РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Рецензии на книги

Страницы 5 из 68« В начало...«34567»...Далее »

Sivaja_cobyla. Незамутненный восторг

«Девушка с зелеными глазами»

Собиан Хайес

Когда мы учились классе в шестом-седьмом, то, глядя на группки старшеклассниц в коридорах школы, воображали себе, какими мы будем в их годы, то есть лет в шестнадцать-семнадцать. Как известно, разница между тринадцатью и семнадцатью годами для девушки куда разительнее, чем простая цифра четыре. В вожделенные семнадцать непременно исчезнут ненавистные прыщи, волосы станут гуще, взгляд загадочнее, можно будет надеть синий костюм вместо платья с передником, сделать эффектную стрижку и даже позволить себе сменку на каблучках.

А еще, еще непременно появится Он, с большой буквы О!. У него все будет О! О, какие глаза! Скорее всего, голубые. О, какие волосы! Он блондин с художественно растрепанной прической и непослушной прядью, падающей на глаза. Он будет О! как талантлив. Ну, студент художественного училища, или театрального вуза, на худой конец физик какой-нибудь не от мира сего. И он будет О! как влюблен. В нас, конечно же. Влюбится, разумеется, с первого взгляда, увидев, как мы изящно едим пирожное в уличном кафе. Впрочем, про кафе – это уже изыски современности. В то время, когда я была в седьмом классе, то могла изящно откушать пирожок с мясом возле местной блинной. Ладно, пирожное – это не важно. Важны наши чувства, вернее, его чувства. А они О! как горячи.
Читать далее

Екатерина Бирюкова. Книга, в которой…

5
(иллюстрация Эи Мордяковой)

Не так много книг вызывают у меня слюнявый восторг и желание – дайте мне компьютер, я буду писать. Хочу поделиться с вами одной такой находкой – романом Мариам Петросян «Дом, в котором…»

Это слой крема на куске грязи. Это реальность, притворившиеся легендой. Почему я выбрала эту книгу? Потому что люблю сказки. А описание – донельзя мифологичное – Сфинкс, Лорд, Дом… Но всё оказалось иначе. Серьёзнее, сложнее, тяжелее. Я иногда вижу таким мир таким, какой он в книге – словно застывшую иллюстрацию к гротескному сатирическому роману. Как, например, в историях Салтыкова-Щедрина.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Слово для защиты

«Вонгозеро»
Яна Вагнер

 

Современный российский автор. Роман-постапокалипсис. Достаточное количество нелестных отзывов от людей, к которым я привыкла прислушиваться. У «Вонгозера» Яны Вагнер не было ни единого шанса мне понравиться, но… о, чудо! Я прочла роман с интересом и получила удовольствие, чего и остальным будущим читателям желаю.
В чем же упрекали автора? Главное — это в отсутствии психологизма и ярких характеров, не считая главной героини, которая многих раздражала. Да, в романе нет особых психологических изысков, и герои представлены, как правило, какой-то одной своей характерной чертой. Но как говаривал граф Калиостро по версии Григория Горина: «Когда уходишь от погони, ни о чем больше не думаешь!». А герои «Вонгозера» именно уходят от погони, преодолевая путь от Москвы до карельской глубинки, и полностью сосредоточены на этом процессе. За ними по просторам северо-запада России гонится тупой и беспощадный вирус гриппа, который выкосил уже мегаполисы вроде Москвы и Питера и превратил оставшихся в живых жителей крупных городов и близлежащих поселков в напуганное, а оттого жестокое и злобное, стадо. Когда вопрос стоит о выживании, тут уж не до психологизма, к тому же совершенно естественно, что герои «Вонгозера» находятся в длительном шоке от новых реалий перевернувшегося мира.
Читать далее

Jane The Reader. Владимир Плунгян. «Почему языки такие разные»

Плунгян написал замечательную книжку, в которой структурированно, подробно и увлекательно рассказывает про язык. Как лингвист и вообще человек, любящий эту науку, я оцениваю ее очень высоко. Фактически он прошелся по основным направлениям лингвистики вроде компаративистики (она же сравнительно-историческое языкознание), типологии, социолингвистики, фонетики — правда, все сложное осталось за бортом, не уместившись в формат. Впрочем, научно-популярную функцию книга полностью выполняет — а больше от нее и не требуется, это все-таки не учебник.

Мне очень понравилась подача материала. То есть редко встретишь такую взаимосвязь и плавный переход от одной темы к другой. Сначала о том, как языки изменяются с течением времени, потом — об их родстве и о диалектах, из которых развиваются родственные языки — и всему этому дается объяснение через исторические причины и людское поведение. Возникает то самое чувство связанности одного с другим, которое я особенно люблю при изучении языка в широком смысле этого слова. Впрочем, Плунгян не отказывает себе в удовольствии и пошутить:
Читать далее

Алекс Громов, Ольга Шатохина. История и судьбы

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 100 тысяч экземпляров, радиоведущий, обозреватель «Книжного обозрения», «Библио-Глобуса», журнала «Банки и деловой мир», дипломант Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский», лауреат премии им. Пикуля, руководитель жюри премии Terra Incognita.

