РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Насон Грядущий. Свежий взгляд на поэзию

Читаю, и радуюсь. Но и в то же время рыдаю, конечно. Потому что как не рыдать? Столько хороших стихов, а обзоров поэзии не нашел! Читателей, что ли, мало?..

Ежели кто помнит, у Стругацких в «Сказке о Тройке» был такой персонаж — пришелец Константин. Он по профессии был читатель стихов. Потому что у них там та же ситуация: поэты пишут, пишут, а читать некому. Ну а как у них цивилизация была посильнее нашей, то она чутко откликнулась на удовлетворение духпотребностей и выделила из своей среды профессию читателя стихов. У нас хуже: читай не читай, денег не заплатят. Приходится так, для души высказываться.

Не знаю, как у пришельцев. может, у них телепатия. А у нас пока нету. Выходит, надо еще и статейку писать, напрягаться. Что ж, за дело, приступим. Читаю… Попалось вот стихотвореньице, автора я уже забыл, но это и неважно, Родина своих героев и так узнает:

Чистосердечно забытое

Я пыталась писать эти строки,
Эти ноты запутать в напевы,
Но, увы, всю кристальность порока
Не озвучить мне — дочери Евы.

И сразу вопросы. Почему кристальность порока? Порок — он скорее мутный, а не кристальный. Чем объясняется применение такого эпитета? Или автору нравится порок? Не понял. Загадочные существа эти девушки.

Я была в тех местах, где не ищут,
И сама уж давно не искала.
Ты нашёл, излечил, сделал чище,
В благодарность я душу отдала

Если уж писать по-русски, то верно — отдалА. Но это частность. В целом же — опять непонятно. В тех местах, где не ищут, это, извиняюсь, где? И он, значит, нашел. Остается понять: ЧТО он нашел, ГДЕ нашел, и там ли нашел, где искал.

Судя по тому, что дальше пишется — излечил, то это какая-то болезнь. Сделал чище. Ага, вероятно, провел санацию ротовой полости и вырвал гнилой зуб?

И не нужно мне планов на завтра,
Всё, что будет, я знаю напамять…
Потеряю… печальная правда…
Мысли иглами тело динамят

Или он иглоукалыванием занимается? Аку, не побоюсь этого слова, пунктурой?

Какое волнующее произведение. Отдохнув от потрясения, пошел дальше. Набрел на песню.

Прощай, детство!

I куплет:

Я закурил, налил в стакан вино,
А в душу грусть тихонько постучала.
Сверкают звёзды, и луна глядит в окно,
Меня с ней ночь давно уж повенчала.
Задумался о прожитых годах,
Стал вспоминать из жизни эпизоды.
У крыльев времени такой большой размах,
Прощайте детства моего былые годы.

Припев:

Поверь мне, мама, что я стал совсем другой,
Уже не буду я играть в свои игрушки.
Теперь девчоночки целуются со мной,
Теперь с друзьями зависаю я в пивнушке!

II куплет:

Мне не вернуть уже вас никогда,
Вы в фотографиях навечно сохранитесь.
Теперь другая жизнь начнётся у меня,
Но я прошу вас, иногда хотя бы снитесь!
Каким был раньше я мальчишкой озорным,
Теперь я стал угрюмым и серьёзным.
Эх, моё детство, навсегда прощаюсь с ним,
И на глазах вдруг появились слёзы…

С девушками целуется, в пивнушке «зависает», а радости нет. Так получается из этой песни. Может, не та пивнушка? Или не те девушки? Тут, знаете, мама уж не поможет, самому надо определиться. Или ты гуляка и затейник, или философ со слезой. Правда, девушки слезокапых философов не очень любят. Им подавай крутого мачо, желательно с деньгами, конечно. А откуда они возьмутся. если в пивнушках сидеть, да у окна грустить? Опять у мамы просить? Н-да.

Это я все с первой страницы. Ну, может сегодня день такой, неурожайный. Пойду-ка я на страницу 7. Число хорошее. И точно:

НЕДОСЫП

Над сонным городом плывет
дождя негромкая токката.
Насквозь промокший небосвод
подернут ржавчиной заката.
Спят тополя бездумным сном…
Мне тоже отоспаться б надо –
да, как собака, чья-то «лада»
скулит и воет под окном.

