РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Вера Петрук. Интервью с писателем Еленой Блонди. Часть 1. Книги

Елена Блонди — человек разносторонний, талантливый и удивительно жизнерадостный. О себе Елена говорит так: «Блондинка форева, писатель, журналист-фрилансер, реставратор ткани и натуральной кожи, люблю шить по собственным идеям». Кратко, лаконично и с юмором. От себя добавлю: писатель, автор книг «Дискотека» (роман в двух книгах), «Княжна» (трилогия), «Сказки леты» (сборник рассказов), «Инга» (роман о любви в двух книгах»), «Татуиро» (трилогия), Дзига (роман), «Легенды света и тьмы» (роман), «Судовая роль, или путешествие Вероники» (юмористический роман), «Ястребиная бухта, или приключения Вероники» (юмористический роман), «Ателье» (роман), а также редактор независимого, литературно-рецензионного портала «Книгозавр», сайтов «Литература Странствий», «Медитативные прогулки», «Татуиро». А еще Елена — прекрасный фотограф. Итак, говорим о книгах, сайтах, путешествиях и фотографии с Еленой Блонди.

Часть 1. Книги. «Лермонтов, Пушкин и Лев Толстой… как витамины для себя-писателя»

Елена, расскажите, что привело вас к писательскому ремеслу?

Сначала мне понадобилась терапия, связанная с внешними событиями, происшедшими в реале. Позже я поняла, что меня с этой дороги не отпустят, как бы фантастически это не прозвучало. Пришлось по ней и идти. С каждым шагом получая ответы на некоторые вопросы, к примеру, для чего же со мной случалось то и это вот…

Правда, не знаю, можно ли сейчас назвать то, чем я занимаюсь, ремеслом. Устоявшееся выражение потеряло точность в новых условиях, мне кажется. Ценность писательской работы для меня еще и в том, что я свободна писать свое, не думая, продаваемо ли оно, и не пытаясь изменить тексты, чтоб стали более продаваемыми. )

Что для вас главное в книге? Идея, человек, конфликт интересов?
В каждом написанном тексте один человек уже есть – автор. Даже в сказке о сверчках. А идея и конфликт считаются и являются необходимыми компонентами литературного произведения. Я когда-то пыталась в споре отстоять «бесконфликтные» варианты, как раз не желая ограничивать себя в литературе некими рамками, пусть даже просторными. Но думаю, я просто неверно трактовала слово «конфликт», если вдуматься, то любой сюжет, даже самый мирный и плавный, уже является конфликтом. Как и вторжение автора в нашу реальность с текстом, которого вчера еще не было, а вот он появился, скажите ему «привет».

Что касается идеи, тут и спорить не о чем. Будет идея, текст имеет шансы стать литературным произведением. Не будет идеи, он не поднимется выше прикола, баек или ужасов нашего городка.

Выходит — важно все.

У вас очень разные темы: от остросоциальных («Дискотека») до легендарно-эпических («Княжна»). Какие направления вам ближе? Есть из ваших книг те, которые вы любите чуть больше остальных:) ?
Ой, с этим получается смешно. Я их все люблю по очереди. Перебрав все, соскучиваюсь по тем, о которых давно не думала и иду их проведывать.

Совершенно особняком стоит «Княжна». Мне кажется, на сегодняшний день это самая достойная моя книга. Самая приближенная к тому, как именно я хотела бы хотела говорить с мирозданием. А направлений для меня существует лишь два: реалистическая проза и магический реализм. Кстати, «Дискотека» писалась как роман любовный и особенной остро-социальности я сама там не вижу, просто нельзя не учитывать все факторы, работающие одновременно. Вернее, их необходимо учитывать.

Какое место в ваших книгах занимает море?
Очень большое. Оно или написано, или за кадром, или в памяти и сердцах кого-то из героев. Я русскоязычный писатель южного региона (ужасное какое определение получилось), и там, где у северян березки с околицами, да Ванька с кудрями, у меня – море, песок и Костины шаланды. Море для меня не курортная экзотика, а один из основных факторов, формирующих мир живущих тут людей. Учитываю.

Писать о любви — это, наверное, особое состояние души. Поделитесь, как рождаются сюжеты? Что вас вдохновляет?
Ну, я бы не сказала, что для описывания любовных переживаний необходимо впадать в особое состояние души. Этим, скорее, грешат поэты, которым нужно в некое состояние впасть и побыстрее его запечатлеть. Прозаик – совсем другое дело. Чем меньше эмоций, о которых пишет, испытывает он сам на момент работы, тем чище и кристальнее текст. Чем дальше во времени от прозаика пережитая любовная страсть (то самое особое состояние души, нет?), тем точнее найдутся слова и тем сильнее они сработают. Я бы сказала, что меня в любви в первую очередь интересует ее сила. Торжество безрассудства и нерасчетливости, которое в отличие от других страстей, очень продлено во времени. Писать сильные страсти всегда интересно, а еще интересно пытаться понять, что там внутри человеков, ну и еще азарт – рассказать об этом так, чтоб читатель пережил такое же. Самое скучное существо в этой цепи – автор. Он вынужден копаться и анализировать, подбирать слова, стараться, чтоб работали, править, изгоняя неработающие, добиваться. Видите, сколько рассудка и расчета? А герой тем временем летает, и читатель в случае удачи – летает. Пока я тут тружусь. Если же автор уподобится влюбленным героям, вместо текста получится каша из ахов, охов, нелепых поступков и длинных молчаний.

А вдохновляет меня мир. Весь. Его так много, всегда есть, что выбрать для вдохновения…

У вас очень хороший слог. Как вы учились писать? Какие-то курсы? Специальная литература?
Я много читаю. И читала. Очень много. С тех пор как стала сознательно избегать плохо написанных книг, мои собственные слова стали лучше.

Никаких курсов. Мне на пути ученичества повезло. Один за другим мне встречаются люди, которые могут мне что-то дать, то есть, которые на момент нашего общения знают о литературе больше и лучше меня. И им за это огромное спасибо. Мне остается только не тешить гордыню, слушать внимательно и уметь выбрать нужное и полезное именно мне. Да, я прочитала несколько книг, в которых большие писатели делятся опытом, конечно, далеко не все подобные книги, но – несколько одолела. Это хорошая учеба.

И – снова чтение проверенной временем классической литературы. Не просто чтение читателя, а чтение с точки зрения писательской. Это очень разные виды чтения.

Есть любимые авторы? Хватает ли время на чтение?
На половину вопроса я уже ответила выше. А дальше вот: я недавно закончила роман, и вдруг взволновалась, что за те несколько месяцев, пока писала, я почти не читала книг. Я подумала, может мне стоит испугаться, ведь я ответственна за портал о книгах и чтении, что ж я за редактор, если сама… Но решила просто пожить и отдохнуть от слов. Отдых нечаянно превратился в неделю с книгами, я перечитала три хороших романа, и прочитала пять новых, с превеликим удовольствием. И прекрасно отдохнула. Сейчас вошла в нормальный читательский режим, когда какая-то книга неспешно, с закладкой, читается, а в несколько других я заглядываю, по работе или отрывок перечитать.

Любимые авторы. Хотела написать, что из некоторых я выросла, но как-то это хвастливо звучит, так что, скорее, беззаветная любовь сменилась уважением. Сто раз перечитан для отдохновения Паустовский, но сейчас, если хочется перечитать любимое, беру прозу или стихи Бунина, люблю, да. Безмерно прекрасен Сэлинджер, люблю романы Фолкнера, отдельно и нежно люблю четыре книги «Александрийского квартета» Лоуренса Даррелла. Постоянно перечитываю Лермонтова, Пушкина и Льва Толстого, иногда — как витамины для себя-писателя. Люблю баллады и прозу Киплинга. Недавно была совершенно очарована романами Абеля Поссе, но еще не разобралась, любовь это или просто влюбленность.

Модный вопрос сегодня — о бумажных и электронных книгах. Считаете ли вы, что последние вытеснят первые, или эти два формата вполне мирно могут уживаться вместе? Сами как читать предпочитаете?
Знаете, в лохматом 2007 году я написала небольшую заметку со смешным названием «Запах Книжки Подмышкой Торшера Диван», в которой попыталась определить близкое будущее бумажной книги. Как хорошей книги, так и плохой, жвачечно-развлекательной. В основном все так и сложилось, и никакой моей доблести в угадывании будущего нет, логика подсказывала, что будет именно так, и мне было странно слышать споры, которые, кстати, продолжаются до сих пор.

«Итак, мнение. Книгоиздательство плавно займет нишу где-то по соседству с антиквариатом и роскошными подарками. Именные уникальные тиражи из нескольких книг, целевые подарочные издания, юбилейные издания, меценатство напоказ при издании отдельного подшефного автора (и хорошо, пусть будет — любое), книги в переплетах полностью ручной работы.
Появится спрос на старые технологии. Уже востребованы хорошие переплетчики, будут востребованы книжные художники — все те, кто способен сделать из просто книги практически произведение искусства.
Потихоньку вернется мода на книжные корешки в шкафах. И книга снова будут показателем финансового статуса их владельца. Только шкафы будут поменьше и выбор книг — поизысканнее».

Сейчас я понимаю, что мои выводы несколько идеалистичны, возможно, никаких книжных шкафов как массового модного явления не будет вовсе, но направление ясно.

Я не буду цитировать заметку целиком, там еще несколько слов о массовом чтиве, учебной и справочной литературе.

Дома я читаю в нетбуке. Это удобнее, чем бумажная книга с невозможностью отрегулировать величину шрифта и подсветку текста, в первую очередь. Оказалось, огромное количество неплохих книг у нас изданы не слишком качественно, и при чтении это раздражает и отвлекает. Бумажные книги читаю все равно, регулярно, отдавая предпочтение изданным в 50-е – 80-е годы прошлого века, но, конечно, намного медленнее и реже, чем электронные.

Слушаете ли аудиокниги? Есть любимые дикторы? Планируете ли переводить свои книги в аудиоформат?
Почти не слушаю, но только потому, что у меня не хватает времени на создание базы. Нужно найти аудио-книги в хорошем исполнении, нужно их загрузить в плеер, и далее-далее, я долго раскачиваюсь, но это в ближайших планах.

Очень нравится чтение Ивана Литвинова, я бы его слушала и слушала, отдельное спасибо ему за Борхеса, а уж Гомер в исполнении Литвинова это что-то восхитительно гармоничное, как надо.

С превеликим удовольствием я бы перевела в аудио-формат все свои романы. Но они у меня большие, финансово я такие траты не осиливаю. Так что, если кто-то из читателей или чтецов соберется помочь прозе Елене Блонди стать аудио-книгами, я буду очень благодарна.

Ваши книги открыто выложены в сети для чтения. А как относитесь к пиратству? Наверняка приходилось сталкиваться.

Проблема пиратства в корне надумана. Мы переживаем глобальное переустройство мира, и в нем очень многое станет принципиально иным, если нас не отбросит обратно в средневековье, насильно. О пиратстве причитают люди, у которых на компьютерах стоит пиратский софт, которые за ежемесячную, не так чтоб огромную, плату интернет-провайдеру имеют почтовую связь, видео-связь, доступ к общению с миром, доступ к хранилищам самой разной информации – от библиотек и коллекций репродукций известнейших музеев до бытовых советов и рецептов.

Одно дело взломать ваш личный почтовый ящик, украсть аттач с рукописью, продать ее издателю и стать миллионером. И совсем другое – прочитать на сайте, где эта рукопись лежит сама по себе, потому что изначально где-то когда-то она была выложена самим же автором, пусть и на другом ресурсе.

А сами авторы тоже должны иметь в виду, что не будь интернета, 90 процентов из них читали бы свои нетленки на заседаниях районного клуба любителей литературы и были бы счастливы увидеть три абзаца под своей подписью в местной городской газете.

Давайте сначала откажется от абсолютно всех бонусов открытого интернет-сообщества, и тогда начнем ругать «пиратов».

Мне всегда интересно, как писатели работают. У вас есть какое-то определенное время суток, когда лучше пишется? Или «волшебные» атрибуты, например, любимый подсвечник, который всегда ставите на стол во время работы?
Я предпочитаю работать ночью, потому что ночью никто не мешает. Это не слишком удобно, я женщина, и мне надо высыпаться для красоты и свежести, но так сложилось. Но я пишу так интенсивно и регулярно, что теперь могу писать в любое время суток и практически в любом месте, хотя и не люблю этого. Когда приходишь к возможности автоматического письма, то хочется хоть какие-то моменты держать под своим, человеческим контролем. Например, во сколько я сяду и вот оно – мое любимое кресло! Точно, у меня есть любимое кресло!

Вы никогда не пробовали писать произведения для детей? Мне кажется, это одна из самых сложных форм писательского мастерства, какую можно придумать.
У меня есть несколько сказок, которые писались скорее для взрослых, но читаются и детьми, и вы правы, писать для детей – очень и очень сложно. Я как-то решила написать сказку в подарок маленькому мальчику. Забраковала и выкинула пять начал одного текста, потом смирилась и написала «Сказку на вырост». На том пока и успокоилась, подарок будет, и не одна сказка, а целая книжка. Но зарубку себе я, конечно, поставила, хотя считаю, если суждено мне будет что-то написать детское, придет время, напишу. Возможно, когда дождусь племянников или сама стану бабушкой.

Ваше отношение к фантастике как к жанру? Есть авторы этого направления, которые вас удивили?
Словари на «Академике» дают десять различных определений термина из десяти словарей и энциклопедий. Мне самым точным показалось толкование из энциклопедии эпистемологии и философии науки. Вот из довольно большой статьи две важные для меня выдержки:

«ФАНТАСТИКА — в литературе, искусстве и некоторых др. дискурсах изображение фактов и событий, которые, с точки зрения господствующих в данной культуре мнений (выделено мной), не происходили и не могли происходить («фантастических»). Понятие «Ф.» является культурно и исторически относительным, поскольку представления о том, какие именно факты могут происходить в реальности, зависят как от характерного для данной культурной эпохи понимания реальности, так и от индивидуального мировоззрения. Понятие фантастического является производным от картины мира как несовместимое с ней.

И: К безусловно фантастическим относят тексты, в отношении которых можно с достаточной долей уверенности констатировать, что создание фантастического входило в намерение автора текста».

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

Так вот, к «безусловно фантастическим текстам» я отношусь настороженно с самого начала, и считаю, что литература есть полноценная часть мироздания, выдумывать в ней ничего не приходится, нас и так полагают сумасшедшими. Если автор ставит телегу впереди лошади и садится с намерением написать что-то такое с новым приколом (фант-допущением), которое, уверен он, только ему в голову вступило, и все ахнут этой самой уникальности писуемого, я однозначно предпочту текст с душой и сердцем, независимо от того, сколько в нем космических кораблей и бродячих магов с фаерболами.

А к хорошей литературе я отношусь прекрасно, опять же независимо от того, сколько в тексте космических кораблей…

Что касается второй части вопроса, если вы о современных авторах, то я не слишком много читаю современной литературы, а особенно «безусловно фантастической», и из того, что мной прочитано, не удивил никто. И это не удивительно, потому что планка высока, куда от нее, если приходится постоянно перечитывать великих.

Что посоветуете начинающим писателям?
Вера, меня несколько пугает множественное число… Писатели — вещь настолько штучная и уникальная, что всем подряд начинающим, я, пожалуй, ничего советовать не буду, кроме того, в зубах навязшего: можете не писать, не пишите. Точно этот совет звучит так:

«Если уж писать, то только тогда, когда не можешь не писать».

Л.Н.Толстой, дневник, 19 октября 1909 года».

Ссылки на некоторые сайты Елены Блонди с книгами автора:

http://elenablondy.ru/moi-knigi-skachat-besplatno/

http://knigozavr.ru/2014/02/28/imennoj-ukazatel-knigozavra-elena-blondi-informaciya-emocii-i-ambicii/

источник
http://verapetruk.ru/interviews/intervyu-s-pisatelnitsey-elenoy-blondi-chast-1-knigi-lermontov-pushkin-i-lev-tolstoy-kak-vitaminyi-dlya-sebya-pisatelya

Чашка кофе и прогулка