РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

роман

Страницы 1 из 612345»...Далее »

Елена Черкиа. Сто прочитанных романов. Псы, но — Господни…

О романе Александра Уралова и Светланы Рыжковой
«Псы Господни»

Обложка произведения Псы Господни (Domini Canes)

Писать о хорошей книге нелегко еще и потому, что для баланса полагается найти какие-то недостатки и к ним прицепиться, а то вдруг читатели решат, что это не осмысленный отзыв о прочитанном, а безудержное восхваление.
Но я читаю много книг авторов самых разных, от практически никому неизвестных до самых популярных. И знаю, что кроме именно недостатков текста (такое впечатление, что въедливые читатели всегда ищут тот самый — Идеальный Роман, единственный, найдут и будет им счастье, вечное) есть еще читательское отношение к рассказанной автором истории. Оно тоже часто принимается за недостатки написанного. «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй…» и так далее…
В итоге получается, что мелкие читательские претензии к себе вырастают до крупных упреков в сторону автора.
Постараюсь без этого обойтись.
Да! (с)))
А если без этого обходиться, то в сухом остатке что?
Читать далее

Евгения Перова о романе Елены Черкиа «Судовая роль»

«Судовая роль, или Путешествие Вероники»

Роман «Судовая роль» — про Золушку, живущую в портовом городе, принц которой оказался, как и следовало ожидать, вовсе не принцем, а последней сволочью. Пышноволосая, нежная, доверчивая, верная, истомившаяся без любви и понимания, без крепкого плеча рядом. Считающая лунных котов. Знающая, чем отличается вино из ночной ежевики от вина из ежевики дневной.
Она, подобно другой героине Джулии Робертс — Сбежавшей Невесте — тоже принимает ту форму, которую ей подставляет жизнь, вливается в своего мужчину, как в сосуд: в горы — так в горы, на рок-фестиваль — так на рок-фестиваль, яйца-пашот — так яйца пашот.
Как персонаж рассказа Брэдбери — марсианин, который выглядел так, как хотел смотрящий на него, так и героиня романа послушно кажется такой, какой надо ее матери, друзьям-приятелям, случайным попутчикам. И не зря у нее столько имен: Вероника, Веронка, Ника, Никуся, Куся, Вера… Маленькая Вера. Слишком маленькая вера в себя саму, в свою красоту, значимость, в свой талант.
Читать далее

Игорь Бондарь-Терещенко. Багама мама

 

О поколении, с которого, собственно, все и началось

…Кстати, о мамах в этом феерическом романе как раз немало. Хоть и считается, что «Дискотека» Елены Черкиа – о конфликте отцов и детей. Отцы как раз спали, когда дети возвращались за полночь или вообще под утро. «Мама открыла ей, громыхнув задвижкой, и ушла в спальню, с упреком негромко хлопнув дверями. Негромко, чтоб отца не разбудить, ему утром на вахту. Сейчас наверняка сидит на кровати, слушает, когда блудная дочь выйдет, наконец, из туалета, куда спаслась сразу из прихожей. И тогда выйдет тоже, станет ходить следом, злым шепотом страдальчески упрекая. А Ленке придется молчать и отворачиваться, чтоб та не унюхала выкуренную сигарету и запах выпитого ранним вечером сухаря».
Читать далее

Элтон Иван. «Прогулка» Елены Черкиа

…Может показаться, что «Прогулка» создана для медитативной фиксации сознания, и, местами, и даже чаще всего, это выливается в длинные энергетические сцены. Если кто-то уже знаком с произведениями Елены Черкиа, то он знает, что в ее романах всегда присутствует смесь быта и неких пограничных мировоззренческих единиц. Медитативное и ментальное часто перетекает в общую картину, где сознание сплетается с внешним. И здесь нельзя сказать, что мир находится в стороне, и что авторское Я (или Я героя) – это исключительно вопрос солипсизма. Хотя, возможно, это и так. Авторские миры – далеко не всегда просты для читателя. Иногда нужны ключи, или – соответствующая читательская квалификация, и это – большая находка для любителей интересных форм, даже порой – и литературных опытов.

Кира жила одна и ей это нравилось

Так роман и начинается, и далее мы медленно вплетаемся в начальную линию сюжета, хотя, если рассматривать текст как некую машину, механизм, маховик, сделать быстро это не получится. Динамика здесь своя собственная, и скорость развития сюжета – некая персональная величина. Кира – фрилансер, свободный художник, созерцатель.
Читать далее

Стас Толокно. Стены и мосты Михаила Зуева

О романе «Грустная песня про Ванчукова»

