РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Современная литература

Страницы 1 из 3112345»...Далее »

Николай Желунов. Гузель Яхина. «Зулейха открывает глаза»

zulejha otkryvaet glaza

Впечатления двойственные. Из хорошего: написано приятным языком, образно, с интересными этническими деталями. Нашлась в тексте и идея – показать освобождение личности от мифологического сознания (не совсем удачно воплощена, впрочем). Светлый лучик надежды в конце тоже приятное впечатление оставил на фоне всей прочей чернухи.
Читать далее

Евгения Перова. Юрий Буйда «Синяя кровь» («Впечатления от…»)

Я не мастер писать рецензии, у меня получается только делиться впечатлениями. Не мастер я и навешивать ярлыки — сейчас краем глаза увидела определение «нео-барочный» применительно к этому роману. Не знаю. Наверно.

Мои первые ассоциации — это Маркес и Питер Брейгель Старший. Маркес, выросший в городе Чудове…
А, и Салтыков-Щедрин, конечно!
Фантасмагория и реальность, правда и вымысел, городские легенды и деревенские страшилки, сказка и газетная передовица, похороны и свадьбы, расстрелы и лагеря, любовь и смерть — жизнь, превращенная в поговорку, в побасенку, в анекдот, в театральное действо.
Уродцы и калеки, красавицы и безумцы, развратники и голубицы, дети и старики — яркий и красочный мир брейгелевских персонажей копошится на страницах книги.
Фантазия автора безгранична, странные персонажи плодятся и множатся, а имена их затейливы и странны:
Читать далее

Николай Желунов. Харуки Мураками «Обезьяна из Синагавы»

Это не сюрреализм и не магический реализм. Не фантастика. Это психологическая проза. Подсознание разговаривает с нами через образы и из них сложена эта история.

Обезьяна — это метафора ревности Мидзуки. Она так угнетала героиню, что была загнана в подсознание — «жила в канализации» (обезьяны не живут в канализации, на минутку). Доктор в результате нескольких сеансов позволил Мидзуки психологически раскрыться и нашел проблему в ее подсознании. Родители любили не Мидзуки, а ее старшую сестру, и девочка получила психологическую травму. Героиня утверждает, что ревность и зависть ей чужды (естественно, ведь о проблеме знает только подсознание), но очевидно ревнует и завидует.
Читать далее

Николай Желунов. Эдуард Веркин, «Мертвец»

Картинки по запросу Эдуард Веркин, «Мертвец».
У Веркина мало историй полностью лишенных фантастического или мистического элемента, эта — одна из таких. В центре ее подросток Никита из российской глубинки: не то, чтобы «трудный» и безнадежный, но проблемный. Патологический лжец, неспособный испытывать добрые чувства к самым близким людям.
Читать далее

Алекс Громов, Ольга Шатохина. ОТ БЫЛОГО ДО КОСМОСА

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 200 тысяч экземпляров, обозреватель «Озон-Гид», «Библио-Глобуса», лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами. Являются лауреатами Евразийской премии и премии «Сорок сороков».

 

МИРЫ, ФАКТЫ, ВЕРСИИ

Традиции и модификации

Антология фантастических рассказов и повестей продолжает серию Terraart, посвященную фантастике нон-фикшн, использующей элементы реальности для фиксирования грядущего. Заглянуть в неизвестность, оптимизировать время, пройти Вселенную от края до края – герои этой антологии способны и не на такое. Что лучше — остаться или измениться? Быть прежним или обрести новую версию?

Авторы обращаются к самым актуальным проблемам современности и создают оригинальные переосмысления золотой фантастической классики от Стругацких до Брэдбери. Так, повесть «Синдром прогрессора» описывает мир, в котором, несмотря на отсылку к образам, понятным всякому ценителю отечественной фантастики, запечатлен совсем другой мир. В нем высокие мотивы служат разве что для соблюдения приличий. Да и то не всегда. Однако прагматичность ведет разочарованию ничуть не хуже идеализма. «На этих планетах — дефицит будущего. Оно такое же, как вчера. Хотя мы можем им предложить только наше будущее, перемешанное и взболтанное с их настоящим. Бывает, что и получается хорошо. — А если не очень? — Ничего не поделаешь. Нет такого чувства — галактической справедливости. Забудьте!».
Читать далее

Sivaja_cobyla. ПО ПОНЯТИЯМ

«Бумажные города»

Джон Грин

Джон Грин - Бумажные города

Помните классику советского кино? «Счастье – это когда тебя понимают».Честно говоря, у меня никогда не было внутреннего согласия с этим утверждением, то одного понимания для счастья казалось не достаточно, то представлялось, что понимание может как раз принести несчастье. Но одно всегда роднило счастье и понимание – редкость обоих явлений. Ну, почему счастье штука редкая, я сейчас рассуждать не буду, а вот насчет понимания хочу поговорить. Да и к слову приходится, потому как роман современного классика young adult литературы Джона Грина «Бумажные города», по-моему, именно про понимание во всех его ипостасях.
Читать далее

Sapronau. Книги и книжки. Atom[ka]

Французский писатель FRANCK THILLIEZ (Франк Тилье) до сих пор не становился персонажем моих книжных обзоров, но, как это часто случается, возник информационный повод, и вот, пожалуйста:

Новый технотриллер, научно-фантастический детектив “Atom[ka]”. Главные персонажи — сотрудники французской криминальной полиции Люси Эннебель и Франк Шарко — уже знакомы российскому читателю по предыдущим книгам этой серии: “Le syndrome E” (в переводе “Монреальский синдром”) и “Gataca” (в переводе “Проект “Феникс”). 

atomka
Читать далее

Jane The Reader. 3 книги: Лев Рубинштейн, Бернхард Шлинк, Оливье Блейс

Lev_Rubinshtejn__Znaki_vnimaniya

1. Лев Рубинштейн “Знаки внимания”

У Рубинштейна я читала уже раньше “Случаи из языка”, поэтому заинтересовалась и “Знаками внимания” (кстати, книга получила премию НОС в 2012 году). Это сборник его статей — казалось бы, какая ценность в статьях, которые пишутся на злобу дня, а потом уходят в небытие? Я так думала примерно первую четверть книги, пока не наткнулась на одно интересное для меня наблюдение. Потом еще одно. И еще. Тогда стало понятно, что мое первоначальное заблуждение “а премию-то за что?” — это элементарное невнимание к эзоповому языку Рубинштейна. Немного концентрации — и тогда книга действительно приносит удовольствие, которое обычно получаешь от разговора с умным и ироничным собеседником. Тем более темы в ней не однодневные и мимолетные, а вечные, как многие наши проблемы.
Читать далее

При-ле-те-ло. Кристина Ларионова. Рецензия на книгу Евгения Голдкопфа «Бог придумал ложь»

«Два основных желания героя противоречат друг другу. Стремясь находиться как можно дальше от философии потребления, он сам готов окунуться в самую гущу финансового разврата: проворачивает аферы, обманывает людей, играет с религией, все это для эфемерного счастья для себя и своей женщины. Его тошнит от человечества с его враньем и от своих интриг, осознавая, что сам он не далеко ушел.» (из аннотации)

«Бог придумал ложь» — броское название, неправда ли? Думаю, большинство прочитавших были «зацеплены» именно этим способом. Это как непотребный крик с базарной руганью в театре. По мне, это так. Когда мне в глаза бросилось это название, первое, что пришло в голову «Автор — первый претендент на освоение статьи о оскорблении чувств верующих». Я подумала, как много людей сейчас играют на этом. Заявлять, что ничего святого в мире не осталось, уже не оригинально. Зато самое время подумать о тех, кто играет на этой пустоте, которая сейчас царит в головах и сердцах.
Читать далее

Jane The Reader. Исигуро «Остаток дня»

Исигуро "Остаток дня"

«Остаток дня» я прочитала только из-за того, что когда-то хорошо усвоила: книги с Букеровской премией плохими не бывают. К сожалению, эта книга меня разочаровала. Не то чтобы она тягомотная — нет, просто она одновременно очень японская и очень английская. Может быть, я тут мыслю слишком стереотипно, но, к сожалению, от ощущения сочетания этих двух культур сложно отделаться. Английская видна там сразу: дело происходит в Англии после Второй Мировой, повествование ведется от лица дворецкого, смысл жизни которого заключается в его работе, я бы сказала, что это дворецкий-дворецкий. Нечто японское проступает ближе к концу произведения, но неявно присутствует на протяжении всего действия: по-моему, именно восточной культуре свойственно так самозабвенно служить своему хозяину, не подвергая сомнениям все его действия.
Читать далее
Страницы 1 из 3112345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка