Татьяна Мажарова

Татьяна Мажарова. Жан-Кристоф Гранже. «Кайкен»

Кайкен — небольшой японский нож, главное предназначение которого — использование при самообороне в тесных пространствах или в качестве последнего средства защиты, кроме того мог использоваться женщинами для совершения ритуальных самоубийств.

4.jpg

Главный герой последней на данный момент переведенной книги Гранже — полицейский Оливье Пассан помешан на Японии, ее культуре и обычаях, женат на японке, устроил свой быт на японский манер. Немаловажно то, что Пассан вдохновлен идеальной, рафинированной Японией: культом самураев, традиционной философией, эстетикой, национальной музыкой — в общем, всем тем, что в современной высокотехнологичной стране восходящего солнца является разве что картинками на экспорт.
Жена Пассана постоянно подчеркивала, что его представления о ее родине неправдоподобны. Наоко вполне комфортно чувствовала себя в Европе и была не в восторге от того, что муж воспринимает ее в какой-то степени трофеем. Он даже как-то подарил ей тот самый кайкен, ориентируясь на многовековые традиции — противоречивый, надо сказать, по толкованию смыслов подарочек.
Читать далее

Две цитаты к Воскресному чтению

«Во-первых, это очень мужские рассказы. Именно мужские — не мачистские, не опусы самца, а взвешенные, рассудочные, здравые и в то же время исполненные горькой, местами хрупкой нежности. К примеру, история мужчины, который после смерти жены вдруг узнает, что в ее жизни был другой мужчина («Любовник») или странная вера в знаковость повторяющегося сна с таинственной женщиной героя «Женщины с бензоколонки».
Читать далее

Воскресное чтение. Бернхард Шлинк «ЖЕНЩИНА С БЕНЗОКОЛОНКИ» (фрагмент)

(чтение Татьяны Мажаровой и Елены Блонди)

Бернхард Шлинк «ЖЕНЩИНА С БЕНЗОКОЛОНКИ» (фрагмент)
Перевод В. Подминогина

1

Он уже и сам не знал, действительно ли когда-то видел этот сон или с самого начала придумал его. Он не знал, чей образ, что за история или кинофильм навеяли этот сон. Впервые сон приснился, когда ему было лет пятнадцать-шестнадцать, и с тех пор не оставлял его. Когда-то он вызывал этот сон в памяти, когда уроки в школе или день, проведенный вместе с родителями на каникулах, были особенно скучными, позже это случалось во время совещаний на работе, поездок в поезде, и тогда, отложив бумаги, он закрывал глаза и откидывался на спинку кресла.

Пару раз он даже поведал о своем сне кому-то из друзей, женщине, которую когда-то полюбил, встретив ее однажды в незнакомом городе, где они вместе шатались и болтали, и с которой потом расстался. Нет, не то чтобы он хотел сохранить свой сон в тайне. Просто не было повода рассказывать его часто. Кроме того, он знал, что сон его перестанет быть таким притягательным, если о нем кому-то рассказать. Сама мысль о том, что кто-то еще может увидеть «его» сон, была ему неприятна.
Читать далее

Чашка кофе и прогулка