РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Лембит Короедов. Вован Адольфыч Нестеренко. «Чужая». Первая и последняя пацанская книга

Первым пацанским фильмом стал «Бумер». Не путать с «Бригадой». В «Бригаде» навскидку видны, по меньшей мере, два косяка. Один косяк понятийный — там фигурирует хороший мент (не актер Панин, конечно же, этот — типичный гад, а тот, которого играет актер Гармаш), а, как известно, в истинно пацанском произведении искусства хороших ментов не бывает. Они и в природе-то не очень часто встречаются, а потому лишнее упоминание мента — положительного персонажа в литературе или же кино автоматически выводит произведение за рамки пацанского реализма в нишу шняги для быков и заставляет подозревать госучастие в финансировании проекта, потому как менты — это убогие, но любимые дети всякого государства. Второй косяк «Бригады» — чрезмерный закос в романтизм. Имеется в виду эта пресловутая дружба-неразлейвода между главными пацанами. Этот косяк уже скорее не против понятий (пацаны склонны к романтизму и всяко наплетут о вечной между ними дружбе), а против реализма в искусстве — ни одна реальная бригада не протянула бы столько серий без того, чтобы кого-то не замочить, причем, из лучших брател. Слабенькая попытка подтянуться у авторов фильма была замечена — когда свои хотели замочить Пчелу, но потом они таки сдулись — якобы телка его выручила, а во всем виноватым оказался пидор. Вот потому-то это и есть типичнейший романтизм для быков, а не настоящее искусство — понятно, что во всем пидоры виноваты, но чтобы телка выручила? Ха-ха.

А «Бумер» молодца. Во-первых, с ментами там все в порядке — гниды редкие, то есть художественная эстетика выдержана идеально. И со вторым пунктом все четко — пацаны-то нормально себя ведут, друг за друга держатся, пока надо и пуля в животе, а как в конце запахло жареным, так один по ходу смылся. Но сценарий «Бумера» я заранее не читал, а вот сценарий «Чужой» довелось…
Рецка эта, конечно же, запоздалая: «Чужая» уже достаточно раскручена, издана «Ad Marginemом», выкуплена продюсерами и, наверняка, появится в виде кино, но не могу удержаться от того, чтобы отдать дань уважения одному из виднейших представителей киевской контркультуры — Вовану «Адольфычу» Нестеренко. Сказал бы, первому ее представителю, если бы не было в природе Бори Мубыша…
В связи с этим вдруг появился флэшбэк. Как-то в далекие времена, когда в Киеве были еще приняты контркультурные сходки в кабаке «Славутич» на Подоле, там одновременно появились Вован Адольфыч и Боря Мубыш, дотоле друг друга не знавшие. И между ними тут же состоялся следующий диалог:
— Че смотришь? — Че нада? — Ты кто такой, бля? — Гонишь? — Ну, давай выйдем разберемся — Ну, давай, бля, выйдем.
После чего два стодвадцатикилограммовых лидера киевской контркультуры вышли разбираться в подворотню. Иначе и быть не могло — не будучи знакомы, они, тем не менее, не могли не почувствовать друг в друге равный творческий потенциал. Эта история до сих пор ходит в Киеве в виде анекдота, а те, кто присутствовал при ней лично, ностальгически вздыхают, проходя мимо заурядного кофе-хауса, ныне стоящего на месте некогда знаменитого кабака «Славутич».
Не в пример другим рецкам, хотел бы начать с обложки книги. В кои-то веки издатель сработал на славу. Формат маленький, карманный, но твердый, как и полагается сценарию. Причем книжка еще и упакована для пафоса в целлофан. Дешево и сердито — тем самым потенциальному читателю сразу мимоходом сообщают — не фуфло покупаешь. Хорошая маркетинговая задумка. Второе — имя автора на обложке: Владимир «Адольфыч» Нестеренко. Уверен, что Вован сам настоял на том, чтобы указать на обложке его сетевой псевдоним, так как издатели склонны к большому торможению насчет этого. Потом, на титульной картинке изображена совершеннейшая главная героиня, явно срисованная художником с какой-то известной, но сразу не узнаваемой, актрисы. Во всяком случае, далее по тексту образ Чужой воспринимается именно с таким обличьем. И третье, самое для меня неожиданное — удивительно к месту поданные тизер на титульной обложке и выдержки из рецек — на заднике. Удивлен был потому, что, обычно, на обложках даже хороших книг пишут несусветную чушь.
Здесь тизер говорит вот что:
«Может, со зверями, а может, и с мусорами, только бомбанули они общачок наш.»
Не знаю, кто выбрал эту фразу, сам Вован или издатели-редакторы, но выбрали в самую точку — один из лучших тизеров, какой можно было придумать.
А вот выдержки из рецек на заднике:

«Я убежден, что если бы Вайнону Райдер не застукали в Америке, то рано или поздно мы бы взяли ее с поличным при попытке украсть этот сценарий в русском книжном магазине. Вот в какой финальной серии Alien она должна была сыграть: в той, где оказывается, что космос, кишащий тварями с кислотой вместо крови, тварями, которые откладывают яйца прямо в людей — не где-то там, снаружи, а здесь, у нас».

Лев Данилкин

«Очень сильно. «Бумер» без «бумера» и приторных соплей. В героиню, «редкой масти тварь, мутную, голимую устрицу», влюбляешься остро и безнадежно».
Борис Кузьминский

Собственно, эти рецы, даже куски рецек, полностью освобождают меня от надобности долго писать собственное суждение. Они выражают суть книги как нельзя лучше. Так что ниже поясню кратко.
Когда смотрел «Бумера», настойчиво лезла в голову такая мысль (вероятно, нарочно внушаемая авторами фильма): это обычные (в чем-то и во многом даже хорошие) парни, волею судьбы и времени попавшие в жестокую передрягу. Уверен, что такое восприятие было не только у меня. Ведь и тогда, в 90-е, и нынче, встречая выживших, думаешь: Как именно этот человек мог быть бандитом? Ни в какой другой стране, ни в каком другом времени он просто никак и никогда бандитом не стал бы. Думаю, это главная идея «Бумера» — показать обычных хороших людей, внезапно заброшенных в плохое, отвратительное время, когда у таких обычных хороших людей нет другого выбора, как стать плохими и отвратительными.
Отчасти эта идея прослеживается и в «Чужой». Собственно, в эпиграфе Адольфыч говорит: «Посвящается не дожившим». Но «Чужая» жестче»Бумера» именно потому, что главные герои книги, практически, лишены того романтического ореола хорошего человека, судьбою которого правят темные силы смутного времени. Герои «Чужой» уже настоящие нелюди, в которых пришельцы уже давно отложили свои яйца, и которые уже полностью переродились в «чужих». В этом большая жесткость и больший реализм «Чужой» по сравнению с «Бумером». Идея «Чужой» гораздо неприятней глазу: здесь не просто хорошие парни стали плохими под влиянием форс-мажорных обстоятельств, здесь показано полное перерождение людей в нелюдей, справиться с которыми можно, как и в одноименной фантастике, только поголовно их истребив. Не к этому ли посвящение не дожившим? Ведь те, кто не дожил, после смерти снова стали людьми с фотографиями на памятниках. А что с теми, кто дожил? Превратились ли они обратно в людей? Мне кажется, в этом главный вопрос-ответ книги. Ведь Чужая-то, наша главная героиня, выжила.
И снова это будет та рецка, где я не буду пересказывать содержание. Это пьеса в движении, сценарий фильма, роуд экшен, как говорится в аннотации, разумеется — парентал эдвайзори, эксплисит лирикс, и даже более эксплисит, чем я ожидал, и уж точно более эксплисит, чем ожидаете вы, неподготовленные читатели. Поэтому читать не советую слабонервным. Если вдруг вам в голову придет мысль купить эту книжку, вспомните для начала лозунг Удава — Все, кому не нравятся слова Хуй и Пизда, могут идти нахуй. Выкладывая эту рецу на более интеллигентском ресурсе, я не призываю вас идти туда, куда говорит Удав, а всего лишь посоветую сэкономить деньги. Читать же книгу посоветую тем, для кого ближайшей ассоциацией со словом «литература» не являются слова «семья» и «школа».
Напоследок только поясню название рецы. Никому не кажется странным, что целая бандитская эпоха, продлившаяся добрый десяток лет, так мало выражена в литературе? А в кино? Не напоминайте о чернушном кино 90-х, это такая позорная страница русского кинематографа, на которую еще не одно поколение плюнет. Это не кино, это не имеет отношения к искусству вообще. Бог его знает, к чему это вообще имеет отношение. Настоящих фильмов про бандитов, на самом деле, было всего три: «Бумер», «Бригада» и «Жмурки». И каждым из них автор пытался «закрыть» эпоху: объяснить, что это было, как и почему. И каждому из них это в какой-то степени удалось: «Бригада» это растолковала домохозяйкам, «Жмурки» — менеджерам среднего звена, «Бумер» — все остальным. «Чужая» сделала то же самое на бумаге. Это первая и последняя книга про пацанов. Другие писать уже нет никакого смысла. Тема закрыта.
http://www.ozon.ru/context/detail/id/2971577/

Лембит Короедов

Чашка кофе и прогулка