РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Витаутас Гелетайтис. Вроде о яйцах … только не совсем

карвинг

Речь не о яйцах Фаберже …

яйцо

Хотя тема благородная. И не о пасхальных крашенках (рідною мовою — писанках)
Искусно расписанные крашенки жаль разбивать, всегда чужой труд уважал.
И не о новомодном яйцефотоприколе

я

… хотя, как вид фотоискусства имеет право быть. Есть простенькие юморные работы ….

яя

… есть и интересные — на грани шедеврального чувства композиции и владения фотокамерой.

я

Я не о них. Я о карвинге. Это сейчас его так называют, хотя изначально карвинг — это резьба по овощам и фруктам

Ну, да не я им судья. Хотят называть яичным карвингом — пусть называют, как хотят.

я

Увидел в 90-х и загорелся. Почти дармовой материал, минимум затрат на первый взгляд — бормашинка уже тогда у меня была. Никому ничего не хотелось доказывать, эти попытки были только для себя, для души.

яя

Первый блин, как водится комом. И второй, и третий … Тогда не знал многих нюансов. До них своими мозгами доходил. Со временем научился и содержимое выдувать, и мыть, а уж с гравировкой времени было потеряно … Появились инструменты с алмазным напылением, а обычные сверла и зубные боры затачивал вручную — алмазными надфилями.

я

Первые удачные были не из куриных яиц, а из гусиных. Прочность материала уже тогда выдвинулась на первый план. Жаль, не было еще страусиных ферм, может и не забросил бы …

яя

Разочарование пришло позже, когда встала проблема — как сохранить. Даже элементарное стекло серванта не уберегло один из экземпляров, на который было затрачено ночных часов кропотливой работы почти месяц. Во время уборки неосторожным движением превратил в хлам плод сизифова труда

яя

Еще месяц убил на то, чтобы сохранить оствшиеся три работы. Сделал миниатюрные стеклянные аквариумы. Без подставок и зажимов решил подгонять под размер стеклянный футляр. Тут тоже свои трудности — скорлупа должна жестко крепиться, а размеры у всех яиц разные — хоть на доли миллиметра отличаются.

яя

Крах моему увлечению наступил зимой. Причина — забывчивость. Забыл элементарные знания физики — коэффициент сжатия при понижении температуры у стекла больше, чем у нежной скорлупы. Ошалелыми глазами рассматривал обломки ажурной оболочки внутри герметично закупоренного стеклянного паралилепипеда. Потом второй, потом последний. Когда понял в чем дело — следить за температурой уже было поздно.

яя

Так и забросил.

Я никогда не понимал тех одаренных, которые прячут в ушко иглы пирамиду Хеопса или пишут портрет Джоконды на срезе волоса. Я не консерватор, но мне трудно понять тех, кто строит скульптуры изо льда или скрупулезно вырисовывает копии Рафаэля на асфальте. Зачем для такого титанического труда выбирать такой недолговечный материал?

яя

лезвием по окрашенному яйцу — шедевр, я согласен — автор мастер. Похожую технику я применял на пластике — наждачкой, лезвием, иглой и победитовым резцом. Размер не тот, не так тонко — не спорю (!!!), но сам материал надежней.

Можно было бы придумать притчу о долговечности произведений прикладного искусства. Но случай был в реале.

Забегали на «поболтать, покурить, вино оценить» к коллеге, занятому росписью стены. Зашла речь как раз о том, на чем писать лучше. Сошлись во мнении, что маслом по холсту — это общепризнано, консервативно и дань традициям. Маслом по картону гораздо прочнее. Даже на элементарный «тыц» пальцем тупого ценителя картон (ДВП) уже никак не отреагирует, а в холсте вмятина. Один из собеседников, талантище, ныне уже покойный, сообщил, что открыл для себя новый материал — текстолит. Согласился с ним я — уже имел опыт потери работ и в сколупе, и в бумаге, и в расползшемся от сырости низкосортном холсте. Двое других с пеной у рта на нас «собак навешали», автор росписи по штукатурке указал на свою работу и сказал, что его фреска всех нас переживет. А через несколько дней его почти оконченную работу уничтожила протечка трубы отопления этажом выше. Штукатурка обвалилась почти на 80 % задействованной площади. Мужик с инфарктом и потраченным авансом попал в кардиологию. Вместо него работу доделал приятель — сторонник работ на текстолите. Его работа — масло по дакрону, натянутому на металлический каркас,  пережила в том помещении еще два потопа и жива до сих пор. Автор синтетического шедевра (снимаю шляпу) с гонорара выплатил висящий над приятелем долг. Кстати, роспись пережила троих, из четверых тогда присутствовавших.

Я не за то, чтобы ругать, запрещать или все мерять размером гонорара. Я за здравый смысл и элементарный практицизм.

Мне жаль разбивать скорлупу крашенок …

P.S. Фото в заметке взяты из инета, свои попытки в карвинге я как-то не додумался сфотографировать.

Чашка кофе и прогулка