РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Харуки Мураками

Николай Желунов. Харуки Мураками «Обезьяна из Синагавы»

Это не сюрреализм и не магический реализм. Не фантастика. Это психологическая проза. Подсознание разговаривает с нами через образы и из них сложена эта история.

Обезьяна — это метафора ревности Мидзуки. Она так угнетала героиню, что была загнана в подсознание — «жила в канализации» (обезьяны не живут в канализации, на минутку). Доктор в результате нескольких сеансов позволил Мидзуки психологически раскрыться и нашел проблему в ее подсознании. Родители любили не Мидзуки, а ее старшую сестру, и девочка получила психологическую травму. Героиня утверждает, что ревность и зависть ей чужды (естественно, ведь о проблеме знает только подсознание), но очевидно ревнует и завидует.
Читать далее

Переводы Елены Кузьминой. «Норвежский лес» Мураками. Послесловие переводчика / Norwegian Wood by Murakami: Jay Rubin

Харуки Мураками был ошеломлен и подавлен, когда количество его читателей вдруг увеличилось с шестизначной цифры до миллионов после публикации в 1987 году «Норвежского леса». Быть известным – это одно; быть суперзвездой – совсем другое.

Это сумасшествие заставило писателя вернуться к своей анонимности в Европу (он написал эту книгу в Греции и Италии). В 1991 году он переехал в США. Только в 1995 году Мураками смог вернуться к жизни в Японии, причем на собственных жестких условиях: никаких появлений на телевидении и профессиональной напыщенности, ожидаемых от японского писателя-автора бестселлеров.
«Норвежский лес» до сих пор единственная книга Мураками, которую читал «каждый» японец. А вот молодые читатели Мураками выросли вместе с ним, с тех пор, как он начал биться с темным прошлым Японии (в «Хрониках заводной птицы»), а в 1995 году — с ударом двух трагедий — землетрясением в Кобэ и, в «Подземке», с газовой атакой в токийском метро.
Читать далее

Екатерина Бирюкова. Завести пружину мира

Романы Харуки Мураками напоминают вид сверху на людей, что бродят соседними тропами. Вот сейчас тропинки сойдутся, и они встретятся. Ты следишь за их дорогой, кожей чувствуешь, как они хотят быть вместе. И ждешь этого. И, наконец, поворот близко, сейчас их руки сомкнутся… Но нет. Дороги расходятся буквально в пять шагов, и они не видят друг друга. Тогда ты закрываешь книгу, садишься и думаешь: «Ну как же так?» Накатывает разочарование. Ты с самого начала повествования ждал их встречи. А они прошли мимо. Как-то глупо.
Так и в историях Мураками. Неспешно перебираясь от одной главы к другой, он говорит о разных людях. Подробно описывает географию. И вдруг ты понимаешь – ведь в этом доме живет другой герой! Сейчас они поговорят, и всё объяснится. И я пойму, в чем же суть. Что задумал автор. А они проходят мимо. Один сбегает через окно, другой – путает дома. А зачем тогда понадобились именно эти два героя? Почему у них так много общего? Они должны были увидеться! Так где же тогда смысл?
А дело-то совсем не в этом. «Хроники Заводной Птицы» можно назвать сборником рассказов, написанным в форме романа. У каждого персонажа своя история. Некоторые, как Крита Кано, «дробят» основное повествование. И читатель хочет быстрее пробежать глазами главы о чём-то другом и вернутся к её рассказу. «Что же было дальше?» — думаешь ты и лихорадочно листаешь страницы. «Хроники…» могут лишить вас сна и заставить сидеть в одной позе часами. Так сильно желание узнать, ЧЕМ же всё закончится. Так хочется найти ответы на все вопросы.
Читать далее

Сетевые трофеи. Как Мураками пишет книжки

http://ong30.livejournal.com/811764.html

Утилитарно-познавательный кусочек из интервью Харуки Мураками журналу «Пари ревю»: «Когда я пишу роман – [каждый день] встаю в четыре утра и работаю в течение пяти-шести часов. После обеда я пробегаю десять километров или плаваю на расстояние в полтора километра (или делаю и то и другое). Потом я немного читаю и слушаю музыку. Спать ложусь в девять вечера. Это проделываю каждый день, ничего не меняется. Повторение одних и тех же действий важно само по себе и становится гипнотическим. Но для того, чтобы поддерживать такой распорядок дня в течение долгого времени – от полугода до года – требуется много душевных и физических сил. В этом плане создание объемного романа похоже на прохождение курса выживания в джунглях. И физическая сила так же необходима, как и художественное чутье».

Сергей Анисимов. Главное — не верь глазам своим…

Харуки Мураками «1Q84»

Харуки Мураками. «1Q84». «Тысяча невестьсот восемьдесят четыре».
Издательство: «Эксмо», 2011

Русский народный японский писатель Харуки Мураками снова всех перехитрил. Выдал на радость страждущим новых книг от сэнсэя два тома нового романа «1Q84», остановился на самом интересном месте, а третью книгу — завершающую — заставил ждать ещё год (ну не читать же, в самом деле, тот странный перевод с украинского, который болтается в сети?). И в этом ожидании — главный секрет.
Читать далее

Чашка кофе и прогулка