Понравилось. Как говорил Арамис, к достоинству точности надо прибавить достоинство краткости. Точность тут есть — не просто так музыка плывает, а конкретно токката. И это верно. Дождь похож на токкату. Не на вальс же? И закат ржавый — тоже точно замечено. Это восход сравнивают с розовоперстой богиней Авророй, а закат, понятное дело, ржавый. Я не иронизирую, в самом деле очень точно. Понравилось, беру автора на заметку, читаю дальше…

НОЧНЫЕ МЫСЛИ

Хорошо б умереть внезапно –
без прощаний, без слез, без врачей:
просто-напросто взять да иссякнуть,
как апрельский лесной ручей.

Тут мне вспомнился описанный Анатолием Алексиным в повести «Очень страшная история» поэт по прозвищу Покойник. Его не случайно так прозвали, а потому, что он в каждом стихотворении очень хотел умереть. Правда, он был шестиклассник, но это уже мелочи.

Следующее произведение посвящено температурным перепадам климата.

Я холодна. Насквозь заиндевела,
когда ты в зиму распахнул все двери.
Сам заморозил – сам отогревай
и никому меня не отдавай.
Пусть восклицаю: «Хватит, надоело!
Мне наша жизнь давно осточертела!»
Ты слушай молча и не возражай,
но никому меня не отдавай.
Когда молчу, обиду затая,
шепчи, что любишь. Только для меня
цветы осенние в саду срывай
и никому меня не отдавай.

Так на дворе зима или осень? Вообще-то, в условиях повышения цен на газ и прочие энергоносители, распахивать двери зимой неразумно. Страна и так напрягается. Но в целом стихотворение в чем-то неплохо, хотя бы вот этот повтор, он придает страстность. Не шучу. Это элегантно. Поэтично.

А вот другое. Горькое и умудренное:

Теряю я кого-то опрометчиво,
Меня в обратном трудно убедить,
Но, в тот момент, когда терять мне нечего,
Я что-то начинаю находить…

Как это верно! закон сохранения материи еще никто не отменял. Если терять нечего, то ничего и не потеряешь. Правда, об этом хорошо спел Женя Лукашин в песенке «Если у вас нету тети». А найти можно: другие ж тоже теряют. Кто-то теряет, а кто-то нахо… Стоп! Это тоже песенка, была такая в 60 годы прошлого века. Хорошая была песенка.

Бывает так – забудешь и не вспомнишь,
Ключи нашлись, да где ж были они,
Проходит жизнь и больше не догонишь,
Её неповоротливые дни.

Ключи нашлись — и то хорошо. Раз есть ключи, значит есть и квартира, об этом нам еще Остап Бендер поведал. Правда, с размером тут подкачало:

ключИ нашлИсь, да гдЕж былИ они

Но главное — это про неповоротливые дни. Если неповоротливые, так чего ж не догнать? Наоборот, догнать трудно что-то быстрое. Ну ладно, может автор еще более неповоротлив. Главное что? грусть. Грусть стремился он нам передать! И передал. Лично мне уже грустно.

Но вот, наконец, и вознаграждение: стихи. Как, спросите вы. А раньше что было? И я отвечу: рифмованные строчки — это еще не стихи. Даже ритмически-рифмованные. А что стихи? Вот, например, это:

В коридорах ночных еле слышно блуждает тьма,
Подбирается к нам неизвестный далёкий кто-то…
В полнолунную ночь нас спасёт в небесах пехота —
Поднебесная рать, осветив нам чужих дома…
Музыкальных этюдов уже не делить на два:
Мы – одна тишина, что живёт на гитарной нити…
Мы — течение в море, что моет одни острова,
Две фигуры в одной, лунным светом в ночи залиты…

(Маргарита Ротко)

Это стихи.

Пойду, отдохну. До встречи, коллеги. Я вернусь.

13 февраля
Насон Грядущий, журналист портала Хайвей

Чашка кофе и прогулка