РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Алекс Громов, Ольга Шатохина. Времена и нравы

…Они знают о книжках слишком много

 

Алекс Громов — автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 85 тысяч экземпляров, радиоведущий, обозреватель Mail.ru, «Москва-инфо», «Книжного обозрения», «Новостей литературы», «Банков и делового мира», дипломант Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский», лауреат премии им. Пикуля, награжден медалью «За труды в просвещении».

Ольга Шатохина — автор нескольких романов, ведущая рубрики в «Российской газете» — «Книжные новинки с Ольгой Шатохиной».

Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами за цикл рассказов и повестей «Terra Imperium».

 

Все грани бытия

Дмитрий Щедровицкий. Книга Иисуса Навина: возвращение Израиля и спасение Ханаана

книга ИИСУСА НАВИНА.jpg

В книге известного ученого-культуролога, одного из виднейших отечественных специалистов по библейским текстам анализируется часть Ветхого завета, которая посвящена деяниям преемника пророка Моисея — Иисуса Навина, того, по чьему приказу вострубили трубы, обрушившие стены осаждаемого Иерихона; того, кто остановил Солнце над полем битвы, дабы противники не могли скрыться, воспользовавшись темнотой. По православному календарю день памяти праведного Иисуса Навина отмечается 1(14) сентября. Его изображение было вышито на знамени покорителя Сибири Ермака и стяге князя Дмитрия Пожарского.

Книга Иисуса Навина следует в Библии сразу за Пятикнижием Моисеевым, в котором изложена история сотворения Богом мира и человека, описаны времена египетского рабства сынов Израиля, последующий Исход под предводительством Моисея, скитания по пустыне… Этим книгам Ветхого завета Дмитрий Щедровицкий посвятил обширный труд «Введение в Ветхий Завет. Пятикнижие Моисеево».
А монография о Книге Иисуса Навина открывается размышлениями о природе и значении власти, которую тот унаследовал после Моисея: «Царь-пророк – библейский идеал правителя. Именно такими были Саул (в первый период царствования, пока он был послушен Богу), Давид, Соломон и другие цари. Свою кульминацию образ царя-пророка находит в Мессии, который, о предсказанию пророка Захарии, особенным образом соединит в своем лице власть царскую с пророческой: «…И воссядет, и будет владычествовать на престоле своем; будет и священником на престоле своем, и совет мира будет между тем и другим». (Зах. 6, 13)… Приоритет пророчества над царской властью, невозможность править святым народом без божественного благословения проявляются в том, что полнота богообщения после смерти Моисея переходит именно к Иисусу…».
Автор скрупулезно анализирует значение имени Иисуса Навина, его родословную, пророческий дар и талант полководца. «В своей речи Иисус сочетает упование на Божье содействие с практическим подходом к обстоятельствам…». При этом особо отмечается, как изменилось описание духовного состояния вверенных ему людей: «Народ сильно возрос духовно за те сорок лет, что миновали после исхода, и прежняя непокорность Богу сменилась готовностью исполнять во всем Его волю («только Господь… да будет с тобою»)… Поэтому ответ представителей колен звучит подобно эху Божьего гласа, повторяя те слова, которые ранее услышал Иисус непосредственно от Господа: «…Только будь тверд и мужествен! (Иис. Н. 1, 18). Обещание помощи свыше подразумевает не бездействие человека, но, напротив, напряжение всех его сил…».
Столь же подробно рассматриваются и другие эпизоды Книги Иисуса Навина. Например — спасение женщиной по имени Раав двух разведчиков в Иерихоне и ее отказ от языческого многобожия. Анализируя этот момент, автор проводит параллели с Новым заветом, одновременно раскрывая перед читателем сложную систему символов и излагая исторические сведения, необходимые для ее понимания. Также внимание уделено рассечению вод Иордана и сопутствующим ему архетипам, последней манне небесной, которую сменяют «произведения земли Ханаанской» (Иис.Н. 5, 12) и, конечно, знаменитому разрушению стен Иерихона. Не просто трубы звучали тогда, а «юбилейные рога», шофары, исстари окруженные сонмом знаков и символов, подробно рассматриваемых в тексте. Опираясь на ветхозаветные тексты, автор доказывает, что представление о поголовном истреблении населения захваченных воинами Иисуса Навина земель возникло из-за неточности перевода некоторых древних слов – на самом деле, речь шла об изгнании идолопоклонников.

Дэвид Дуглас. Исчезнувшие религии и культы: древнейшие таинства и обряды

ИСЧЕЗНУВШИЕ РЕЛИГИИ И КУЛЬТЫ.jpg

Как возникла религия? Что являлось ее предпосылками? Все основные признаки и элементы религии наиболее отчетливо проявляются в ее высших формах, характерных для современного общества. В большинстве развитых религий наш мир, как правило, удвоен: помимо мира естественного, повседневного, существует совершенно иной сверхъестественный, потусторонний мир, в котором обитают совершенно другие существа, традиционно именуемые богами, ангелами, демонами. И именно от этих сверхъестественных существ зависит судьба каждого человека.
Основной  формой передачи религиозного знания, объяснения религиозных символов, запретов и обычаев служил миф.  Тысячелетия назад в мире существовало множество разнообразных культов, но по мере возникновения древних империй и королевств их владыки стали использовать ритуалы в государственных и личных целях. Постепенно формировалось сословие людей-посредников с потусторонним, и происходила унификация форм религиозного знания. История религии – это, кроме всего прочего, и история злоупотребления властью: одни культы были уничтожены в результате преследований, а другие, наоборот, были легализованы и превратились в официальные религии.
Среди самых древних богов, которым поклоняются и сейчас, можно назвать Шиву, принятого в индуистский пантеон как покровителя животных и «низших» племен, почитался задолго до прихода северных племен индоариев. Шива, неразрывно связанный с образом богини Деви, являя сотрудничество творческих сил, где «йони» — основа, постамент и поддержка «лингама». Концепция этой четы вошла в индуизм, распространившись на все пары ведических богов.
Издание рассказывает о древнейших культах плодородия и поклонения Богине-Матери. На Европейском континенте живучими, несмотря на преследования властей, оказались различные религиозные течения и секты, особо можно отметить гностицизм, переживший второе рождение в эпоху Ренессанса, и упоминаемый во множестве самых разных литературных произведений. В издании подробно рассказывается о мистериях Пифагора, современных друидах, тантре и традициях тибетского буддизма.

 

Марифат М.Хади. Коранические науки

1 КОРАНИЧЕСКИЕ НАУКИ (2).jpg

Вышедшее при участии Фонда исследований исламской культуры научное издание посвящено исследованию Корана. Изучение Писания началось с самого начала возникновения ислама и не прекращалось на протяжении последующей истории. В нем принимали участие многие выдающиеся ученые и богословы, проводя полезные диспуты и составляя ценные труды на данную тему. «Согласно имеющимся данным, первым, кто занялся изучением Корана, был Йахйа ибн Йа’мур, ученик Абу ал-Асвада Дуали (ум. 708 г.). Он написал книгу об искусстве чтения Корана в селении Васит. Его труд описывает разные варианты чтения Корана (кираат) в те времена)». Далее коротко рассказывается о многих книгах, посвященных изучению Писания, в том числе – достоинствах и аллегориях, символическому толкованию неясных мест. Среди них есть и трактат о диалектах арабских племён, чьи слова упоминаются в Коране.
В издании особое внимание  уделяется  стилистике Корана и рецитациях известных чтецов, чья манера голосового воспроизведения Писания дошла благодаря ученической преемственности. Также  в тексте перечислены те способы чтения Писания, о которых в настоящее время можно узнать только по описаниям из трактатов средневековых  авторов.
«Арабские словесники и литераторы считают, что феноменальность Корана определяется в первую очередь его недосягаемым красноречием. Совершенство стиля, складность слов и цельность изложения, где одно слово гармонично дополняет другое, всё это вместе взятое и делает Коран неповторимым. Невозможно, чтобы одно слово айата было заменено на другое, или смещено с места. По утверждениям арабских филологов и литераторов, если человек попытается заменить хотя бы одно слово айата на другое, то ему не удастся добиться такого же семантического и фонетического  эффекта».
Издание завершается  анализом заимствованных из Корана пословиц и поговорок; подробными комментариями, указателями, списком арабо-язычных терминов и понятий.

 

История чтения в западном мире от Античности до наших дней. Ред.-сост. Г. Кавалло, Р. Шартье

история чтения.jpg

Что такое «искусство читать»?  В век тотальной грамотности книжная культура оказалась более необходимой, чем в Средние века, когда грамотные люди, как и книги, были редкостью среди серой массы тружеников и воинов. Издание (тринадцать статей разных авторов) повествует о том, как, кто и что читал в разные эпохи человеческой истории – от древнегреческих мудрецов и учеников до современных «новых читателей».
Подробно описывается эволюция чтения: от чтения вслух, с проговариванием слов, необходимым для понимания смысла, к чтению про себя, только при помощи глаз. А «своеобразие» чтения энциклопедистами? Они использовали «книжное колесо» (приспособление, поворачивающее полки и дающее возможность читать несколько книг одновременно) и всевозможные сборники, включающие в соответствующие рублики разную информацию.
Давно прошли идиллические времена патриархального, крестьянского чтения, когда отец семейства перед сном читал всей семье книгу с нравственным содержанием. «Читательская лихорадка» имела и свои издержки: чтение по диагонали, массовое распространение маргинальных текстов и постепенное снижение тиражей высокохудожественной прозы и поэзии.

 

Борис Барков. Однажды Сталин сказал Троцкому, или Кто такие конные матросы. Ситуации, эпизоды, анекдоты

ОДАЖДЫ СТАЛИН СКАЗАЛ ТРОЦКОМУ.jpg

Первые сборники подобных коротких историй появились в нашей стране во времена Петра I, который и сам быстро стал одним из самых популярных персонажей анекдотов. Чем интересны «старые» анекдоты для историков? Являясь феноменом исторического сознания, своего рода народным документом, передаваемым в первую очередь из уст в уста, т.е. фактом подлинной устной истории, такие анекдоты в старом смысле этого слова претендуют (и порой – заслуженно) на подлинность в изложении исторических фактов. Они не были «просто сочинены», а являются отражением реальных фактов жизни знаменитых личностей.
Например, о Николае I рассказывали такую историю: «Один помещик желал определить сына в какое-то учебное заведение, для этого ему нужно было подать прошение на Высочайшее имя. Не зная, как написать прошение, и, главное, затрудняясь как титуловать Государя, простак вспомнил, что Государя называли августейшим, и, так как дело было в сентябре, накатал в прошении: «Сентябрейший Государь!» и пр. Прочитав это прошение, Николай Павлович рассмеялся и сказал: — Непременно принять сына и учить, чтобы не был таким дураком, как отец его!»
Впоследствии анекдот трансформировался и принял нынешний вид – короткой и остроумной придуманной истории, которая, тем не менее, способна отображать особенности конкретного исторического момента. Так, в книге приводится анекдот, изображающий, как Сталин относился к своим ближайшим сподвижникам:

«Глубокая ночь, Сталин снимает трубку:
— Слушай, товарищ Молотов, ты все еще заикаешься?
— Да, товарищ Сталин, немного, но если надо для партии, я…
-Нет, спи спокойно!

Звонит Берии:
-Слушай, Берия, ты все еще занимаешься девочками?
— Нет, не очень… Так, иногда..
-Ну ничего, ничего, спи спокойно! – Сталин кладет трубку.

— Ну вот, соратников успокоил, можно и самому уснуть!»

А вот другая, не менее занятная история, характеризующая не столько Сталина, сколько Берию: «Председатель Госплана в годы войны Николай Алексеевич Вознесенский выпустил книгу об экономике СССР в Великой Отечественной войне. Работа получила Сталинскую премию. На правительственном банкете Берия подошел к Вознесенскому, обнял его за плечи и сказал:
— Смотрите, товарищ Сталин, какие у нас есть молодые члены правительства. Книги пишут, премии получают. Вот только на товарища Сталина мало ссылаются в своих ученых книгах.
Сталин помрачнел, резко повернулся и ушел в узкую потайную дверь. Вскоре Вознесенский был арестован».

Многие ситуации, описанные в этих историях, кажутся сейчас наивными. Но у каждой эпохи – свои разновидности великого и смешного.

 

Игорь Минаков, Максим Хорсун. Зона посещения. Бродяга Дик

БРОДЯГА ДИК.jpg

Увлекательный роман, продолжает традиции классических произведений братьев Стругацких, раскрывая тему Зоны, сталкеров и артефактов в новом неординарном решении. Авторы не только продолжают сюжетные линии Стругацких, но и органично  развивают их, дополняя новыми условиями и обстоятельствами, а значит — лихими поворотами динамичного сюжета.
Спустя 40 лет после контакта Рэда Шухарта с Золотым Шаром Зона изменилась. Отыскать безопасный путь на запретной территории теперь сложнее, чем прежде. «Вешками сталкеры с давних времен называли останки охотников за хабаром, которым не повезло. Кто-то однажды с кладбищенским остроумием сравнил белеющие среди истлевшего тряпья кости с металлическим рейками, которыми отмечали безопасные маршруты полевые сотрудники Хармонтского филиала Международного Института Внеземных Культур, который, правда, принадлежал теперь не ООН, а транснациональному картелю, прибравшему большую часть Зон Посещения к загребущим рукам. Могущество картеля, перекачивающего внеземные технологии в земную экономику, трудно было переоценить. Злые языки поговаривали, что переворот 1991 года, в результате которого власть в королевстве перешла в руки хунты, финансировался из особых фондов, формально никак с картелем не связанных».
Сталкеровская жизнь стала более опасной. Как и жизнь всех тех, кто живет рядом с Зоной или связан с ней по долгу службы. Так что официальный научный сотрудник того самого Института Внеземных Культур Строгов получает от указания от некого Краба указания о приоритете нового задания: «Мега-аномалия, известная в сталкерской среде под названием  «Бродяга Дик», покинула привычный ареал обитания и переместилась в глубь Зоны. сталкеры получили заказ из Рексополя на сбор информации о Бродяге Дике. Краб приказывал выяснить, кто является заказчиком, и какие структуры за ним стоят. А еще Краб приказал оценить степень угрозы, которую может представлять Бродяка Дик в Зоне, а также его военный потенциал вне Зоны». И вот группа сталкеров направляется в неизвестную часть Зоны… Кто-то решился на эту вылазку ради денег, для кого-то схватка с Диком — дело чести, для кого-то — поиск истины. А для Ким Стюарт, внештатной сотрудницы газеты «Дейли Телеграф», это приключение — прекрасная возможность написать убойный репортаж и прославиться. Но уже по дороге она сталкивается с итогами людских «разборок» — обгоревшим микроавтобусом «Мерседес». Вот одна из тех самых цен, которых приходиться платить за иноземные артефакты. И чудеса Зоны здесь не при чем. Как объясняют Ким, «кто-то из местных скупщиков рискнул вывезти товар из города. Вписался в окно между нашими патрулями, тут-то его накрыли конкуренты. Зверье – да, это так…. Культисты, мисс… Секта Судного Дня… Верные псы старого Гуталина. Их полно в Хармонте, хотя они удачно маскируются под простых горожан, а то и под сотрудников Института или под местную пьянь, но каждый держит под рукой ствол для удобного случая… Культистам нужно, чтобы горожане жили в страхе. Они не упускают возможность вставить палку в колеса законникам. Бандюганы-фанатики оскверняют эту землю сильнее, чем до них постарались пришельцы».

И что теперь можно попросить у Золотого Шара?..

 

 

Игорь Гришин, Михаил Емельянов. Советско-германский военный словарь

советско-германский словарь.jpg

Есть издания, которые не поддаются обычной классификации – ни по оформлению, ни по содержанию.  Оформление этого издания вполне соответствует типичной военной спецлитературе периода Великой Отечественной войны, вплоть до фактуры бумаги (давно не используемой в современных книгах) и надписи на четвертой сторонке: «Допущено военной цензурой. Словарных статей 121. карт-схем – 216. печатных знаков – 227600».

Авторы рассматривают Великую Отечественную не как набор сражений, ошибок или удач полководцев, а как глобальную схватку, для исхода которой имело значение множество факторов: психологический настрой населения; влияние не только пропаганды, но и искусства; роль военачальников и руководителей отдельных государственных служб; множество других факторов. Именно такой необычный набор статей, снабженных перекрестными ссылками, позволяет по-новому взглянуть не только на общеизвестные факты, но и на их взаимосвязанность. Нашлось в издании место для НКВД и гестапо, штрафных батальонов и знаменитого приказа «Ни шагу назад!».  Подробно рассказывается о истории «наркомовских 100 грамм: «Микоян предоставил проект решения Государственного комитета обороны: «Установить, начиная с 1 сентября 1941, выдачу  100 грамм водки в день на человека…». Сталин лично внес правки, после слов «составу» вписав «войск первой линии». Это означало, что Верховный Главнокомандующий велел  тыловикам не наливать.

Авторы уделяют внимание историческим подробностям: «9 июля 1941 года вице-король Индии лорд Линлитгоу призвал английское правительство оказать давление на Иран, чтобы тот порвал все отношения с Германией. К этому склонялось и советское руководство… В четыре часа утра 23 августа 1941 года послы СССР и Англии вручили премьер-министру Ирана ноты своих правительств. Британские и советские войска с двух сторон вошли в Иран, чтобы покончить с немецким влиянием, контролировать нефтепромыслы и обезопасить военные поставки Советскому Союзу. Две армии Закавказского фронта легко прорвали оборону иранской армии, которая ещё не успела подготовиться к военным действиям. 27 августа на территорию Ирана из Туркмении вступила ещё и 53-я армия. Поскольку с Ираном граничила Индия, правительство Черчилля именно из состава её вооружённых сил выделило два соединения. Многие иранские части сдавались в плен».

В «Словаре» описываются и все ставшие легендарными виды вооружения: «Мессершмидт» («Символ вездесущего Люфтваффе»), «Катюша», «Т-34» и «Тигр». Все, казалось бы, такие  разные статьи в итоге складываются в мозаику, показывающую многие аспекты смертельной схватки держав.

 

Новый сезон конкурса «О любви к Родине»

В пятый раз стартовал литературный конкурс «О любви к Родине», участниками которого, по традиции, могут стать живущие в любом уголке мира авторы, пишущие на русском языке. Стихами или прозой  писать, и о чем именно – о славном прошлом или захватывающе интересном будущем, о великих государственных мужах и почитаемых подвижниках или о тихой, незаметной на первый взгляд прелести своей «малой родины» — каждый волен выбирать сам. Номинации остались прежними — «Миниатюра о любви к Родине», «Повесть или рассказ о любви к Родине», «Стихотворение о любви к Родине»… И, как всегда, остается актуальной тема любви, как таковой. Для лирических произведений существует номинация «Миниатюра о любви». Тем, кто вдохновится возможностью заглянуть в будущее, адресована номинация «Фантастический рассказ на тему любви к Родине». В каждой номинации один автор может представить не более двух работ Анкеты авторов с указанием ФИО, возраста, места жительства и контактного телефона и сами работы принимаются по электронной почте: konkursolubvi@gmail.com.

Инициатива проведения конкурса принадлежит известной писательнице и общественному деятелю Амарии Рай. В составе жюри — певица Любовь Казарновская, член Общественной Палаты России Сергей Абакумов, поэт Александр Шаганов, глава благотворительного фонда «Даунсайд Ап» Анна Португалова, телеведущая Тутта Ларсен, режиссер Олег Бердюгин; издатель, директор фестиваля фантастики «Созвездие Аю-Даг» Глеб Гусаков (Ярослав Веров), генеральный директор Дома Книги «Молодая гвардия» Нина Беликова.

Прием произведений завершится 15 ноября 2014 года. Лучшие работы будут опубликованы в сводном альманахе конкурса. Лауреаты получат в награду золотые и серебряные значки, путевки в города Золотого кольца или поездку в Москву, дипломы и памятные подарки от членов жюри.

Московская международная книжная выставка-ярмарка

27 Московская международная книжная выставка-ярмарка пройдет с 3 сентября по 7 сентября на ВДНХ (павильон №75). На ней будут представлены такие книги как «Хранители пути», «Вдохновение жизнью», «Hayastan-Hindustan: Легенды и реальность», «Лабиринт Мёбиуса», антологии «Историкум. Terra Istoria», «Историкумъ. Мозаика времен» и «Милитариум. Мир на грани», «Полководцы Второй мировой. Красная армия против вермахта». Среди гостей ярмарки ожидаются писатели Карина Сарсенова, Арти Д. Александер, Глеб Гусаков, Алекс Громов, Ольга Шатохина и другие.

— Характерно, что на ярмарке будут представлены не только классические бумажные, но  и цифровые издания, — говорит руководитель пресс-службы ярмарки Максим Макаренков. — В целом, в  этом году ожидается большая «цифровая» программа, объединенная общей концепцией. Например, будут подведены итоги конкурса позитивной научной фантастики «Момент изменения».

— С исчезновением советской НФ некогда популярный жанр о лучшем завтра незаметно ушел в тень, уступив место суровому сводному брату постапокалипсису и младшей сестричке-фэнтези, разумеется, темной, — разъясняет идею конкурса писатель Сергей Чекмаев. — Но в современной ситуации хочется читать не только ужасы новостных лент, но и подумать о возможных путях разрешения кризисов.

По итогам конкурса будет выпущен сборник лучших произведений.

 

 

Чашка кофе и прогулка