РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

ABTOP

Страницы 145 из 149« В начало...«143144145146147»...Далее »

Валерий Смирнов. Крошка Цахес Бабель. 6

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая
Часть пятая

КТО КОМУ ЗДЕСЬ РАБИНОВИЧ?

Бабелевский миф воистину безграничен: он не укладывается в рамки элементарно здравого смысла. Говорят, что произведения этого писателя ныне переводят даже на японский язык. А где деваться японцам, если уже в наше время по поводу любого иного советского писателя не сочинено такого количества слезоточивых литературоведческих легенд? Тем более что, в отличие от иных известных писателей одесского разлива, Бабелю «повезло» стать жертвой сталинских репрессий. Подобное печальное обстоятельство положительно не могло не сказаться на писательской карьере Исаака Бабеля уже после его смерти. Но если бы Бабель действительно писал на одесском языке, его творения элементарно не смогли бы перевести ни на один из языков мира.

Бернес

Марк Бернес в фильме «Два бойца» поет песню Н.Богословского и В.Агатова «Шаланды, полные кефали»
Читать далее

Анисимов Сергей. Два портрета: «АукцЫон»

АукцЫон. Книга учёта жизни

Михаил Марголис. «АукцЫон. Книга учёта жизни».
Издательство: «Амфора», 2010 г.

«АукцЫон» — группа загадочная и удивительная. И каждая новая работа этой группы — непредсказуемость, шаг в пространство, где никто раньше не был. При этом, «АукцЫон» гуляет сам по себе: сплошной и тотальный «неформат». Но в этом отсутствии стремления к стандартам, в вечном поиске нового — и весь смысл. Лидер группы — Леонид Фёдоров — порой кажется почти нереальным. Вот уж у кого — «культовый» статус. Новые работы Фёдорова — сложные, неоднозначные — уже за гранью традиционных представлений о музыке, это новые виды энергии, это другой космос.

Известный музыкальный журналист Михаил Марголис сделал отважную попытку написать биографию группы. Иначе говоря, проверить мифологию.
Читать далее

Happy_book_year: Прочитано 15. Филипп Жирар, «Овраги»

«Чисто писано в бумаге, да забыли про овраги, как по ним ходить».
«Про них забыли, а по ним-то как раз и ходить».
Филипп Жирар, «Овраги»

Иногда меня спрашивают «откуда такая любовь к комиксам?» Вот и сегодня спросили. А ответа точного я дать не могу по той простой причине, что нет у меня какой-то особенной «любви к комиксам». Есть любовь к искусству, будь то литература, живопись, театр, кинематограф или, вот, комикс. Просто на фоне маргинализации и маргинального статуса комикса в России это хоть как-то выделяется. И будто в подтверждении моему не желанию уполномочивать комикс какими-либо особенными правами сегодня я снова столкнулся с замечательным комиксом, о котором было совершенно не важно, что эта история рассказана именно в этом формате. Филипп Жирар «Овраги. Девять дней в Санкт-Петербурге».
Читать далее

Андрей Марченко. Союзпечать

киоски

Нет, что-то в СССР было и хорошим – например «Союзпечать».

В нашем районе стояло четыре киоска серо-лазурного цвета. Сейчас остался один, зато появилось еще два – новомодные журнальные киоски с остеклением от пола до потолка, заложенные глянцевыми журналами. Как видим, количество продаваемой грязной бумаги не шибко изменилось, а если взять в учет и газетчиков на каждом углу, то и выросло.

Но я не о газетах, которые покупают ради программы и чтоб что-то завернуть. Вместе с СССР и «Союзпечатью» исчезли толстые литературные журналы.
Читать далее

Каргальская Галина. Вот такая «Тетушка»

В прошлый раз мы говорили о «Путешествии к дольменам», а сегодня разговор пойдет об одном из самых сильных рассказов прошедшего конкурса. Итак, речь о «Тетушке».
Читать далее

Каргальская Галина. Конкурс «Золотая мантикора» — постфактум

Совсем недавно завершился литературный конкурс «Золотая мантикора», проводившийся под эгидой: фестиваля фантастики «Карпатская мантикора», литературного проекта «Зоряна фортеця» и конкурса «Фантастическая регата». Темой нового конкурса выбрали «Легенды гор», которые надо было пересказать или придумать, но так, чтобы получился качественный и интересный рассказ.
И вот сейчас, когда прошло чуть меньше месяца после окончания, все итоги подведены, а победители ожидают награждения, можно точно сказать, что конкурс получился.
Украинская и русская лиги негласно соревновались между собой, и, если, по количеству авторов лидировали украинопишущие авторы (62 рассказа на украинском языке, против 39 на русском), то результат наглядно показал, что количество и качество –разные вещи.
Читать далее

Нандзед Дордже. Чтение. Люди из Порлока

Картинка 6 из 6742

«Тема проклятых книг, постоянно уничтожаемых на протяжении всей истории человечества, вдохновляла многих романистов, таких, как, Лавкрафт, Сакс Ромер, Эдгар Уоллес. Однако дело здесь не в оригинальности литературного сюжета. Книги уничтожаются на самом деле и с такой непреложностью, что невольно закрадывается мысль: а может быть, причина этого явления – затруднить человеческое познание в определённой области жизни. Кольридж был убеждён в существовании такого заговора и называл членов его «persons from Porlock» («люди из Порлока»). Порлок – название деревни, откуда к нему однажды пришёл человек и помешал закончить важную работу, которой он в это время занимался.
Читать далее

Анисимов Сергей. Хроники учителя в Америке

«Классная Америка»

Айрат Димиев. «Классная Америка»
Издательство: Парадигма, 2008 г.

Казанский химик, кандидат наук Айрат Димиев несколько лет тому назад отправился в Америку учить школьников. Вышло так, что он оказался в обыкновенной средней школе города Хьюстон. А потом написал книжку своих впечатлений об американском образовании, о своём видении Америки.
Читать далее

Happy_book_year: Прочитано 14. Мигель де Унамуно «Святой Мануэль добрый, мученик» и еще три истории»

Мигель де Унамуно Святой Мануэль рецензия

Забавно, но мой интерес к де Унамуно был обусловлен исключительно фонетикой. Если Толкин полагал, что нет более красивого звукосочетания в английском языке, чем «cellar door», то меня по-настоящему прет от перелива: «Мигель де Унамуно Святой Мануэль добрый, мученик».
Читать далее

Нандзед Дордже. Почему был не понят Михаил Булгаков?

«Но если Фауст идет на сделку с Мефистофелем ради счастья людей, и в конце душа его попадает в рай, то мастер думает только о себе, и, убитый Азазелло, оказывается в аду. В довольно гнусной баньке, взятой из «Преступления и наказания», с Иудиной осиной у мостика, на которой так и тянет повеситься. В качестве вечного наказания, вечного напоминания о своем грехе, он получает реторту, а в ней мечту средневековых чернокнижников – гомункула, то есть в буквальном переводе с латыни – «человечка». Поскольку Богочеловека Господа Иисуса Христа он вслед за бесом пытался изобразить обычным человеком».


Цитаты здесь и потом отсюда: digest.subscribe.ru/woman/interv/n416550468.html

Я тоже всегда предполагал, что коротать вечность в засаленном халате, перебирая листы изрядно поднадоевшей уже в первые 500 лет рукописи:), это сродни аду, хотя бы в его принципе — постоянно находиться в состоянии воздаяния за свои деяния, буквально пялиться в свою остывшую давно рукопись. Да и Маргарита в качестве спутницы навечно вариант сомнительный. А почему всего этого упорно не замечают почитатели, я бы сказал, фанатики романа «Мастер и Маргарита»? Дело здесь отнюдь не в критике самого романа, он замечателен безусловно, а в том, что он, со всей вероятностью, понят неверно, а лучше сказать, сначала просто не понят, потому что в запоздавшие читатели роману достались практически безбожники, но которым как скрытым реакционерам и любителям тайной свободы всегда было очень приятно попрание в романе бездарного быта филистеров, что «совок» подлежит уязвлению и унижению.


Читать далее

Страницы 145 из 149« В начало...«143144145146147»...Далее »

Чашка кофе и прогулка