РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

роман

Страницы 1 из 612345»...Далее »

Елена Черкиа. Дневник чтения — проза Джеффри Евгенидиса

Джеффри Евгенидис

Джеффри Евгенидис — я прочитала два романа — «Средний пол» и «А порою очень грустны» (в оригинале «Marriage plot»).
«Средний пол» — прекрасная книга. Из тех, после которых просто становится хорошо, и как-то вот можно дальше жить.
Три романа Евгенидиса выходили у нас в трех разных переводах, я не помню, в каком я читала «Девственниц», их наверняка переиздавали, может и переводили несколько раз, но перевод «Среднего пола» чудесен (Мария Ланина).
Читать далее

Книги Если. Говоря на языке метафор

«Жить – это значит действовать»

К.С. Станиславский

 

Харуки Мураками. Убийство командора, роман. Обложка первого издания, Япония, 2017 год

Мураками

Главные герои Харуки Мураками похожи друг на друга: одинокие, спокойные мужчины среднего возраста, закинутые внешними обстоятельствами на очередной виток аттракциона под названием «жизнь». Их можно было бы назвать безвольными, но это не совсем так: просто так сложилось, и они живут и борются уже с чем-то по факту. Им нужен хороший пинок, чтобы начать что-то делать.
Читать далее

Елена Блонди. «Ястребиная бухта» — откуда взялась книга и почему

Надо сказать, я не люблю продолжений, которые призваны продлить литературную жизнь персонажей, пусть даже самых прекрасных. Пока не стала писать сама, я не слишком задумывалась о причинах, по которым автор вместо одной книги пишет целую серию. Вроде бы и так понятно, если есть удачный набор, то почему бы не использовать его еще и еще раз, мысленно проставляя после названия римские цифры. И это не обязательно плохо — почему бы и нет, если герои получились, ожили и у них есть все — места действия, характеры, чтоб попадать во всякие передряги и тд. Но все равно, думая о продолжениях, в первую очередь я вспоминала неудачи авторов и мне становилось нехорошо от мысли, что кто-то и на моих любимцев посмотрит со вздохом, типа шли бы вы уже отдыхать под обложку, но автор не пущает.
Читать далее

Елена Блонди. Три перевода романа «Темная половина» Стивена Кинга — выползни или ползоиды?

Картинки по запросу темная половина книга

Не претендуя на знание английского языка, а уж тем более, не желая поправлять переводчиков, просто расскажу, что помогает мне выбрать тот перевод, который я буду читать (а не мучиться).
Роман в подборке представлен тремя переводами. О сюжете скажу коротко, но важное: главный герой написал несколько успешных книг под псевдонимом — про беспощадного и абсолютно аморального убийцу. В отрывках упоминается имя злодея и название первой книги о нем, которая стала бестселлером. Свои примечания я допишу курсивом.
И напоминаю — я выбирала книгу для чтения, руководствуясь не точными совпадениями текста на двух языках, а тем, какой в итоге получился русский язык (достаточно ли он вообще русский)).
Итак, отрывок первый, три варианта от трех переводчиков:

1. «Когда Тад спросил его, неужто кто нибудь в мире всерьез интересуется и озабочен тем фактом, что Бомонт написал несколько книг под другим именем, Дональдсон ответил так, что сильно рассмешил Тада «Отчеты свидетельствуют, что большинство читателей „Пипл“ имеют чрезвычайно узкие носы. Потому в них очень трудно ковырять, и они вынуждены лезть в чужие дела и души. Они прямо таки жаждут узнать все, что можно, о вашем приятеле Джордже»». (перевод В.Сухорукова)
Читать далее

Елена Блонди. Дневники чтения. Из поезда — в омут (второй роман Полы Хокинс)

Еще одна книга Полы Хокинс, автора бестселлера «Девушка в поезде».
«В тихом омуте»
У меня к этому роману — пара претензий, которые совсем не мешали получать удовольствие от чтения. Есть и третья претензия, но ее без спойлера не озвучить, так что, напишу о двух.
Первая — текст построен как монологи всех действующих лиц, называемых поименно. И не только монологи, но и повествовательные куски о том, чье имя вынесено в название главы.
Так вот, имен этих много. Большой роман, много действующих лиц. И очень тяжело постоянно натыкаться на пятнадцатое по счету имя, какого-нибудь Майка или Эми, смотреть на текст от первого лица (Майка или Эми) и заново угадывать по содержанию — о ком идет речь.
Читать далее

Воскресное чтение. ДИСКОТЕКА, роман. Глава 19

19

Про Феодосию Ленка знала, что есть там огромный Золотой пляж, куда Петичка возил старшую сестру Светку на своем кашляющем мопеде. И однажды был дома грандиозный скандал, когда они не вернулись в срок и приехали на другой день к вечеру.
— Я уже все морги обзвонила! – рыдающим голосом кричала мама, сжимая в руке рюмочку с валерьянкой, — я в… в больницах всех! А ты!
— Мам, я же позвонила, вчера еще, — резонно возражала Светка, ходя по квартире с полотенцем, наверченным на вымытые волосы.
— Да? Это было уже… ночью почти!
— Искала телефон, — Светка спорила безмятежно, и это всегда Ленку поражало, потому что на нее мамины истерики действовали как паралитический газ, все у нее опускалось, внутри начиналась тряска, и хотелось сделать что угодно, лишь бы не кричала, и успокоилась.
— Искала? – Алла Дмитриевна быстро шла в кухню, становясь за папиной спиной, а тот покашливал и отворачивался к темному окну, — ночью, искала – ночью! Сережа, да скажи уже! Хоть что-нибудь!
Папа покорно открывал рот, но голос мамы слышался уже из комнаты и потому он шуршал газетой, терпеливо пережидая представление.

Еще в Феодосии была длиннющая улица Федько, а городская набережная была отделена от нее железнодорожными путями, и Ленке это ужасно не нравилось. Ну что за море такое, удивлялась она, как можно лежать на пляже, когда почти над головой ползают, фырча, паровозы с вагонами.

А больше ничего толком про город Ленка не знала, и когда папа после долгих уговоров соглашался повезти семью в очередное путешествие по крымским местам, Феодосию проскакивали быстро, стремясь к южному волшебству – на горное побережье и туда, где Бахчисарай с ханским дворцом.
Читать далее

Чашка кофе с Еленой Блонди. Некоторые приключения автора в сюжете романа — написанного, но не поправленного…

Девятнадцатая глава нового романа «Дискотека», который я сейчас правлю.
Это оказалась очень важная для меня глава, в ней появляется Валик Панч, и становится центром, ядром, вокруг которого и закручивается сюжет, а мне становится ясно, для чего же я вообще писала предыдущие главы, ведь не для того, чтоб умиленно листать странички семейного альбома двух поколений, ах, а вот было так, а до меня было еще вот так, а сразу после, уже было так (тьфу ты). Спойлерить я не боюсь, потому что меня практически никто и не читает, так что могу порассуждать в свое удовольствие о процессе. Так вот. Как раз вчера Лембит говорил о лишних душах в прозе, и я там согласилась, что плохому танцору завсегда в зале есть на кого наткнуться, так что уйдите все…
Но есть и оборотная сторона и я тоже с ней сталкивалась. Как только садишься писать, персонажи обступают, требуют места в книге, и автор может испугаться, куда же девать потом всю эту толпу. Обычны два пути — или прикинуться, что вокруг никого нет (об этом и был разговор, о мешающих людях), и писать нищее литературное вранье про мир, состоящий из пары бездетных героев-сирот, не выходящих из квартиры. Или же поубивать второстепенных героев без всякой жалости. Или собрать в отряд и отправить на целину, пусть оттуда пишут письма.
Читать далее

Воскресное чтение. Юрий Бригадир «Сны скорпионов», второй фрагмент романа

Скорпион

Картинка с сайта http://myfhology.info/myth-animals/scorpio.html

В нашем «Воскресном чтении» уже была опубликована первая глава романа Юрия Бригадира «Сны скорпионов», еще до того, как появилась публикация в журнале «Сибирские огни». Сейчас мы публикуем вторую главу, со ссылкой теперь уже на журнальную публикацию.
Я все жду, когда роман выйдет книгой, чтоб написать о нем нормальную рецензию, а то много ли толку от рецензии на текст, который невозможно прочитать полностью. Пока скажу лишь, что это классическая проза Бригадира — умная, стремительная, с прекрасным сюжетом и не менее прекрасным знанием материала. «Сны скорпионов» — толстый роман для хорошего чтения, с закладкой, а не «проглотить за один раз», и все там на своих местах. Мы поздравляем автора с публикацией глав в толстом журнале и конечно же, ждем книгу.
Елена Блонди

Глава 2

Через сорок минут всех отфильтрованных самоубийц собрали в тесном спецкабинете, после чего вывели оттуда и вернули в опустевший конференц-зал. Там организаторы шоу пригасили свет и включили проектор, направив изображение на большой матовый экран. Сначала там обосновался рабочий стол Windows, затем невидимый оператор быстро поработал кнопками — и вместо стола появилась хищная картинка. Посередине экрана на песчаном поле переливался всеми металлическими цветами, от иссиня-черного до ртутно-белого, бравый скорпион с золотыми глазами.
В этот раз я сидел на самом крайнем месте где-то в среднем ряду. Если что — дам деру, не пробираясь через чьи-то там коленки. Быстрее ветра.
Оператор компьютера уже с кем-то повздорил и препирался.
— Да на кой? — шипел ленивый служащий в полумраке. — Все равно же не успеваем!
— Босс приказал.
— А-а… Тогда ладно. Сейчас Ромка скажет!
Откуда-то сбоку эффектно появился режиссер-бомж-художник в футболке и встал рядом с экраном. Ему, видимо, очень нравилась картинка, поэтому он не сразу заговорил, а пару раз с удовольствием оглянулся на скорпиона.
— Ну что ж, господа, теперь, значит, к делу, — начал он, налюбовавшись на членистоногое. — Меня зовут Роман Бессмертный, я режиссер шоу «Сны скорпионов» и почти главный для вас человек, поскольку я делаю все, что мне вздумается, а вы только то, что хочу я. Если кому-то не нравится — а вам почти всем будет не нравиться — постарайтесь сделать так, чтобы нравилось и вам, и мне. Хм… — задумался вдруг Роман, пытаясь осмыслить то, что он только что сказал, но не осилил и продолжил: — Во-первых, у нас что? Во-первых, от графика мы отстаем, поэтому презентации не будет… А хотелось бы, — с сожалением буркнул он, — так что сейчас организованно, без паники и идиотских вопросов идем к лифту, затем спускаемся на нулевой этаж, на подземную парковку, идем в дальний конец — там микроавтобус с номером триста восемьдесят шесть. Повторяю — триста восемьдесят шесть! Садимся, выезжаем за город и еще раз пересаживаемся в ското… в общем, в другое транспортное средство… Во-вторых, сдайте все свои сотовые телефоны и прочие средства связи…
— У меня там музыка! — перебила человека в футболке уже знакомая мне девица-вамп с продырявленными ушами.
— И что теперь? — усмехнулся Роман.
Читать далее

Воскресное чтение. Елена Блонди. ИНГА (отрывок из романа)

В старом центре, где склоны горы Митридат опоясывают улочки, собранные из невысоких домов, в одном из переулков, соединяющих два соседних уровня, стоял двухэтажный дом с черными окнами. Он один в переулке был без двора – казенный, с подъездом под раздолбанным козырьком, и рядом на желтой стенке, если присмотреться днем, пятно от сорванной таблички.
Сейчас, ночью, стенки еле виднелись, чернела крыша, мрачным прямоугольником проваливался внутрь дома единственный подъезд. А на втором этаже горело окно – неясным красноватым светом. И отблеск его освещал второе, совсем чуть-чуть. Тут ярился ветер, совсем не такой, как в укрытой горами долине. Взвывал, стремительно набрасываясь на деревья и те, спасаясь, беспорядочно махали голыми ветками. Тени чертили красный прямоугольник, будто хотели стереть свет, сравняв его с мутным общим фоном. И в какую-то минуту могло показаться – им это удалось. Окно, что еле светилось, погасло. Но второе не сдавалось, горело, в такт ветру чуть изменяя свет, от яркого, когда воет, до тусклого, в моменты короткой тишины.
Горчик, плотно закрыв двери, вернулся, сел. Нащупал за спиной одеяло и, держа за край, укрыл им Ингины плечи, привалился к ней, натягивая другой край на свое плечо.
— Не холодно?
— Хорошо. Смотри, видишь, дерево – прозрачное!
— Да.
Огонь треснул, плюнул из чугунной, точно такой, как у печки Саныча, дверцы, крупную искру. И Горчик, высунув руку, схватил ботинок, припечатал огонек подошвой. Инга засмеялась.
— Ботинок-убийца. Ужастик снять. Ходит сам и топчет, что хочет.
— Огромный, — согласился мальчик, — и растет. Как ударит, так и подрастает.
— О-о-о, — хором сказали, увидев одну и ту же картинку – огромной подошвы над половиной мира, и рассмеялись, прижимаясь плечами.
Читать далее

Воскресное чтение. Сергей Рок. Pankomat (отрывок из романа)

В пятницу, заняв 200 рублей у своего ближайшего в этом городе родственника, я купил 2 по 1.5 пива и поехал на блатхату, где обнаружил толпу человек в десять, не меньше. Помимо уже знакомых мне лиц имели место три красивые студентки, худой и высокий парень, достававший головой лампочку, и два здоровяка года по 22. Играла гитара. Петр рассказывал:
— Александр Хуев родился в 1950-м году. Почему он не известен на юге, я не знаю. Когда я приезжаю на север, нет, когда я только заезжаю на север, я могу спросить любого. Сашу помнят все. Жизнь человека вообще подчеркивается лишь тогда, когда по прошествии короткого срока вы остаетесь у кого-то в памяти не просто пятном. Например, родственники. Год-два вас помнят. Потом повседневные заботы поглощают все. Что такое десять лет? Срок, правда. Я, например. Вообще не вспоминаю своего деда, со дня смерти которого еще не прошло десяти лет. Трава уже выросла высоко. Хотя все говорили, что, мол, достойно прожил человек, не зря. Так почти все не зря проживают. Плодят потомство. А Саша, вот, потомство не оставил. Зато он сделал много другого, отчего его всегда будут помнить и концептуалисты, и панки, и просто прикольные люди. Вот одна из его песен:
Читать далее

Страницы 1 из 612345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка