, при этом непосредственно связанное с глобальной сетью и концом света. И это произведение не имеет ничего общего с бредовыми видениями Гибсона и братьев Вачовски.

И, пожалуй, единственное в своем роде. И всего (вы не поверите!!!) – 9 кб. Не роман. Не рассказ. И даже не фантастика.

Итак, Юрий Погуляй – «Чат».

Что-то похожее на фантастику. Что-то похожее на пьесу. Что-то похожее (да и скорее всего и есть) на чат. Но скорее – пьеса. Все необходимые для хорошего драматического произведения факторы выдержаны. Присутствует единство места и времени. Есть главные персонажи, есть второстепенные и роль второстепенных важна. Есть разнообразие индивидуальных черт характеров и присутствует изрядный реализм. И, наконец – есть простор для фантазии.

Что еще необходимо для того, чтобы убедить читателя в том, конец света наступил? Экшн – здесь есть он. Мировые проблемы и проблемы взросления – конечно, для полноты картины. И все это создает изрядный эффект присутствия. Почувствуйте себя дрожащим от страха американцем, прильнувшим к радиоприемнику, из которого Орсон Уэллс объявляет о захвате Земли марсианами.

Читайте «Чат». Настоящий удавшийся литературный эксперимент. Новое слово в жанре. Драматургия Судного Дня.

Чашка кофе и прогулка