РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Sivaja_cobyla

Страницы 2 из 8«12345»...Далее »

Sivaja_cobyla. О Мэрилин Монро и селедке

В присутствии врага

Элизабет Джордж

Возможно, для начала знакомства с творчеством Элизабет Джордж мне попался не лучший его образец. А иначе почему я слышу столько восторженных отзывов на ее романы, в то время как в настоящем не нашла ничего, за что могла бы его похвалить. Впрочем, нет, лукавлю.
Читать далее

Sivaja_cobyla. МАЛ ДА УДАЛ

«Империя мороженого»

Джеффри Форд

Я уже неоднократно говорила о свое любви к рассказам, а так же о том, как сложно отыскать достойного представителя этого жанра. Ведь рассказ как короткая программа фигуриста, как блиц-партия в шахматы или мгновенный набросок ускользающей натуры. Можно быть выдающимся гроссмейстером, но не иметь необходимой скорости мышления, или прекрасно рисовать при условии вечных переделок, а тут все должно быть сразу, сконцентрировано и сжато, без возможностей прикрыть слабости исполнения долгими прелюдиями и отступлениями. И как же радостно обнаружить чистый образец хорошего рассказа. Вот такова «Империя мороженого» Джеффри Форда. Чем же он так привлекателен? А тем, что в изящной упаковке малой формы читателю преподносится сразу несколько вопросов, над которыми интересно поразмышлять.
Читать далее

Sivaja_cobyla. ПУСТО-ПУСТО

Червонная дама
Алексис Лекей

Удивительно, как удалось одному автору в одном романе собрать абсолютно все признаки плохого, на мой вкус, детектива. Во-первых, это известный буквально с первых страниц убийца, мотивы и способ действия которого раскрываются сразу же, еще до того, как читатель знакомится с его противником – следователем.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Та, которая была

«Что ты видишь сейчас?»

Силла Науман

 

Вы замечали, что очень часто человек, пишущий воспоминания о какой-либо знаменитости, лишь процентов двадцать своих мемуаров посвящает собственно общеизвестной личности, а львиную долю повествования составляют истории из жизни автора? Может быть и звезду-то он видел в течение минут двадцати на многолюдном приеме и все общение сводилось к известному «проходите-проходите, здесь дует», но и это в глазах пишущего является достаточным для создания воспоминаний. А уж если человек был рядом с портретируемым довольно долго или был близок с ним, то уж это точно повод для многостраничного романа о… себе любимом. Как правило, о знаменитости мы из таких текстов узнаем лишь некоторые малозначительные факты, зато о чувствах и жизни автора будем отлично информированы. А уж если взять несколько подобных воспоминаний разных людей, то и вовсе об интересующей нас особе сложится весьма противоречивое впечатление. Но этот факт имеет и положительную сторону, поскольку создает скорее «портрет эпохи» и окружения, в которых формировался характер интересующей нас личности. Поэтому я очень люблю книги мемуаров, построенные на принципе «ворот Расемон», когда несколько рассказчиков делятся своими воспоминаниями об одном человеке, а уж художественные произведения в этом жанре и подавно очень увлекательны. Вот с таким настроением я взялась за роман «Что ты видишь сейчас?» шведки Силлы Науман, который представляет собой четыре рассказа об одной и той же женщине, художнице Анне, авторами зарисовок выбраны подруга, муж, отец и дочь Анны.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Неоконченная повесть или терапевтическая тетрадь?

