РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Сергей Рок

Страницы 2 из 10«12345»...Далее »

Воскресное чтение. Сергей Рок «Волейбол»

Иван Иванов попал в ад. Он стоял в очереди по направлению в волейбольной площадке. Там шла игра. Если игрок терял мяч, у него отрезали голову, а дальше играли этой самой головой. Следовательно, мяч и был голова, так как если и был когда-то сам, собственно, мяч, то такое имело место где-то в самом лишь начале мироздания.
Толпа тянулась, превращаясь в единого монотонного червя. Даже и не червь это был, а слизень – существо, которое способно собираться из отдельных клеток, а следовательно, появляться из ниоткуда.
Судья свистел. Игроки кричали:
-Подавай! Подавай!
-Справа встань!
-Смотри, сороковой у них блок ставит!
-Давай!
Иван Иванов покопался в кармане и нашел сигареты. Он закурил, и дым полетел вдоль толпы, и многое поднимали головы, не понимая, что это был за запах. Казалось, миром правит беспамятство.
-Далеко идешь? – спросил Иван у рядом стоящего.
Тот обернулся – из его глаз светил шел черный свет.
-Понимаешь меня?
-Понимаю.
Парень был бледный и страшный.
-А что это за место, понимаешь?
-Нет.
-Не может быть, все понимают, а ты – нет, — сказал Иван Иванов.
Парень пожал плечами.
-Ты хоть помнишь, кто ты?
-Да.
-А имя?
Парень задумался. Нет, он не помнил.
-Как игра начнется, тебе дадут номер, — сказал он, — а сейчас ты и правда не помнишь. А знаешь, кто я?
-Кто?
-Я – Иван Иванов.
Было видно, что парню это глубоко безразлично. Игра близилась, Иван вновь курил. До конца пачки было не так уж далеко, и надо было чем-то себя занять. Он принялся покрикивать, подталкивать впереди стоящих, чтобы они болели за игроков. Некоторые откликнулись. Возник шум, аплодисменты. Волейболисты приободрились. Мяч, а это была голова какого-то пожилого человека, сверкнул глазами и прокричал:
-Давай! Подай! Бей!
И тут же голову подали, но был поставлен блок, мяч отлетел, взмыл вверх, и вот – еще удар, и – очко! Два игрока устремили друг на друга гневные взгляды. Кто-то из них был виноват в том, что противник забил гол.
-Отрежьте голову обоим! – крикнули с той стороны сетки.
Судья свистнул и указал на указал на женщину в свитере. Тотчас появилась большая рыба с ногами, сверкнул нож, и площадку омыл фонтан крови. Голова была брошена подающему. Кровь вытер своей шерстью гигантский Заяц-уборщик.
Читать далее

Воскресное чтение. Сергей Рок «Адреса проституток», отрывок из повести

На рыбалке, оно, очень визуально для сердца. Вы скажете, почему не для глаз? Не знаю. Не знаю ничего, потому что это такая штука, словно бы валидация для личности – надо уметь не знать.
И вот, когда уже был открыт пузырь, и шум ансамблей, что состояли из камыша и воды, из лупатых стрекоз-вертолетов, был при нас, пришли воспоминания, пришли такие подтверждающие моменты – словно бы кто-то поставил печать. Ну, положим, вообразительно – мы ставим печать на сердце. Круглую. А на лоб – квадратный штамп. Бац. Припечатали. Все это я вспоминаю, потому что у меня есть брат Гоша, который молод, и вот, он умеет не знать профессионально. Ах, учила его этому мать. И говорила она:
-А спросят тебя если о чем-то, то говори – ни знайю!
Так она, с подчеркиванием звукоосязания, это делала, что и не могу я иначе описать это, как только так, только так. А про «только так» я потом скажу. Это, знаете ли, нотация, ну или концепция, наподобие всяких выкриков на футболе.
Читать далее

Camera Kunsta и конкурс «Два вагона лета-2014»

Camera Kunsta

 

Новый проект синтетической субкультуры, основанной еще 20 лет назад группой концептуалистов, ныне символизирует новый виток своего развития. Если охарактеризовать его кратко, то здесь все достаточно просто. Слово, символ, знак, изготовление форм и эксперименты. Мы, конечно, можем представить себе этот путь и без лабораторных исследований. Разумеется, древний человек выходил в чистое поле и обращался  со звездами напрямую, но, надо думать, и эфир был другим. Одним из концептов синтетической субкультуры является Великий Синий Телевизор. Он образовался давно. Сам по себе или нет – никто не знает, так как и все нынешние знания человека посвящены еде и всем видом замещения слова на пути к еде и ее символам.
Читать далее

ДВА ВАГОНА ЛЕТА — 2014

Современное развитие Синтетической субкультуры уже довольно далеко отстоит на шкале времени от своих истоков. Представляемый ниже текст акции отображает промежуточную фазу развития, когда четкой формы и описания концепции еще не существовало, а шли продолжительные эксперименты.
ОБ «Кунсткамера» зародилась в 1999 году как чисто литературное общество. Истоком ее была группа «Great Sadness», образованная в 1994-м году несколькими экспериментаторами. Официально объявив о завершении своей деятельности, «Great Sadness» перешла в разряд архивного zip-существа.
Элементы же возникшего синтетического мира (искусственные существа, пластмассовый человек, Птица Гочс, Кошка Сиа, Хаос, Хаотический календарь), все это продолжило свое развитие. Два вагона лета — хаотический праздник, связанный с прибытием новых отражений из мира промежуточных фаз, то есть с того участка, откуда видятся и Синий Космос, и плавающая в нем Земля Нерусская, и 1-7 пальто.
Первый эксперимент проводился 1 июня 1999-го года. Впоследствии традиция продолжилась. Особенной концептуальностью отличались DVL-4 «2002», посвященные вопросам функционирования неустойчивых форм бытия. С того времени к акциям прилагается саундтрек и аудиофайлы. Нынешнее состояние Синтетической Субкультуры и ее ветви Фиолетовой субкультуры отражено в современных проектах. Промежуточный проект — «Мегахаос», который ныне продолжен в виде новой концепции — “Camerakunsta.ru”

——————————————-

Приложение:
Календарь Хаоса

14.05.                                         Плавающий Новый Год

14.05-21.05.                              Месяц Кошки Унтерлугауэрр

22.05.-25.05.                             Сахарный Ветер

26.05-29.05                               Реликтовый Час

30.05.                                         Аркады Святого Зайца(2500 аркад)

31.05.                                         Волосы Поля

01.06-08.06.                             Открытие Архива Секунды

09.06.-20.06.                            Месяц Бога Ветра Эу.

21.06.-30.06.                            Месяц Архейской Осы

01.07.                                         Месяц Злых Месяцев

02.07.-04.07.                             Капля точки «Ноль»

05.07.                                          Час Противоречий

Читать далее

Чашка кофе с Еленой Блонди. С книгой Рока

Рок автор сложный и неоднозначный. Его проза насыщена энергией, которая перехлестывает через край повествования, как правило, сугубо реалистичного. И везде, в каждом повороте сюжета автор усматривает и показывает читателю изнанку действа, подкорку, ищет и находит философские смыслы.
Читать далее

«ПАНКОМАТ» Сергея Рока в газете «Книжное обозрение»

Мы поздравляем писателя Сергея Рока с публикацией прекрасного, емкого и точного отзыва на его грустно провидческий роман «Панкомат» в четвертом номере газеты «Книжное обозрение»!

В новой вкладке картинка открывается большая, и отзыв можно прочитать, на всякий случай мы его опубликуем и отдельно, текстом.

Елена Блонди. Трансформации панк-революций

В издательстве «Шико» вышла книга Сергея Рока «Панкомат». Но прочитать ее можно было и раньше, в сетевых библиотеках. И я, конечно же, читала — отрывки, версии, выдержки, отредактированные варианты…

И вот вариант в какой-то степени окончательный, зафиксированный под прекрасно оформленной обложкой.
Это – роман. Роман-вхождение. Во времена, в признаки стремительно меняющейся эпохи, в головы, судьбы, в души героев.
Главный герой романа — программист-хакер, который только что сбежал от американских спецслужб и оказался на родине, в России. И вместе с ним читатель начинает свое путешествие в глубину книги, с точки перелома в судьбе героя, перелома, совпадающего с началом тысячелетия.
Читать далее

Воскресное чтение. Сергей Рок, два рассказа

Мастер Ван


Ван был сильным в начале. Это Бог придумал такой тип человека – когда в самом начале он – герой античный, но уже на дистанции в 1/3 ссыхает. И не совсем от водки, но, конечно, и от водки.
Потому, еще с детства Ван умел делать мотоциклы из детских велосипедов. Делалось это так: самое главное – бак. Двигатель, хотя имеет первенство приоритетов, не может жить один – ему нужна жена, и это – рама. Но не сведующий в вопросах техники человек всегда чувствует силу образа именно в баке, и когда в роли оного выступает флакон в 350мл, ну или хотя бы – литр, и при этом он – прозрачен. Это привлекает внимание. Это ловит ваши глаза. Получается, что данная вещественная одухотворенность, а именно – когда предмет владеет чужими душами, а не душа – предметом, и есть основное.
Концепция прозрачности уже потом усилилась, и теперь её много – но насыщенность не привела к жажде нового и красоте. Мы можем купить прозрачный корпус для системного блока, но это будет определенного рода поздняк – потому что времена системников ушли, и ныне правят формы малые, формы плоские – все это воспитывает человека куда-то, в какую-то сторону, в его разуме ночуют предвестники будущего. Но мы живем, чтобы есть. И вы докажите обратное. Нет, не докажете. Лишь размножение. Лишь потомство. Если ж у вас нет детей, значит, вы должны их вылепить из глины.
Читать далее

Воскресное чтение. Василий Гроссман. Жизнь и судьба (отрывок из романа)

(чтение Сергея Рока)

 

Посвящается моей матери Екатерине Савельевне Гроссман

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1
Над землей стоял туман. На проводах высокого напряжения, тянувшихся вдоль шоссе, отсвечивали отблески автомобильных фар.
Дождя не было, но земля на рассвете стала влажной и, когда вспыхивал запретительный светофор, на мокром асфальте появлялось красноватое расплывчатое пятно. Дыхание лагеря чувствовалось за много километров, — к нему тянулись, все сгущаясь, провода, шоссейные и железные дороги. Это было пространство, заполненное прямыми линиями, пространство прямоугольников и параллелограммов, рассекавших землю, осеннее небо, туман.
Протяжно и негромко завыли далекие сирены.
Шоссе прижалось к железной дороге, и колонна автомашин, груженных бумажными пакетами с цементом, шла некоторое время почти на одной скорости с бесконечно длинным товарным эшелоном. Шоферы в военных шинелях не оглядывались на идущие рядом вагоны, на бледные пятна человеческих лиц.
Из тумана вышла лагерная ограда — ряды проволоки, натянутые между железобетонными столбами. Бараки тянулись, образуя широкие, прямые улицы. В их однообразии выражалась бесчеловечность огромного лагеря.
В большом миллионе русских деревенских изб нет и не может быть двух неразличимо схожих. Все живое — неповторимо. Немыслимо тождество двух людей, двух кустов шиповника… Жизнь глохнет там, где насилие стремится стереть ее своеобразие и особенности.
Читать далее

Воскресное чтение. Сергей Рок. Pankomat (отрывок из романа)

В пятницу, заняв 200 рублей у своего ближайшего в этом городе родственника, я купил 2 по 1.5 пива и поехал на блатхату, где обнаружил толпу человек в десять, не меньше. Помимо уже знакомых мне лиц имели место три красивые студентки, худой и высокий парень, достававший головой лампочку, и два здоровяка года по 22. Играла гитара. Петр рассказывал:
— Александр Хуев родился в 1950-м году. Почему он не известен на юге, я не знаю. Когда я приезжаю на север, нет, когда я только заезжаю на север, я могу спросить любого. Сашу помнят все. Жизнь человека вообще подчеркивается лишь тогда, когда по прошествии короткого срока вы остаетесь у кого-то в памяти не просто пятном. Например, родственники. Год-два вас помнят. Потом повседневные заботы поглощают все. Что такое десять лет? Срок, правда. Я, например. Вообще не вспоминаю своего деда, со дня смерти которого еще не прошло десяти лет. Трава уже выросла высоко. Хотя все говорили, что, мол, достойно прожил человек, не зря. Так почти все не зря проживают. Плодят потомство. А Саша, вот, потомство не оставил. Зато он сделал много другого, отчего его всегда будут помнить и концептуалисты, и панки, и просто прикольные люди. Вот одна из его песен:
Читать далее

Страницы 2 из 10«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка