РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Впечатления от…

Страницы 2 из 5«12345»

Елена Блонди. Впечатления от… (Лидия Винничук «Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима»)

Прекрасная книга польского филолога и историка, с 1963 — профессора Варшавского университета, Лидии Винничук — тот самый уровень изложения фактов, который позволяет не специалисту что-то узнать, запомнить, не утопая в миллионе научных, часто противоречивых сведений, накопленных археологами и историками. И не просто узнать, а увидеть цельную картину.
Читать далее

Елена Блонди. Фейсбук: пара слов о расчухивании

По первому впечатлению (пока оно не размылось) фб — это машина по неосмысленному озвучиванию себя, и неосмысленность не в плане того, что говорящий глуп, а — сведение к нулю промежутка между возникновением мысли и ее высказыванием вслух (скорее «неосмысливание» тогда). Это сильно напоминает мне болтовню реставраторов у нас в отделе, когда в мастерской сидели несколько неглупых людей, руки у них заняты, а головы свободны, уйти нельзя. Зато можно всласть трепаться очомхошь.Кто-то в условиях такого белого и небелого шума, как рыба в воде. Другому совершенно не нужно запечатлевать себя вслух каждые полчаса. Думаю, это просто разные типы людей.
И в качестве десерта вот вам набор синонимов с сайта АКАДЕМИК dic.academic.ru:

осмысление, осознавание, осознание, понимание, постигание, постижение, просекание, разгадывание, расчухивание, уразумение, уяснение

Елена Блонди, по ходу чтения. А что у писателей — для писателей? (читая Джона Ирвинга)

Я знаю, есть и читатели, которым это нужно и важно, но их мало. Потому точность, изящество и смысловая наполненность литературного языка в книге чаще замечается писателями (некоторыми)
В одном из романов Стивена Кинга есть размышления о первой фразе романа. Я ее помню, эту главу, потому что я знаю, о чем Кинг, я знаю это ощущение восторга от верно, единственно верно выбранных слов, неважно, своих или чужих. Главное — они соединились и сотворили нечто, чего не было раньше, нечто третье из собранных вместе обыденных элементов — слов и знаков препинания.
Вот что пишет Ирвинг о первой фразе книги в своем романе «Мужчины не ее жизни»
Читать далее

Елена Блонди. По ходу чтения. Фолкнер

Есть вещи, которых практически не замечают читатели. Линия «квест» или  «о чем писано» для большей части читателей всегда важнее, чем «как писано». Нужно самому заниматься словами, мучаясь и пробуя, чтоб увидеть и оценить мощь фолкнеровского литературного языка, его мелодику и ритм.

Он пишет предложение длиной в абзац, и в нем есть все — сюжет, история, окружение, певучесть, жесткость, нужные границы, правильная бесконечность, и оно не топит читателя в себе, а подхватывает и держит. Все слова, от куцых частиц до просторечных выражений, все повторы и знаки препинания в нем — на месте, и потому гениальность текста не кричит о себе, похваляясь, а сразу же встраивается в мироздание — жить.

Чашка кофе с Еленой Блонди. С книгой Рока

Рок автор сложный и неоднозначный. Его проза насыщена энергией, которая перехлестывает через край повествования, как правило, сугубо реалистичного. И везде, в каждом повороте сюжета автор усматривает и показывает читателю изнанку действа, подкорку, ищет и находит философские смыслы.
Читать далее

Елена Кузьмина. МОЕ КИНО. Александр Сокуров «Телец» (2001)

Фильм стал настоящим открытием (в очередной раз пожалела, что не видела «Молох», о Гитлере).
В «Тельце» Ленин (Леонид Мозговой гениален) показан полным идиотом, в последний период жизни (примечательно, что в фильме его ни разу не назвали по имени, а только — «больной»).
Читать далее

Sivaja_cobyla. В память о Саре

«В память о Саре»
Крис Муни

Крис Муни - В память о Саре

Штампованно, по-дилетантски, с потугами на психологизм. Набор героев, срисованных по трафарету с проходного американского триллера. Непременный упрямец, не могущий смириться с потерей и эффектно страдающий, вымещая свое горе на всех подряд, его жена со скелетом в шкафу, начинающая новую жизнь, обязательные детские травмы, управление гневом, психологи, полицейские и неизбежный, надуманный хэппи энд. А как же иначе? Иначе подростковая психика читателя будет в свою очередь травмирована, не получив красивой сказочки. Скучно, девушки…

Дженни Перова. Лидия Либединская

Прочла в журнале — в июльском номере Story — статью Влада Васюхина о Лидии Либединской — и захотелось поделиться!

Лидия Борисовна Либединская, урожденная Толстая (24 сентября 1921, Баку – 19 мая 2006, Москва) – советская писательница.
Отец – юрист, советский служащий, работник Госплана РСФСР Борис Дмитриевич Толстой, двоюродный племянник Л.Н.Толстого, репрессирован в 1937, погиб в 1942 в лагере под Красноярском; мать – поэтесса, журналист, переводчик Татьяна Владимировна Толстая (Ефимова), известная под псевдонимом Вечорка, автор книги о Лермонтове.
По рождении была крещена по православному обряду, крестным отцом стал Вячеслав Иванов. Начинала учиться в историко-архивном институте, закончила Литературный институт.
Читать далее

Соня Ридер. Читая Стивена Кинга

В далёком-далёком туманном моём детстве, когда ночь была бесконечна, а звёзды бесчислены и ослепляли — встретила я как-то Стивена Кинга.
Ух! Это совсем не похоже на прыжки с десятиметровой вышки в бассейн — там тебя ищут максимум три минуты — и потом успешно вытаскивают. Из книги Стивена Кинга вытащить меня было невозможно. Это мир тёмный бесконечный, а звёзд в нём бесчисленное множество — и вот, спустя годы — остались одни только звёзды, а бесконечная темнота как-то сделалась несущественна. Но вот он, этот мир — во мне — светится ярко:
«Стивен Кинг»
Читать далее

Иван Гранкин. Я наконец таки нашел ту книжку, которую так долго искал и которая…

Которая мне понравилась больше всего из всего того что я прочитал за последние пятнадцать или даже двадцать лет…
Итак, это как ни странно Валентин Катаев.
Но не тот которого мы знаем по его книгам для мальчиков-подростков.
А совсем другой Катаев.

Книга называется „Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона»

Попала она ко мне совершенно случайно. Она представляла из себя просто сборник воспоминаний мальчика-подростка жившего когда то еще до революции 17 года. Эта книга лежала у меня на кухне и я в нее втыкался с любого места за завтраком или ужином. А потом во время какой то генеральной уборки по ошибке она была вынесена на первый этаж подъезда к почтовым ящикам. Туда куда выносят ненужные вещи которые жалко выбрасывать на помойку.

Я потом пытался тщетно найти эту книгу потому что не помнил названия. И вот наконец сегодня случайно нашел в инете.
Валентин Катаев пишет в этой найденной мной наконец книге не про ту дореволюционную Россию которую мы знаем по школьной программе. А совсем про другую Россию. Которую мы навсегда потеряли, и которую уже возможно никогда не вернем.
И это совсем другая Россия. Которая была на самом деле, а не то гавно, которое воспевал сначала Достоевский с Некрасовым, а потом Максим Горький, Гиляровский, Короленко…

Ниже под катом предисловие к этой книге самого Катаева в виде письма своей внучке и ссылка на текст книги:
Читать далее

Страницы 2 из 5«12345»

Чашка кофе и прогулка