РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

ABTOP

Страницы 1 из 15412345»...Далее »

Книги Если. Два важных слова – мама и папа

Каково это жить с родителем, у которого есть психологические проблемы? Или, может быть, физические травмы?

Большинство очерков в сборнике «О чем мы молчим с моей матерью: 16 очень личных историй, которые знакомы многим», составленный Мишель Филгейт, рассказывают о чувствах маленьких детей внутри взрослых. Некоторые истории заканчиваются хорошо – разговором о том, что наболело. Вскрытием старых детских мозолей. Некоторые – уверенностью в заплесневелых обидах.
Читать далее

Игорь Бондарь-Терещенко. Багама мама

 

О поколении, с которого, собственно, все и началось

…Кстати, о мамах в этом феерическом романе как раз немало. Хоть и считается, что «Дискотека» Елены Черкиа – о конфликте отцов и детей. Отцы как раз спали, когда дети возвращались за полночь или вообще под утро. «Мама открыла ей, громыхнув задвижкой, и ушла в спальню, с упреком негромко хлопнув дверями. Негромко, чтоб отца не разбудить, ему утром на вахту. Сейчас наверняка сидит на кровати, слушает, когда блудная дочь выйдет, наконец, из туалета, куда спаслась сразу из прихожей. И тогда выйдет тоже, станет ходить следом, злым шепотом страдальчески упрекая. А Ленке придется молчать и отворачиваться, чтоб та не унюхала выкуренную сигарету и запах выпитого ранним вечером сухаря».
Читать далее

Стас Толокно. Русская сказка в Третьем мире

Алексей Ларин
«Ошибка сказочника. Возвращение Бессмертного»

 

…Город в начале этого романа погружается в ночь с закрытыми ставнями. «Это был другой город, это был другой Волхов», — уточняет автор топонимику своей истории. Вообще в «Ошибке сказочника. Возвращении Бессмертного» Алексея Ларина важны все детали, ведь речь о сказочном мире, где брошенный клубок указывает дорогу, нахлобученная шапка скрывает от чужих глаз, а обыкновенная книга сказок, которыми зачитывается мальчик Костя Благов – оказывается судьбоносной для всех героев с персонажами. И не только внутри волшебной страны. «Да, это она, — узнаем мы подробности. — В неярком свете луны тускло блеснули буквы. Костя провёл по ним пальцами. «Третий мир»… Знал бы он тогда, на что толкнёт его эта Книга! А ведь Алексей Иванович предупреждал его. Отговаривал. Хотел бы отговорить, так отговорил бы, подумал Костя, раздражённо запихивая Книгу обратно, поправляя шапку и вскидывая рюкзак на спину. Или вообще бы не показывал. Ну почему он не мог найти кого-нибудь другого? Почему я, в который раз уже спрашивал себя Костя, возвращаясь назад».
Читать далее

Книги Если. О пришельцах, глобальных корпорациях и о том, что делает каждого особенным

Историй об инопланетянах много. О том, как мы с ними воюем, миримся, любим их или не очень, учимся у них, опять воюем. Всех их объединяет одно: мы «играем» за человеческое существо. Ну, плюс минус. Смотрим на мир глазами гуманоида. Да, у него, как в тексте одного репера:

Иная форма ушей, пальцы рук другие по длине.

Но умирать им было так же страшно, как тебе или мне.

Иссерли – главная героиня романа Мишель Фейбер «Под кожей», тоже в чем-то похожа на человека, поэтому такие извращенные читатели, как я, в определённый момент начинают ей сочувствовать. Несмотря на явный образ маньячки.

Кстати, про людей. В романе автор использует, скажем так, специальные термины. И вот слушаешь / читаешь роман, представляешь нормальных людей, а потом они вдруг оказываются четвероногими и с хвостом. И происходит диссонанс сознания – как в письме дяди Федора: хвост отваливается и лапы мёрзнут у мальчика.

 

 

Чтобы не было путаницы — маленький словарик терминов:

·         Человек — представители вида Иссерли. Они передвигаются на четырех конечностях, не носят одежды, всё тело покрыто шерстью. Визуально они близки земным лисам и собакам. Человеческие «дети» похожи на маленьких овец.

·         А вот людей Иссерли и другие пришельцы называют водселями и водселихами. Иссерли считает, что водсели неразвиты и не испытывает мук совести из-за их убийства (по большей части).

·         Икпатуа — растение, в больших дозах действующий как сильный транквилизатор. В машине Иссерли встроен механизм, при запуске которого из пассажирского сидения выдвигаются иглы и экстракт впрыскивается тому, кому не повезло там сидеть. Он тут же вырубается, а потом просыпается уже без языка и надежды на будущее — в прямом и переносном смысле. В малых дозах икпатуа употребляется как наркотик, обладает обезболивающим эффектом.