Ольга Шатохина – автор романов, ведущая рубрики в «Российской газете» — «Книжные новинки с Ольгой Шатохиной».

Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами. Являются лауреатами Евразийской премии и премии «Сорок сороков».

 

Итоги конкурса «Время жить!»

Подведены итоги литературного конкурса «Время жить!» на лучшее продолжение сюжетной линии романа «Русский крест».
Читать далее

Марина Шумская. «Звездная пыль», Нил Гейман

<di

Роман опубликован в 1998 году, награжден несколькими литературными премиями.

Тихая английская провинция в самом начале викторианской эпохи, небольшой городок Застенье живет сонной размеренной жизнью. Назван он так из-за стены, отделяющей городишко от таинственного луга и обширной Волшебной страны. В стене есть брешь, которую круглосуточно охраняют стражники с дубинками. Лишь изредка, в ярмарочные дни, жители Застенья могут оказаться на лугу и поглазеть на опасные магические товары.

Однажды влюбленный юноша Тристран Терн, глядя на падающую в Волшебную страну звезду, обещает своей возлюбленной, холодной и отстраненной Виктории Форестер, что добудет для нее эту звезду, и отправляется в опасные приключения, которые неминуемо изменят всю его жизнь.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Висит на сцене в первом акте…

…Бензопила, топор и еж
Заинтригован Станиславский
Боится выйти в туалет
(пирожок(с))


«Флоренс и Джайлс»

Джон Хардинг

 

Роман Джона Хардинга «Флоренс и Джайлс» вполне мог бы заслужить очень лестный отзыв. Он подарил мне пару вечеров в любимой с отрочества готической атмосфере старинного поместья позапрошлого века, где в забытой библиотеке, полной пыльных историй прошлых столетий, проводит тайно целые дни девчонка-дикарка. Флоренс – не простой подросток, она любопытный искатель, неутомимый изобретатель, принцесса своего внутреннего королевства. Сирота, у которой из родных есть только горячо любимый брат Джайлс да неведомый дядюшка, лишь материально обеспечивающий воспитание юных родственников, Флоренс живет очень насыщенной жизнью, ее день буквально расписан по минутам, точнее по страницам.
Читать далее

Jonny_begood. Антон Понизовский «Обращение в слух»

21.89 КБ

«А мы их не слышали. Мы их перебивали, пытались их интерпретировать, объяснять. Мы жалели их. А я теперь думаю: может быть, даже не надо сразу жалеть. Чуть попозже: жалеть, возмущаться, сочувствовать — но сначала услышать. Такими, как есть.
Это самое важное: не такими, как хочется, не придуманными — а такими, как есть. Просто слушать. Заставить себя замолчать». Антон Понизовский «Обращение в слух».
Читать далее

Елена Блонди. Дневник чтения. Каждый автор делает это…

Эдгар Доктороу. Всемирная выставка. Роман

Ретроспектива Всемирной выставки 1939 года

«Помню, какой был свет на Истберн-авеню. Он лился теплыми слепящими потоками и словно отмывал, отбеливал желтоватые и бурые кирпичные стены, тротуары, как бы линованные в клетку, синий диабаз мостовых бельгийского квартала, все это соединяя в простую и мирную картину.
Дома представлялись мне высшими существами, ведущими между собой неслышную беседу»

По цитате из романа Эдгара Доктороу «Всемирная выставка» читатель может догадаться, о чем же пишет рано или поздно каждый автор. Чаще — позднее. В том возрасте, когда уже хочется оглянуться и увидеть прошлое сундуком или коробкой, откуда можно бережно вынимать вещь за вещью, подставлять свету памяти, и рассмотрев, показав, сложить снова, как складывают новогодние игрушки, зная, что хрупкие, и стараясь уберечь.
Книги о детстве, о собственной семье, улицах, где рос маленьким, комнатах, где играл и укладывался спать, такие книги есть у многих писателей, и практически все они прекрасно читаются.
Роман Доктороу не исключение. Место действия — Нью-Йорк. Этот мегаполис сам — герой многих романов Доктороу. Время действия — 1939 год, знаменитая Всемирная выставка, которая проходила в Нью-Йорке. И совпала с периодом взросления одного отдельно взятого городского мальчишки, который вырастет и станет писателем.
Читать далее

Елена Блонди. Дневник чтения. Билли Батгейт и Голландец Шульц

Роман Эдгара Доктороу мне попался очень давно, в зачитанном номере «Иностранки», помнится, я в то время открыла для себя сразу нескольких писателей, без конца перечитывая их романы, и лишь через годы выяснила, что это писатели всемирно известные, и — самые-самые. А тогда фамилия Доктороу просто запомнилась, потому что — странная и немного смешная.
И, конечно, потому что именно он написал историю мальчишки, который решил выбраться из нищеты и убогости окраинного района большого города, выбраться сам, единственным понятным и возможным для такого пацана путем — уйдя в гангстерскую банду знаменитого некогда в Нью-Йорке Голландца Шульца.
Читать далее

Страницы 5 из 68« В начало...«34567»...Далее »

Чашка кофе и прогулка