РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Юрий Аракчеев. Открытое письмо министру культуры

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
министру культуры и массовых коммуникаций РФ А.Соколову
Уважаемый Александр Сергеевич!
В интернете прочитал информацию о Вашем выступлении на заседании Совета по государственной культурной политике при Председателе Совета Федерации РФ, состоявшемся 11 мая с.г. Как писателя меня не может не волновать все то, что говорилось на заседании и что говорили Вы в своем выступлении. Примеров, подтверждающих сказанное можно привести множество. Считаю своим долгом поведать Вам о своем опыте, поскольку это именно то, что я лучше всего знаю и за что отвечаю полностью.
Я состою членом Союза писателей с 1976-го года — 31 год. Хотя никогда не заигрывал с советской властью, не был членом КПСС, отчаянно воевал с цензурой, однако мне удалось опубликовать десяток полновесных книг, столько же «для самых маленьких» (в издательстве «Малыш») и десятки статей, рассказов и повестей в самых центральных изданиях. Как правило, все это пользовалось успехом, книги не залеживались в магазинах и библиотеках, достаточно широко и комплементарно рецензировались. Одна из рецензий, к примеру, называлась так: «Изготовление душ хорошего качества». Мое имя входило в «обойму молодых и перспективных», меня поддерживали признанные авторитеты нашей литературы — А.Т.Твардовский, Ю.В.Трифонов, Б.Можаев, Ф.Кузнецов и другие. Моя повесть «Пирамида», опубликованная в журнале «Знамя» в разгар «перестройки», побила все рекорды по количеству поддерживающих читательских писем и занимала самые верхние строчки «рейтинга читательского интереса».
С приходом новой власти положение резко изменилось. Вот уже больше десятка лет я не могу ни издать, ни переиздать ни одной книги. Прилавки «развалов» и полки книжных магазинов заполнил пёстрообложечный поток истинно криминального чтива, либо отечественного, либо переводного, причем на самом примитивном, отнюдь не художественном уровне, не дающим пищу ни для ума, ни для сердца. С полной ответственностью утверждаю, что подавляющее большинство наших издателей превратились в беспринципных дельцов от литературы, фактически этаких наркобаронов, издающих беллетристический наркотик, разрушающий психику читателей, отучающий их мыслить, прививающий полное равнодушие к нравственным проблемам, пестующий ненависть и склонность к разврату и насилию. Издатели ссылаются на то, что таков, мол, читательский спрос, а потому они издают именно такую продукцию, руководствуясь «потребностями рынка». Это полная чушь, ибо «спрос» этот создали и рьяно поддерживают они сами — разумеется, вкупе со СМИ и общей политикой «дикого рынка», которой, увы, упорно следуют наши псевдодемократы. Цивилизованный рынок — это вовсе не стихия, для того и существуют социальные институты, чтобы организовывать, окультуривать общество, а не следовать диким инстинктам толпы. Наши же издатели, кругозор которых, увы, печально ограничен, поддерживают и усугубляют стихию, ибо так им легче обогащаться — не надо трудиться над качеством произведений, не надо платить достойные гонорары писателям, достаточно нанять «литературных негров» и «раскрутить» определенный «брэнд». За ним еще один и еще. О настоящей литературе нет и речи, она не только не нужна издателям, но смертельно вредна им. Именно смертельно, ибо появление и раскрутка настоящей литературы сильно осложнило бы «рыночный успех» незатейливых сегодняшних литподелок. Они, издатели, и родили пресловутый термин — «формат». Это гораздо хуже, чем печально известные советские «рубрики» или Ленинское представление о литературе как о «колесике и винтике пролетарского дела». Сегодняшний издательский «формат» — это максимум стёба, «прикольности» и полнейшего примитивизма. Естественно, что рукописи любого нормального — тем более истинно российского, то есть болеющего за страну и людей — писателя не укладываются в «формат» ни коим образом. Не укладываются в него и мои рукописи — а их скопилось у меня на 12-томное собрание сочинений. Причем острых, злободневных и, уверяю Вас, вполне качественных. Они не содержат «ненормативной лексики», «приколов», стёба, трупов и извращений, тем не менее по-настоящему СОВРЕМЕННЫ. За что отвечаю. Дело доходит до парадоксов: некоторые издатели открыто восхищаются моими рукописями — в том числе и для детей, — но издавать их не решаются, ибо все они, по их мнению, «не в формате».
Этот пресловутый «формат» — и есть на самом деле главная причина того, что настоящей современной литературы у нас сегодня нет, Россия перестала быть самой читающей страной в мире, а 80% читающих превратились в 7. Упомянутые многими на Заседании интернет, мобильники и ТВ, разумеется, тоже влияют на падение интереса к книге, особенно потому, что и их уровень также печально соответствует «формату». Изначально всему виной, конечно же, «дикий рынок» и слепое, я бы даже сказал ТУПОЕ следование не лучшим американским и западноевропейским образцам, а также навязанное нашим гражданам желание обогатиться материально любой ценой. Наш «социальный маятник» от советского «Прежде думай о Родине, а потом о себе» качнулся в прямо противоположную сторону. Результаты — вокруг нас.
Необходимы серьезные перемены в политике и идеологии государства, и эти перемены вполне могут начаться со СМИ и издательств. А это — в Вашем ведении, господин министр.
Пока же писатели, не желающие предавать и продавать себя, встраиваясь в «формат» — и я в том числе, — испытывают совершенно четкое ощущение ЗАПРЕТА НА ПРОФЕССИЮ, торжествующего в нашей стране. Перед нами — стена. Мы не можем пробиться к читателям, а читатели не в состоянии пробиться к нам, они даже не подозревают о нашем существовании. Психолог Марк Сандомирский, в частности, выступивший на Заседании, совершенно точно сказал о катастрофической примитивизации и деградации населения. В нашей стране сейчас торжествует ЦЕНЗУРА ГОРАЗДО БОЛЕЕ ЖЕСТОКАЯ, чем была в Советском Союзе. Я один из свидетелей этого и отвечаю за свои слова. В подтверждение сказанного готов предоставить и рукописи — в том числе для детей, — и фотоальбомы, так как некоторые из моих книг связаны с фотографией, которой я профессионально занимаюсь уже около 40 лет.
Считаю себя истинно русским — российским! — писателем, всегда был верен Родине и великим традициям классической русской литературы, одной из лучших — человечнейших! — в мире. Уверен: будущее свободной России и ее литературы только в этом.
С уважением к Вам
Юрий Аракчеев,
член Союза Советских и Российских
писателей с 1976 года,
член Союза фотохудожников.
Москва. 17 мая 2007 года.
http://arakcheevyuri.narod.ru/letter.htm

Чашка кофе и прогулка