«Серебряная Инна»
Элисабет Рюнель

 

У нас случилось лето, а повесть Элисабет Рюнель «Хохай» («Серебряная Инна») перенесла меня из тридцатиградусной жары в суровый шведский край, где зима запирает людей на хуторах, а лето так коротко, что лошади едва успевают отдохнуть на вольном выпасе от долгих трудов. Здесь-то в полярные дни и ночи развивается в двух временных пластах сюжет «Хохая». Двух женщин, Инну с одинокого хутора и безымянную горожанку, разделяет сорок лет и сближает переживание потерянной любви и если Инну автор оставляет в момент тяжелой утраты, то героиня-современница проходит путь переживания до конца, символически хороня Инну, как свое горе. Можно было прочесть «Хохай», как красивую и грустную повесть об утраченной любви и вечном повторении историй, но именно похороны Инны современной героиней натолкнули меня на мысль, что произведение Рюнель очень похоже на записи человека проходящего терапевтический процесс освобождения от тяжелого прошлого. А дальше понеслось и уже все больше фактов говорило за эту версию.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Обаятельный роман

«Рассечение Стоуна»
Абрахам Вергезе

Я абсолютно уверена, что к книгам применимы определения, которые мы даем человеку. Вот, например, этот тип – сноб, задирающий свой породистый нос, потому что на лацкане значок престижного вуза и словарный запас выше среднего. Он никогда не соизволит объяснить, а лишь презрительно фыркнет «если вы понимаете, о чем я». Есть книги-снобы, они не опустятся до ясности, и если читатель не понимает, о чем она, то это проблема читателя. А вот эта девчонка – добрая, без всякой просьбы она предложит встать к ней под зонтик, просто потому что ей больно видеть, что вы мокнете под дождем. И книги есть добрые. Возможно, в них не скрыто сакральное знание, но от них становится тепло на душе. А вот еще один интересный персонаж. Он – чудак. И трудно понять, зачем он разрисовал свой гараж разноцветными крокодилами, но посмотришь и улыбнешься снисходительно: чудак же, что возьмешь. Книги-чудаки – тоже не редкость. Это я все к тому, что «Рассечение Стоуна» Вергезе – книга обаятельная. Да, как обаятелен, например, полноватый господин с доброй и искренней улыбкой, способный посмеяться над своим детским пристрастием к пирожным со взбитыми сливками. И жизнь у него, возможно, не простая и обидеть он может, и нет в нем ничего особенного, не герой он и не мудрец, а вот ведь приятно с ним время провести. Такое у меня осталось послевкусие от «исторического медицинского романа». У произведения Вергезе много таких черт, которые располагают к себе читателя и даже вызывают уважение.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Так и не смог я в тот вечер понять…

«Призрак автора»
Джон Харвуд

Еще в университетские времена у нас ходила историческая байка о том, как великий физик Фарадей готовился к представлению своего открытия в Британской королевской академии или еще каком-то авторитетном научном учреждении. Понимая важность своей работы для будущего и необходимость того, чтобы она была принята высокоумным собранием, он хотел изложить суть предельно ясно. Говорят, что тогда он собрал с десяток беспризорных мальчишек на своей стрит и, раз за разом упрощая и перестраивая свой доклад, смог рассказать им про новый эффект так, чтобы каждый из пацанов понял и даже заинтересовался. И тогда Фарадей удовлетворенно вздохнул: теперь он был готов представить революционное открытие академикам, будучи уверенным в кристальной ясности его изложения. Вот это, по-моему, ответственный подход к нуждам аудитории, а то часто бывает, что отличные специалисты вдруг оказываются никудышными лекторами. А все потому, что, будучи погруженными в свою работу, совершенно не способны поставить себя на место слушателя, который слышит о сути проблемы впервые. К сожалению, так часто происходит с неплохими в общем литературными задумками. Сочинит автор замысловатый сюжет, построит его для себя, деталей насобирает и вживется в судьбу героев настолько глубоко, что уже представить себе не может, что читатель-то встретится с ними и их жизненной ситуацией впервые. И в результате, стройный план и логичное действо, происходящее в воображении автора, выливается на бумагу полной нестыковок и сюжетных дыр невразумительной путаницей, которую, увы, неспособны уже спасти ни стиль изложения, ни созданная атмосфера. Вот такой прискорбный казус и произошел, на мой взгляд, с «Призраком автора» Джона Харвуда.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Я, как мальчишка, погружен в мечты, мечты…

«Голос ночной птицы»

Роберт Маккаммон

В каждом взрослом живет ребенок. Когда мне сорок, одновременно мне десять, четырнадцать, пять, ведь со мной опыт тех лет, чувства того ребенка и подростка, каким я была. Разве любопытство, с которым я читаю новые книги, не качество ребенка? А неуемная фантазия? А некоторые иррациональные, казалось бы, тревоги? Разве не ребенок боится во мне, жаждет новых знаний, хочет бездумного веселья и требует интересных историй? Очень важно, по-моему, признавать эту часть себя, давать ей слово, знать ее, понимать и иногда баловать. И часто, читая книги или смотря какие-то фильмы, мне кажется, что вот именно этим произведением автор порадовал своего внутреннего ребенка. Это всегда чувствуется, когда что-то родилось именно из этой потребности, и такие создания всегда получаются интересными, поскольку и творились с искренним интересом. Вот романом «Голос ночной птицы» Роберт Маккамон точно угодил своему мальчишке-подростку, которым остаются в душе многие настоящие мужчины. Причем, это не хрестоматийный пятнадцатилетний мальчик, а реальный подросток, с противоречивым и непростым характером. Он романтичен и циничен одновременно, он рвется к самостоятельности, отрицает авторитеты и в то же время боится остаться без защиты и поддержки, его терзают эротические фантазии, он жаждет подвигов и обостренно чувствует несправедливость, он проницателен, но порывист в решениях, обаятелен и несносен. В общем, он – Мэтью Корбетт, герой «Голоса ночной птицы».
Читать далее

Sivaja_cobyla. Долюшка женская

«Первая любовь»
Вероник Олми

Конечно, от романа, на обложке которого изображена блондинка за рулем открытого автомобиля, лихо закладывающая вираж на живописной горной дороге, вряд ли кто-то будет ожидать глубокой философичности. Да еще и название вполне мелодраматическое – «Первая любовь», и автор – француженка, и серия издания – «О чем говорят женщины». А в аннотации – пикантные слова о героине, бросившей мужа в день серебряной свадьбы, чтобы откликнуться на зов своей первой любви. Весь этот внешний антураж уже формирует определенные читательские ожидания, которые в двух словах сведутся в лучшем случае к «романтической истории», нейтрально к «дамскому чтению», а в худшем – к «слезливому романчику». И уж точно никто не подумает, что в таком легкомысленном одеянии можно получить на руки мудрую притчу. Думаю, что именно от несоответствия ожиданий и сути роман Вероник Олми и получил столь низкие оценки у рецензентов.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Чемпиона делает финиш

Самая страшная книга 2014

Наш школьный физрук, армеец-бегун в отставке, был просто кладезем спортивной мудрости, значительная часть которой вполне применима и вне дистанций и матчей. Так, наставляя нас на беговой дорожке, он всегда повторял: «Не так уж важно, как ты стартовал, ты можешь даже завалить старт, но если ты не ускоришься перед финишем, если не пройдешь его так, словно тебе еще бежать и бежать, считай, что проиграл! Чемпиона делает финиш».
По-моему эта сентенция вполне применима и для литературного творчества, а особенно для малых его форм, таких, как рассказ. Там конечно и на старте расслабляться не стоит, но вот ускорение перед финишем и ударный прорыв ленточки просто необходим. И вот уже у читателя перехватывает дыхание за несколько абзацев до концовки, и только прочитав последнюю строчку, он выдыхает с возгласом восторга. Чего-то подобного я, как читатель, ждала от антологии современного российского рассказа в жанре хоррор «Самая страшная книга 2014». Тем более, что, согласно аннотации, под жутковато оформленной обложкой собран весь цвет, все «самые-самые», по признанию читателей, просто наши кинги и лафткрафты, которых, конечно, может российская земля рождать. Прочитала, теперь вот думаю, то ли читатель наш столь не взыскателен, что считает именно этих авторов элитой ужаса, либо совсем уж не из чего выбирать…
Но начну все же с похвалы.
Читать далее

Страницы 2 из 8«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка