РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Петрович Георгий. Кораллы в гуано

Статья называлась: «Стихи». Заголовок интриговал и был многообещающ, как французский поцелуй.
Мне лично оседлать Пегаса не удалось. Дальше банальных рифмованных мыслишек не пошёл. А тут статья. О стихах. О ПОЭЗИИ. Вот и славно. Поучусь.
Предвкушал. Не ждал, разумеется, возвышенного: «Служенье муз не терпит суеты прекрасное должно быть величаво», но на серьёзный разговор надеялся, и не удивился бы такому вот примерно началу: «поэзию развратили сверхсложной метафорой…» или: «вольное обращение с рифмой, ритмом и размером поставило привычную силлабо-тоническую композицию в положение падчерицы» или… да мало ли причин для справедливого негодования у критически настроенного «очень известного концептуалиста, драматурга, писателя-фантаста и издателя».
Прочитал статью. Графоманы, зелёные мухи и кораллы в гуано.

Употребляю эвфемизм в отношении конечного продукта пищеварения не из пуританских соображений, а потому что уподобляться автору статьи не желаю.
А статья-то, о чём? Не понял. Ну-ка, ещё раз с первого предложения:
«Целая группа работ называется у меня «зачем жить, брат».
От скромности не умрём. Отсылать читателя к своим литературным упражнениям – жлобство несусветное, но я пошёл. Меня послали, и я пошёл.
Ага, вот тут, что-то о Минаеве. Прочту всенепременно.  Он мне тоже несимпатичен и не качество прозы тому виной, а выражение лица. Правый глаз живой, а левый, как-то «подВОЛАНДил». И о чём бы писатель не говорил – всё мимо сознания. Субъективны двуногие. Самому стыдно.
Другое дело «очень известный концептуалист». Он должен быть объективен, как градусник. Сейчас он разнесёт Минаева в клочья и поделом ему.
Читаю. И первое на что натыкаюсь – это на «кораллы в говне». Вначале текста. Зачем? Повтор для чего? Подозреваю, что автор находит мысль остроумной чрезвычайно, а потому выдаёт заготовку за удачный экспромт. Простим фантасту маленькую слабость. Дальше опять физиология: «натуженный высер Минаева». Дальше, дальше. А дальше и нет ничего, кроме безнадёжно корявого по стилю: «…у неё был типа акцесс, чтобы разную белиберду выпускать».
А потом пошла клиника, хоть студентам показывай, с выраженными симптомами мании величия: «Наконец, у неё, что-то получилось. Конечно, было не ахти. Типа в первый раз сойдёт. Я, КОНЕЧНО, ЭТО ДЕЛО ПОДПРАВИЛ».
Подправил? Это кого и что он там подправил?! Любезный! Прежде, чем править чужой текст, своё перо заточить надобно.
Это, что касаемо красоты стиля. А вот вам и подтверждение блеска ума: «Если по повествованию ты с лёгкостью находишь в тексте автора, значит это говно».
Вот как? Но в таком случае «Герой нашего времени» и «Дар» Набокова – тоже получается ОНО? На «г» начинается, на букву «о» заканчивается.
Так ли? А может быть,  литературный вкус у одного «очень известного концептуалиста» – это законченное Оно? Только без кораллов.
Так что имеем в сухом остатке? Негусто. Вот сухая статистика микроскопического текста: «Читая Минаева»

«сука» – шесть раз.
«в падлу» – один раз.
«трахнул» – один раз.
«*уй» – один раз.
«говно» – четыре раза.
«пидарас» – два раза.

Последние два упоминания гомосексуалов и несколько вариантов «дрочки» и «суходрочки» в рядом стоящем опусе спровоцировали приступ любомудрия. Мысли не мои. Заимствованные:

«Никто не осуждает занятия мастурбацией больше, чем сам онанист».

«Нет махровее антисемита, чем выкрест»

«Никто не гнобит «голубых» больше, чем  латентный педераст».

Ну, и по аналогии:

«Никто не критикует графоманов больше, чем сам …»

Догадались?! Ну, это нетрудно. Там же в статейке о стихах сердитый автор осуществляет привычный и скучнейший наезд на графоманов. Позвольте и мне. Но сначала вынужден вырвать цитату из его опуса «Удача и Вафли»: «нас *бут мы говорим о кино, нас *бут мы *бём друг друга».

Чудовищная и бессмысленная ПО-ХА-БЕНЬ!!! И он позволяет себе критиковать графоманов?!

Дамы и господа! Кто-нибудь, когда-нибудь, где-нибудь видел графомана с пистолетом, с кастетом или с электрошокером? Я тоже не встречал.
Ну, а если вас не заставляют читать под дулом пистолета, то зачем вы их читаете? А завидуете, чему?
Американские геронтологи утверждают: «зависть – главная причина многих телесных и душевных недугов».
Ну, напечатали Собчак. Но мы же знаем, что не будь у неё влиятельного покровителя и публиковала бы она сама себя любимую за свои кровные. Ну, и чему тут завидовать? А злобствовать зачем?
Но оставим в покое американских геронтологов вместе с Собчак и вспомним многострадального русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова.

–Ваш главный жизненный принцип? – спросили его.
–Не учи – ответил Шаламов.

Нет, я бы мог ещё понять, если бы человек написал «нетленку», бестселлер, да пусть бы просто вещь добротную, значимую, и на него обратили бы внимание редакторы солидных изданий, и опубликовали бы творение приличным тиражом. И получив солидный гонорар, забронзовевший со временем писатель, мог бы снизойти до назидания и указать неутомимому графоману на его место под солнцем. А почему бы и нет? Имеет право! Имеет!!!
А вот литературному неудачнику права такого не дано. Крайне неудобно в педагогической позе рыться в дерьме. Но он хочет. Сам сказал…

Что ж…

De gustibus non est disputantum – о вкусах не спорят.

Один проводит органолептическую пробу гуано, как В.Сорокин, другой в нём же ищет кораллы.

«Fiel Erfolg» – как говорят немцы. «Много успеха» – дословный перевод.

Чашка кофе и прогулка