РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Сурин Сергей. Я сегодня там, где метет пурга

Рецензия Сергея Сурина на книгу Льва Данилкина «Человек с яйцом»

Данилкин

Книга-биография безусловно удалась. Книга большая, весомая, сама по себе может быть оружием в борьбе с оппонентом: если точно бросить, может рассечь лоб. Внушительный объем говорит о неутомимой энергии, о многословии и плодовитости описываемого (подлинный (не рекламный) человек — энерджайзер). Можно сказать, что история России последних лет описана как биография и творчество живого еще человека. В «Миллиардерах» Ильи Стогова история России представлялась как история обогащения десятка самых богатых людей федерации. Вариант Льва Данилкина мне нравится гораздо больше. Книга вызывает недоумение, раздражение, удивление, несогласие, в конце концов, я верю – это действительно не комплексы автора, а комплексы описываемого живого незаурядного человека.

Человека, который, на мой взгляд, сторонился внутренней тишины, даже когда работал лесником (что само по себе должно вызывать у жителей нынешних мегаполисов, отравленных выхлопными информационными газами, белую и совсем горячую зависть). С одной стороны Александр Проханов и впрямь пошел по пути Генри Дэвида Торо (раз уж Лев Данилкин упоминает американца). Но, кроме фактологической, то есть лесной, близости, ничего общего у этих людей нет, членами одного лесного братства они не стали. Торо был великим анархистом, красиво дистанцировавшимся от государства и церкви (к тому же он действительно жил в лесу один, без ансамбля пьющих ассистентов, случайных прохожих, выгодных контрагентов и смутных браконьеров), Проханов был честным империалистом. Честным солдатом империи.

Именно честным: одна из лучших мыслей текста – что, родившись в Америке, Проханов  восторгался и подпитывался бы от рекламы кока-колы и фасадов Макдональдсов, вывешивал бы американский флаг на балконе и каждое утро пел бы гимн вместе со всем судьбоносным американским народом. Родившись в Германии, шел бы с фашистами в группе Центр на Москву, уничтожая (или описывая уничтожение), Ясную Поляну и православные храмы (передовица газеты “Morgen” – могла бы выглядеть так – «Продвигаясь и очищая!» с текстом «сегодня мы еще на сто километров придвинулись к останавливающемуся русскому сердцу – Москве, к нашей великой национальной победе, к великому мировому порядку, великому немецкому космизму, где уже не будет ни православного храма, то есть — хлама, ни отравляющего пацефистского газа смутьяна-шизофреника Толстого…»). В данном случае вышло так, что он родился здесь и сейчас, в Советской империи, здесь он честно отрабатывает свою карму. Честность и неутомимость – то, что мне более всего импонирует в «Человеке с яйцом».

С точки зрения эксцентрики, если под этим понимать природную неординарность, безусловный талант и жизнь как яркий текст, как удивительное кино, то рядом, например,  с Сергеем Курехиным Александр Проханов выглядит не то, чтобы мелко, а просто совсем не выглядит, проваливаясь в другое измерение, точнее, в первую (тренировочную) лигу восточного дивизиона. Если же не ставить рядом Курехина (а в книге Льва Данилкина Курехина действительно нет), то да, безусловно есть эксцентрика, есть несомненная неординарность и яркость, удивительная способность оказываться в нужное время в самом информационно насыщенном месте –там, где метет пурга…

Жажда события, все равно – плохого или хорошего – роднит Александра Проханова с игроком на валютно-биржевом рынке. Для трэйдера главное — чтобы были события, чем трагичнее и радикальнее, тем сильнее будет движение в валютных парах, что может привести к хорошей прибыли. Теракт в США – будет падать доллар, начнется война – поднимутся цены на нефть. Главное  — бодрствовать и следить. Самое поганое для игрока, когда ничего особенного не происходит   — нет подпитки, штилевое состояние «флэт». Талантливый журналист – всегда способен хеджироваться, одинаково блестяще описать и безутешные слезы вдов и энтузиазм закономерно победивших, выигрывает и от нисходящего, и от восходящего тренда.

По поводу йоги и глубокого чтения Евангелия (факты из раннего периода жизни героя). Для занимающегося йогой необходимо: купить коврик, сдать в макулатуру или подарить врагу вместо ужина томик Рамачараки, если он присутствует в домашней библиотеке, отключить всю информационную связь с миром и не вставать в течение, по крайней мере, первого года занятий на голову. Судя по тому, как описаны занятия героя книги, он делал все с точностью до наоборот. Последствия неправильных действий – как известно, непредсказуемы. Глубокое же чтение Евангелия вызыват недоумение: глубоко можно нырять в воду и копать землю. А что значит – глубоко читать? Есть ли прибор для измерения глубины чтения? Выше головы не прыгнешь. Как позволяют твои мозговые центры, так и прочтешь. Переключать и манипулировать глубиной – как коробкой скоростей — даже йог Патанджали наверное не умел.  Что же касается конфессии, то на мой субъективный взгляд, Александр Проханов скорее мусульманин, чем христианин. Если сложить количество фотографий с автоматами Калашникова в книге с перманентной военно-информационной экспансией и безоговорочной любовью к империи вообще, то христианина в сумме не выходит, как ни вычитай из полученного красивые многословные радения о нашем космизме. А вот мусульманин – честный солдат Ислама — складывается. Ислам в моем представлении гораздо более, чем христианство, представляет собой империю — с агрессивной экспансией, перманентной войной и мгновенным самопожертвованием. В Исламе три-четыре форте на всем протяжении симфонии. Христианство потише будет – четыре форте есть, но в самом финале, точнее даже за финалом, за кадром, как отклик Бога на воздействие свого земного творения.

Еще раз о книге, а не о персонаже. Книга Льва Данилкина удивительна тем, что автор выбрал абсолютно точную дистанцию в отношении героя. И дал свободу, и нейтрализовал. Лев Данилкин был бы несомненно великолепным центральным защитником – а ведь это то (именно то), что не хватает сейчас России (не надо космизма, дайте центральных защитников!). Функция защитника: находиться в правильном расстоянии от нападающего противника. Не слишком близко – чтоб не принести своей команде пенальти, и не слишком далеко — чтобы успеть нейтрализовать его голевые действия.

По поводу Духа, который витает над героем: конечно витает. Другое дело —  происхождение этого Духа, но это уже явно выходит за рамки рецензии. Меня всегда удивляло, например, поведение Духа, витающего над Андреем Аршавиным, раз уж футбольная тема затронута. То он витает так, что Духу Проханова не снилось, а то вдруг пропадает где-то — не то в отключке, не то в командировке…

Непростые они – Духи, витающие над нами.

Чашка кофе и прогулка