РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Сью Таунсенд

Елена Блонди. По ходу чтения. Дневники — девичьи и не только…

По совету какого-то многоумного списка из 200 книг всех времен и народов, начала я читать «Дневники Трейси Бикер» писателя Жаклин Уилсон, оказались дневники полной скучищей, написанной черти как.
Но в поиске мне броузер вывалил еще кучу всяких девочковых дневников, и я стала обладательницей «Дневников принцессы» (Мэг Кэбот) и «Тайного дневника Лоры Палмер» (Дженнифер Линч).
Читать далее

Воскресное чтение. СЬЮ ТАУНСЕНД «Тайный дневник Адриана Моула», отрывок

(начатый в возрасте тринадцати с половиной лет)
Посвящается Колину, а также Шону, Дэну, Вики и Элизабет —

с любовью и благодарностью.

У Пола внутри словно сжалась пружина… и все же он как ни в чем не бывало болтал с матерью. Он никогда бы не признался ей, как страдает, она же лишь смутно догадывалась.

Д. Г. Лоуренс. Сыновья и любовники

ЧАСТЬ I

 

Четверг, 1 января

Выходной в Англии, Ирландии, Шотландии и Уэльсе
В новом году начну новую жизнь.

1. Стану переводить слепых через улицу.

2. Вешать брюки в шкаф.

3. Класть пластинки обратно в конверт.

4. Курить начинать не стану.

5. Не буду выдавливать прыщи.

6. Буду хорошо относиться к собаке.

7. И помогать бедным и необразованным.

8. А наслушавшись диких звуков, доносившихся снизу вчера вечером, клянусь никогда не пить.

Вчера отец напоил пса вишневым бренди. Если бы Общество защиты животных об этом прознало, папашу бы точно загребли. С Рождества уже неделя прошла, а мама все еще не надела зеленый фартук с люрексом, который я ей подарил! На следующее Рождество она получит этот уродливый и никчемный кубик для чистки ножей.

Везет мне как утопленнику! В первый же день нового года на подбородке вскочил прыщ!

Пятница, 2 января

Выходной в Шотландии. Полнолуние
Целый день еле ноги таскал. А все потому, что мама в два часа ночи распевала “Все будет по-моему”, стоя на лестничной площадке второго этажа. Наградил же бог родителями! Этак они запросто могут спиться. И через год я окажусь в детском доме.

Пес отомстил папе. Прыгнул и опрокинул на пол модель корабля, а потом носился по саду, путаясь в оснастке.

– Три месяца трудов псу под хвост, – все повторял отец.

Прыщ на подбородке растет как на дрожжах. Это все мама виновата, она понятия не имеет о витаминах.

Суббота, 3 января

Я с ума сойду от недосыпа! Папа выгнал пса из дома, и тот всю ночь лаял под моим окном. Ну почему именно под моим?! Папаша ругал пса последними словами. Ему бы надо научиться выбирать выражения, а то загребут за нецензурную брань на публике.

По-моему, у меня не прыщ, а фурункул. Да еще вскочил на самом видном месте! Я напомнил маме, что не принимал сегодня витамин С.

– Так пойди и купи себе апельсин, – отмахнулась она.

Вот так всегда. Фартук с люрексом она до сих пор не надела.

Скорей бы в школу.

Читать далее

Воскресное чтение. СЬЮ ТАУНСЕНД «Ковентри возрождается» (отрывок из романа)

(чтение Елены Блонди)

СЬЮ ТАУНСЕНД

Ковентри возрождается

ПОВЕСТЬ О ДВУХ ГОРОДАХ

Посвящается Джефри Страчану — он знает почему

 

1. ВЧЕРА Я УБИЛА ЧЕЛОВЕКА
Есть два обстоятельства, о которых я должна сразу же вам сообщить: во-первых, я очень красива, во-вторых, я вчера убила человека по имени Джеральд Фокс. И то, и другое — игра случая. Родители мои некрасивы. Отец похож на теннисный мяч, лысый и круглый, а мать имеет невероятное сходство с пилой для хлеба — тоже тонкая, зубастая, а язык — как бритва. Я никогда их особенно не любила, подозреваю, что они меня тоже.

А Джеральда Фокса я не настолько любила или ненавидела, чтобы его убивать.

Зато я люблю своего брата Сидни и знаю, что он меня тоже любит. Мы вместе смеемся над Теннисным Мячом и Хлебной Пилой. Сидни женат на унылой женщине по имени Руфь. Прежде чем заговорить, Руфь вздыхает, а сказав, что хотела, вздыхает снова. Вздохи у нее вместо знаков препинания. Сидни от жены просто голову потерял; ее меланхоличность очень возбуждает его. Детей у них нет, да они их и не хотят. Руфь говорит, что жизнь слишком уж пугает ее, а Сидни не хочет ни с кем делить перепуганную Руфь. Если погода жаркая, они занимаются любовью семь раз в неделю, а то и чаще, а когда уезжают за границу, то редко выходят из номера в гостинице. О своей семейной жизни Сидни рассказывает мне почти все, проявляя при этом необыкновенную стыдливость, как только речь заходит о деньгах. «Нет, нет, не надо об этом», — с содроганием говорит он, наотрез отказываясь обсуждать финансовые вопросы.
Он тоже живет в городе, где мы оба родились, и работает управляющим в магазине электротоваров; он большой мастер навязывать фотоаппараты, проигрыватели компакт-дисков и портативные цветные телевизоры людям, которым все это не по карману. Работа у Сидни ладится, потому что он, как и я, красив. У него такая улыбка, что покупатели не в силах устоять. Их завораживает глубина его темно-карих глаз и пушистость его длинных ресниц. Подписывая кредитное обязательство, они любуются его руками. Когда он говорит, что тот предмет длительного пользования, который им так нужен и который они только что оплатили, будет доставлен лишь недели через две, они пропускают это мимо ушей. Забыв обо всем на свете, они внимают его берущему за душу, вкрадчивому голосу с пленительной хрипотцой. Из магазина они уходят ошеломленные. Одна женщина все махала Сидни рукой, пятясь к дверям, и в конце концов угодила прямиком на багажник мотоцикла; тот провез ее ярдов пятнадцать, а потом сбросил в кювет. Все, кто был в магазине, выбежали ей на помощь, но только не Сидни: он остался охранять выручку.
Читать далее

Чашка кофе и прогулка