 

 

Мои размышления могут показаться неструктурированными. Так и есть: роман разложился на три важные темы: одиночество, красота и ответственность.
Читать далее

Стас Толокно. Стены и мосты Михаила Зуева

О романе «Грустная песня про Ванчукова»

…Вот интересно, что наиболее важно при создании исторической эпопеи? Не трилогии или многотомного проекта, а так чтобы в одной книге на восемьсот страниц. Как например, «Грустная песня про Ванчукова» Михаила Зуева – не роман, а настоящая энциклопедия советской и постсоветской жизни, семейная сага, охватывающая период от Сталина до Горбачева. Есть ли в нем любимые герои для автора? И второстепенные – это персонажи или все-таки дальние родственники? Из многочисленных интервью автора узнаем, что роман в какой-то мере автобиографичный, и пускай все предыдущие жизни рода в сороковые и пятидесятые он знает не то чтобы понаслышке, но из семейных рассказов и разговоров, то годы застоя и перестройки, не говоря уже о «лихих 90-х» тут уж, как говорится, из первых рук.
Читать далее

Книги Если. «Мой миг отличается от твоего»

Тут недавно начала слушать аудиокниги. Второй оказалась книга, название которой больше похоже на отзыв, чем на название чего бы то ни было: Наивно. Супер.

Главного героя интересует природа времени, он любит кидать мяч, кататься на велосипеде и бить по игрушечной доске-колотушке. Он мечтает о часах, поэтому внимательно смотрит рекламу.
А ещё он аутист.
Читать далее

Алекс Громов, Ольга Шатохина. СВЕРШЕНИЯ И ПОИСКИ

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 400 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

 

ДЕНЬ ЗА ДНЕМ, КНИГА ЗА КНИГОЙ

 

М.Л. Рейснер, А.Н. Ардашникова. Персидская литература в XIII–XVIII веков. Зрелая и поздняя классика

Это самая полная работа на русском языке, посвященная развитию персидской литературы с XIII по XVIII век. Авторы подробно анализируют разнообразные литературные направления, характерные для тех или иных временных отрезков этой эпохи, показывают их взаимосвязь, а также уделяют внимание роли поэтических кружков, формировавшихся в больших городах. Часто подобные сообщества существовали благодаря покровительству правителей или видных вельмож. Для поэтов придворная служба была большой удачей, поскольку, составляя панегирики в честь государя и посвящая ему свои произведения, они получали стабильную и безбедную жизнь.

Впрочем, более демократичные сообщества любителей поэзии также были весьма многочисленны. Например, в Ширазе – родном городе великого Хафиза. «По-видимому, еще в юности он приобщился к поэзии, посещая кружки знатоков и ценителей литературы – завсегдатаев кофеен. Таких людей в торгово-ремесленной среде в те времена было немало. В дальнейшем Хафиз стал преподавать в медресе и обратил на себя внимание правителей Фарса. Об этом свидетельствуют его немногочисленные панегирики, посвященные разным высоким персонам. Однако формально Хафиз оставался независимым и при дворе не служил. Вся его жизнь, если не считать непродолжительных отлучек, прошла в Ширазе. Здесь он и умер в 1389 г. Гробница Хафиза в его родном городе является своего рода визитной карточкой Шираза и до сих пор служит местом паломничества любителей и знатоков персидской поэзии».
Читать далее

KINOTE: книги про кино. «Путешествие писателя: Мифологические структуры в литературе и кино»

Kinote

kinote (арт-кино в движении и в деталях)

———————————————————

Издательство Альпина Нон-фикшн в 2015 году выпустило мировой бестселлер, одну из самых авторитетных книг по сценарному мастерству «Путешествие писателя: Мифологические структуры в литературе и кино» / Writers Journey 3rd edition Кристофера Воглера (Christopher Vogler).

В основе любой увлекательной истории — будь то сказка, миф, сюжет для романа или киносценарий — лежит путешествие героя: внутреннее или внешнее. Эта идея стала путеводной звездой для Кристофера Воглера, когда, работая в сценарном отделе диснеевской студии, он проверял на практике действенность мифологических схем, описанных в знаменитом труде Кэмпбелла «Тысячеликий герой». Позже практическое пособие, написанное Воглером для коллег, превратилось в классический учебник, который не только входит в круг обязательного чтения будущих писателей и сценаристов, но и десятилетиями не теряет лидирующего положения среди множества книг такого рода. В «Путешествии писателя» автор приглашает читателя исследовать зыбкие границы между мифом и современным искусством рассказывания истории, предупреждая о трудностях и опасностях путешествия в недра собственной души, и вооружает полезными инструментами, которые в руках умелого мастера приобретают невероятную силу.
Читать далее

Александр Макаренко. Рожденные технологией: антология фантастики

Наш мир изменился. До какой степени мы еще сами не осознали. Искусственный интеллект уже становится привычной частью нашей повседневной жизни, как и гаджеты, дополняющие возможности человеческого организма. Но где проходит граница между человеком и машиной, зависит ли она от количества вживленных в человеческое тело модификаций или определяется наличием в нем души? В новый сборник фантастики нон-фикшн, где художественный вымысел органично сочетается с цитатами из реальности, включены произведения отечественных и зарубежных авторов, дополненные стильными черно-белыми иллюстрациями.

Иллюстрация к повести «Сэнико»
Читать далее

Книги Если. Зло внутри

Получилось обо всем сразу – кухонная философия о письменном творчестве Джеральда Брома

Время бестолковых злодеев, которые плохие просто по закону жанра, прошло. Теперь читателю (да и зрителю тоже) предлагают более сложную историю: каждый герой прав по-своему. Вдруг оказывается, что злодей не такой уж и злой. Более того – он разводит кроликов, растит красавицу-дочку и только кажется злым. А на самом деле произошла ужасная нелепица и непонимание.

У каждой стороны – своя правда. Вот только беда в том, что ни один не желает послушать другого. А как часто мы не хотим примерить чужую шкуру на собственные плечи?


Читать далее

Страницы 1 из 15412345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка