РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

рецензия

Страницы 2 из 106«12345»...Далее »

Jane The Reader. Йёнссон «Десять размышлений о времени»


 

Любите ли вы тайм-менеджмент так, как люблю я? О-о-о, я была специалистом по нему еще тогда, когда не знала о существовании этого термина. С тех пор я сильно выросла, прочла кучу статей и несколько книжек (приемы из которых я либо умела применять инстинктивно, либо сочла глупыми) и поняла, что не стоит им увлекаться. В разумных дозах тайм-менеджмент прекрасно структурирует жизнь; но если вы будете слишком страстно исповедовать эту религию, она может поглотить вас с головой и довести до нервного истощения.

Читать далее

При-ле-те-ло! Юрий ОРЛОВ. Да и песня без «ё» не поётся, да и Волга без «ё» не течёт!

Рецензия на книгу Андрея Шашкова «Эпоха застоя»

Эпоха застоя (обложка)-400.jpg

 

Лет десять назад мне посчастливилось прочитать рассказ Андрея Шашкова «Па-де-де», и вот, наконец, в издательстве «Золотое сечение» вышла в свет «Эпоха застоя» – книга этого интересного автора. Хочу поделиться своими впечатлениями о ней.
Книга состоит из трёх частей: повести «Город под радугой», цикла рассказов «Эпоха застоя» и ещё одного отдельного рассказа «А на нейтральной полосе». Не все произведения напрямую относятся к означенной эпохе, особенно последнее, но, безусловно, все связаны с ней – через судьбы и характеры героев, вышедших из тех самых времён и сохранивших в себе ту самую, неповторимую и незабываемую атмосферу.

Эпиграф – «Что это было?.. Молодость?.. Весна?.. Стечение случайных обстоятельств?..», – данный автором к одному из рассказов («Колотушка для отпугивания волков»), вполне подходит и ко всем остальным произведениям.
Читать далее

В-Глаз от Ольги Кай. Флирт со смертью в ритме карнавала

«Умереть может каждый. У этих детей будет смелость жить»

«Книга жизни» (The Book of Life, 2014, США).

Один из тех редких случаев, когда смешав что-то с чем-то, можно получить нечто.

С первых кадров мультфильм, пожалуй, больше отталкивает неэстетичностью (ох уж эти носы-пятачки у некоторых!). Предположу, что было желание изначально показать соседство уродливого и прекрасного, и что внешнее уродство перестаешь замечать сразу же, как только заинтересуешься внутренним содержанием.

И вот для тех, кто не выключил после первых секунд, начинается настоящая сказка. Невероятно яркая и красивая. Она во многом чужда нашему современному мировосприятию, но настолько искренняя и бесшабашная, что затягивает с головой.

Действие происходит в Мексике, которая, как известно, является центром вселенной… А также в потусторонних мирах: шумном и радостном, представляющим собой вечный карнавал, загробном царстве тех, кого помнят, и угнетающе мрачном, полном безнадежности царстве тех, о ком забыли. Основы мироустройства поданы с естественностью самого обычного хода вещей, на который герои не посягают, потому что это значило бы пойти против законов мироздания, полностью, на их взгляд, справедливых.
Читать далее

Елена Коро. Формат от «Я». Магия размыкающего петлю времени

(размышления о романе Елены Блонди «Татуиро.homo»)

Черный пианист твоих сновидений,
черный человек сквозящим движением
тонких пальцев по клавишам черным
замыкает время петлей Аримана,
мелодия неизбежна, невыносима,
закольцована, снова и снова…
Змеем черным, двойником, черным братом,
приходящим жрецом, маленьким, зрящим,
нежной каплей мгновения размыкает
узы пойманного в ловушку времени…
Что за остров там? В грезе зыбкой
на скалах жрицей мигу внимаешь..

Есть древний авестийский миф о сотворении. Создатель Ахурамазда сотворил идеальный мир – Меног, затем по образу и подобию первого сын света создает материальный мир – Гетиг. В новорожденный беззащитный мир врывается сын тьмы Ангро-Магью и нарушает его целостность. Земля и другие творения попадают в петлю Аримана и вращаются в вечном круге воплощений – колесе Шаншары (праобраз Зодиакального круга), которое заставляет разумные существа рождаться вновь и вновь, пока они не пройдут перевоплощения по всем знакам Зодиака.
Читать далее

Литературный портал «Книгозавр» — в литературном журнале «Москва»

В февральском номере толстого литературного журнала Москва появилась статья обозревателя Алекса Громова «Книга попала в сеть», о литературе в сети. Вернее, о том, где может быть представлена в интернете серьезная литература именно для чтения, а не как товар, требующий рекламы.
Это очень важно, после долгого периода полного отрицания сети как полноценного носителя литературной информации, наконец, серьезно рассмотреть возможности интернета, принимая новые формы существования самого чтения, публикации текстов, литературной критики, работы с авторами, книгами и читателями.
В статье представлены несколько сетевых форматов, уже знакомых пользователям.
Это — социальные сети читателей, ориентированные на публикацию рецензий и отзывов. В статье этот формат представлен крупнейшей и популярнейшей социалкой — библиотекой livelib.ru и основателем проекта Алексеем Васеновым.
Персональный сайт писателя — как прямая связь с читателями. И сайты, посвященные отдельным категориям литературной деятельности. Об этом говорит писатель и редактор Дмитрий Федотов.
О литературных рубриках и колонках на сайтах крупных газет и журналов рассказывает литературный обозреватель и критик Ольга Шатохина.
И еще один сетевой формат, не самый массовый, но с нашей точки зрения важный, нужный и прекрасный: обращение к книгам, ценным не сиюминутно, книгам, уже существующим в литературном пространстве независимо от года их выпуска. Разговор о книгах для перечитывания. Этот формат в статье представляет как раз «Книгозавр». Просим любить.

Ниже отрывок из статьи.
Читать далее

Jane The Reader. Лев Рубинштейн «Случаи из языка»

Походы в книжный имеют одну немаловажную особенность, которая практически недоступна цифровым библиотекам: можно выцепить интересную вещь совершенно случайно. Так и произошло у меня с книжкой Льва Рубинштейна «Случаи из языка» — это потом я нагуглила всю предысторию и познакомилась с автором поближе, а в магазине я просто уперлась взглядом в пассаж из главы «Критика критики критики»: «Новый критик перестал быть профессиональным читателем, а стал писателем, причем в старом смысле этого слова. То есть носителем претензий на учительство и стилистическую продвинутость. Критик стал стилистом настолько, что следящие за критической литературой в основном обсуждают не концепцию критика, а то, как он пишет. Его стиль». «Чум-ма-а», — подумала я и немедленно принялась примерять это утверждение к себе — достаточно спорное, кстати.

Читать далее

Чашка кофе с Еленой Блонди. Некоторые приключения автора в сюжете романа — написанного, но не поправленного…

Девятнадцатая глава нового романа «Дискотека», который я сейчас правлю.
Это оказалась очень важная для меня глава, в ней появляется Валик Панч, и становится центром, ядром, вокруг которого и закручивается сюжет, а мне становится ясно, для чего же я вообще писала предыдущие главы, ведь не для того, чтоб умиленно листать странички семейного альбома двух поколений, ах, а вот было так, а до меня было еще вот так, а сразу после, уже было так (тьфу ты). Спойлерить я не боюсь, потому что меня практически никто и не читает, так что могу порассуждать в свое удовольствие о процессе. Так вот. Как раз вчера Лембит говорил о лишних душах в прозе, и я там согласилась, что плохому танцору завсегда в зале есть на кого наткнуться, так что уйдите все…
Но есть и оборотная сторона и я тоже с ней сталкивалась. Как только садишься писать, персонажи обступают, требуют места в книге, и автор может испугаться, куда же девать потом всю эту толпу. Обычны два пути — или прикинуться, что вокруг никого нет (об этом и был разговор, о мешающих людях), и писать нищее литературное вранье про мир, состоящий из пары бездетных героев-сирот, не выходящих из квартиры. Или же поубивать второстепенных героев без всякой жалости. Или собрать в отряд и отправить на целину, пусть оттуда пишут письма.
Читать далее

Чашка кофе с Еленой Блонди. Генри Миллер и капитан Очевидность

Генри Миллер. Тропик Рака

Обложка первого издания романа (1934)

Два самых простых, Очевиднейших, ответа о том, почему эта книга именно такая, автор дает сам. Один из них в самом романе. Я поклялся, пишет он, не менять ничего из того, что напишется.
Второй ответ в «Апельсинах Иеронима Босха», перекликается с этим. Я был поражен тем, пишет Миллер, что неумолимо приходит мне в голову, требуя быть написанным, и требуя — садись и напиши именно это и именно так (не цитирую точно, но суть такова).
Читать далее

Sivaja_cobyla. Так и не смог я в тот вечер понять…

«Призрак автора»
Джон Харвуд

Еще в университетские времена у нас ходила историческая байка о том, как великий физик Фарадей готовился к представлению своего открытия в Британской королевской академии или еще каком-то авторитетном научном учреждении. Понимая важность своей работы для будущего и необходимость того, чтобы она была принята высокоумным собранием, он хотел изложить суть предельно ясно. Говорят, что тогда он собрал с десяток беспризорных мальчишек на своей стрит и, раз за разом упрощая и перестраивая свой доклад, смог рассказать им про новый эффект так, чтобы каждый из пацанов понял и даже заинтересовался. И тогда Фарадей удовлетворенно вздохнул: теперь он был готов представить революционное открытие академикам, будучи уверенным в кристальной ясности его изложения. Вот это, по-моему, ответственный подход к нуждам аудитории, а то часто бывает, что отличные специалисты вдруг оказываются никудышными лекторами. А все потому, что, будучи погруженными в свою работу, совершенно не способны поставить себя на место слушателя, который слышит о сути проблемы впервые. К сожалению, так часто происходит с неплохими в общем литературными задумками. Сочинит автор замысловатый сюжет, построит его для себя, деталей насобирает и вживется в судьбу героев настолько глубоко, что уже представить себе не может, что читатель-то встретится с ними и их жизненной ситуацией впервые. И в результате, стройный план и логичное действо, происходящее в воображении автора, выливается на бумагу полной нестыковок и сюжетных дыр невразумительной путаницей, которую, увы, неспособны уже спасти ни стиль изложения, ни созданная атмосфера. Вот такой прискорбный казус и произошел, на мой взгляд, с «Призраком автора» Джона Харвуда.
Читать далее

Jonny_begood. Исаак Башевис Зингер «Шоша»

30.21 КБ

«Шоша» — один из главных романов нобелевского лауреата по литературе Исаака Башевиса Зингера. В аннотации его почему-то окрестили еврейской «Лолитой», мягко говоря, оснований для подобных сравнений было не много. Впрочем, будем толерантны по отношению к нашим издателям – им, беднягам, и так нелегко. Подумаешь, спутали чистую и любящую еврейскую дурочку с набоковской героиней. С кем не бывает? Забудем же о казусах и сосредоточимся на литературе. Тем более что там есть на чем сосредоточиться.
Читать далее

Страницы 2 из 106«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка