РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Стас Толокно

Стас Толокно. Русская сказка в Третьем мире

Алексей Ларин
«Ошибка сказочника. Возвращение Бессмертного»

 

…Город в начале этого романа погружается в ночь с закрытыми ставнями. «Это был другой город, это был другой Волхов», — уточняет автор топонимику своей истории. Вообще в «Ошибке сказочника. Возвращении Бессмертного» Алексея Ларина важны все детали, ведь речь о сказочном мире, где брошенный клубок указывает дорогу, нахлобученная шапка скрывает от чужих глаз, а обыкновенная книга сказок, которыми зачитывается мальчик Костя Благов – оказывается судьбоносной для всех героев с персонажами. И не только внутри волшебной страны. «Да, это она, — узнаем мы подробности. — В неярком свете луны тускло блеснули буквы. Костя провёл по ним пальцами. «Третий мир»… Знал бы он тогда, на что толкнёт его эта Книга! А ведь Алексей Иванович предупреждал его. Отговаривал. Хотел бы отговорить, так отговорил бы, подумал Костя, раздражённо запихивая Книгу обратно, поправляя шапку и вскидывая рюкзак на спину. Или вообще бы не показывал. Ну почему он не мог найти кого-нибудь другого? Почему я, в который раз уже спрашивал себя Костя, возвращаясь назад».
Читать далее

Стас Толокно. Стены и мосты Михаила Зуева

О романе «Грустная песня про Ванчукова»

…Вот интересно, что наиболее важно при создании исторической эпопеи? Не трилогии или многотомного проекта, а так чтобы в одной книге на восемьсот страниц. Как например, «Грустная песня про Ванчукова» Михаила Зуева – не роман, а настоящая энциклопедия советской и постсоветской жизни, семейная сага, охватывающая период от Сталина до Горбачева. Есть ли в нем любимые герои для автора? И второстепенные – это персонажи или все-таки дальние родственники? Из многочисленных интервью автора узнаем, что роман в какой-то мере автобиографичный, и пускай все предыдущие жизни рода в сороковые и пятидесятые он знает не то чтобы понаслышке, но из семейных рассказов и разговоров, то годы застоя и перестройки, не говоря уже о «лихих 90-х» тут уж, как говорится, из первых рук.
Читать далее

Стас Толокно. Чьи доллары, того и черевички в авантюрном романе Марты Гримской «Возвращение блудного Покрышкина»

Гримская

 

Этот роман – удивительный симбиоз авантюрной прозы и философской притчи. Обещание последнего даже вынесено на обложку, где то ли герои «Бременских музыкантов», то ли персонажи альбома «Животные» Pink Floyd, но ни в коем случае не памфлет – «всего лишь» сатира. С другой стороны, «Возвращение блудного Покрышкина» Марты Гримской именно «возвращает» нам, кроме сюжетного смысла, забытый жанр плутовского романа, историю ловкого трикстера и обаятельного авантюриста сродни Остапу Бендеру,  Швейку и коту Бегемоту.
Читать далее

Стас Толокно. Жизнь в Вальхалле в романе Семена Лопато «Мертвые видят день»

Жизнь в Вальхалле в романе Семена Лопато «Мертвые видят день»

 Семен Лопато

Остросюжетный роман в «готическом» стиле о Второй мировой войне, где сражения вперемешку с философскими диалогами и лирическими отступлениями складываются в своеобразную энциклопедию в духе приснопамятной «Библиотеки военных приключений» — явление, согласимся, для современной прозы необычное. «Мертвые видят день» Семена Лопато — вообще крутое и захватывающее чтиво. По сюжету, в результате жаркой схватки у берегов Северной Норвегии в сентябре 1942 года гибнут советская подводная лодка и немецкий эсминец. Обе команды оказываются в раю, но не в христианском, а в норманнском — Вальхалле, где находят последнее пристанище погибшие воины всего мира. Чтобы слиться с их братством, как объясняет встретивший наших героев бог Локи, командиру советской подводной лодки и капитану гитлеровского эсминца требуется лишь пожать друг другу руки и обняться. Понятно, что оба отказываются, ведь их в этой войне разделяет слишком многое.
Читать далее

Чашка кофе и прогулка