…Вот интересно, что наиболее важно при создании исторической эпопеи? Не трилогии или многотомного проекта, а так чтобы в одной книге на восемьсот страниц. Как например, «Грустная песня про Ванчукова» Михаила Зуева – не роман, а настоящая энциклопедия советской и постсоветской жизни, семейная сага, охватывающая период от Сталина до Горбачева. Есть ли в нем любимые герои для автора? И второстепенные – это персонажи или все-таки дальние родственники? Из многочисленных интервью автора узнаем, что роман в какой-то мере автобиографичный, и пускай все предыдущие жизни рода в сороковые и пятидесятые он знает не то чтобы понаслышке, но из семейных рассказов и разговоров, то годы застоя и перестройки, не говоря уже о «лихих 90-х» тут уж, как говорится, из первых рук.
Читать далее

Саша Латовски. Джунгли, которые у нас в голове

Рецензия на роман Елены Черкиа «Татуиро (змеи)»

Немного странно писать отзыв сразу на последнюю часть трилогии, но тому есть причины. Две первых книги Елены Черкиа выходили (под псевдонимом Елена Блонди) на бумаге, а вот третья книга осталась в электронном варианте. Поэтому говорят о ней меньше, хотя по моему мнению, она не только не хуже, а стоит особняком. Хотя, эта трилогия как раз интересна тем, что все три книги очень разные, пусть и объединены одним сюжетом и персонажами.
Я уже писала о всей трилогии, когда прочитала «Татуиро» в первый раз, но это было давно и скажу снова несколько слов о сюжете, не раскрывая всех приключений и поворотов.
Читать далее

Елена Черкиа. Дневник чтения — проза Джеффри Евгенидиса

Джеффри Евгенидис

Джеффри Евгенидис — я прочитала два романа — «Средний пол» и «А порою очень грустны» (в оригинале «Marriage plot»).
«Средний пол» — прекрасная книга. Из тех, после которых просто становится хорошо, и как-то вот можно дальше жить.
Три романа Евгенидиса выходили у нас в трех разных переводах, я не помню, в каком я читала «Девственниц», их наверняка переиздавали, может и переводили несколько раз, но перевод «Среднего пола» чудесен (Мария Ланина).
Читать далее

Книги Если. Говоря на языке метафор

«Жить – это значит действовать»

К.С. Станиславский

 

Харуки Мураками. Убийство командора, роман. Обложка первого издания, Япония, 2017 год

Мураками

Главные герои Харуки Мураками похожи друг на друга: одинокие, спокойные мужчины среднего возраста, закинутые внешними обстоятельствами на очередной виток аттракциона под названием «жизнь». Их можно было бы назвать безвольными, но это не совсем так: просто так сложилось, и они живут и борются уже с чем-то по факту. Им нужен хороший пинок, чтобы начать что-то делать.
Читать далее

Елена Блонди. «Ястребиная бухта» — откуда взялась книга и почему

Надо сказать, я не люблю продолжений, которые призваны продлить литературную жизнь персонажей, пусть даже самых прекрасных. Пока не стала писать сама, я не слишком задумывалась о причинах, по которым автор вместо одной книги пишет целую серию. Вроде бы и так понятно, если есть удачный набор, то почему бы не использовать его еще и еще раз, мысленно проставляя после названия римские цифры. И это не обязательно плохо — почему бы и нет, если герои получились, ожили и у них есть все — места действия, характеры, чтоб попадать во всякие передряги и тд. Но все равно, думая о продолжениях, в первую очередь я вспоминала неудачи авторов и мне становилось нехорошо от мысли, что кто-то и на моих любимцев посмотрит со вздохом, типа шли бы вы уже отдыхать под обложку, но автор не пущает.
Читать далее

Елена Блонди. Три перевода романа «Темная половина» Стивена Кинга — выползни или ползоиды?

Картинки по запросу темная половина книга

Не претендуя на знание английского языка, а уж тем более, не желая поправлять переводчиков, просто расскажу, что помогает мне выбрать тот перевод, который я буду читать (а не мучиться).
Роман в подборке представлен тремя переводами. О сюжете скажу коротко, но важное: главный герой написал несколько успешных книг под псевдонимом — про беспощадного и абсолютно аморального убийцу. В отрывках упоминается имя злодея и название первой книги о нем, которая стала бестселлером. Свои примечания я допишу курсивом.
И напоминаю — я выбирала книгу для чтения, руководствуясь не точными совпадениями текста на двух языках, а тем, какой в итоге получился русский язык (достаточно ли он вообще русский)).
Итак, отрывок первый, три варианта от трех переводчиков:

1. «Когда Тад спросил его, неужто кто нибудь в мире всерьез интересуется и озабочен тем фактом, что Бомонт написал несколько книг под другим именем, Дональдсон ответил так, что сильно рассмешил Тада «Отчеты свидетельствуют, что большинство читателей „Пипл“ имеют чрезвычайно узкие носы. Потому в них очень трудно ковырять, и они вынуждены лезть в чужие дела и души. Они прямо таки жаждут узнать все, что можно, о вашем приятеле Джордже»». (перевод В.Сухорукова)
Читать далее

Страницы 1 из 612345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка