РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

поэзия

Страницы 5 из 43« В начало...«34567»...Далее »

Воскресное чтение. Валера Готичный. ДОН ДИНАМИК

Дон Динамик
(поэма)

1.

Люди ищут иные миры.
Во всяком случае, мне так кажется.
Но это простая штука –
Ты живешь в полусфере,
Ты живешь в консервной банке.
Раньше хотя бы не был Интернета,
Если человек был не один сам с собой,
То ответ был простой: вы гоните, товарищ.
Вам выписывают порошок,
И все заканчивается.
Ныне в консервную банку
Можно провести телефонный провод,
Поставить там сетевой порт,
И никто не докажет,
Что вам остро необходим врач.
Все это я спросил лишь для того,
Чтобы изобразить виртуального собеседника,
Зеркало из слов,
Чтобы спросить себя: не показалось ли мне это?
Допустим, я приеду, чтобы узнать,
Существовал ли объект М-2,
И следующей темой в этом ряду будет
Сумел ли я покурить пыль объекта М-2.
Один ученый, еще давно,
Был в горах и увидел семейку.
Это были очень бледные грибы.
Когда он приложил к ним ухо,
То услышал странные голоса.
Он записал их. Язык был санскритом.
Из этого был сделан вывод,
Что данные грибы – прародители людей.
С тех пор прошло много лет,
И эти данные, очевидно, засекречены.
Одни люди смотрят в небо,
Другие – в экран Galaxy.
И те, и другие, просто умрут,
И лишь один из миллиарда сделает открытие,
Которое проложит дорогу
К последующей череде открытый,
И когда-нибудь звезды станут
Ближе.

2.
Читать далее

Подарок в День Рождения! Квинто Крыся )

У прекрасного неутомимого и неумолимого ронина Квинто Крыси сегодня день рождения!

И по традиции кроме всяческих пожеланий, славословий, мадригалов и дифирамбов, мы дарим Квинто Крысе стихи ее собственного сочинения, небольшой рассказ (её же) и рисунки ее собственного рисования.

Автор, пиши еще!

 

Коктейли

 

Коктейль N1
20 мл. завтрашней ночи,
10 мл. дождевой воды,
Какой-нибудь ликёр ядовито-голубого цвета по вкусу, но не менее 1 л.
Щепотка пепла (сами знаете, что следует сжечь) для украшения
серый цвет. вата. придавило. у неба не хватает дыхания
открыть голубые очи — утру.
надеваю кольца, сразу все.
пальцы гнутся и звенят весь день,
нет, дребезжат, трудясь над словами
пустыми столь же, сколь и звон.
лишь в глубине сознания,
тише, чем жвачка (одно-второе-третье-надо-надо-надо)
царапает мысль (снишься зачем?): мы встречаемся,
я остаюсь с тобой
навсегда.
навечно.
и нет мне исхода, нет! НЕТНЕТНЕТ!
страшно
разбирая полеты ввечеру,
никаких со-мнений не остаётся
наскольковсёзамечательнохорошо!
***

Читать далее

Переводы Елены Кузьминой. Пауль Целан, Corona. Сара Горовиц, Мак / Paul Celan, Corona. Sarah Horowitz, Mohn

«Ничто на земле не помешает поэту писать, даже то, что он — еврей, а язык его стихов – немецкий».

Пауль Целан

Corona

Осень поедает лист из моей ладони:
мы друзья.
Из орехов мы вылущим время и научим его ходить:
Позже время возвращается в свою скорлупу.

В зеркале — воскресенье,
в мечте – пространство сна,
наши уста говорят правду.

Мой взгляд окидывает любимую:
мы смотрим друг на друга,
мы обмениваемся тёмными словами,
мы любим друг друга как мак и воспоминания,
мы спим как вино в раковине моллюска,
как море в кровавом проблеске луны.

Обнявшись, стоим мы у окна, и люди
с улицы
смотрят на нас:
пришла пора им узнать!
Пора камню пытаться расцвести
у смятенья времени бьющееся сердце.
Пришла пора времени.

Пора.
*
Художница Сара Горовиц:
«Mohn», «мак» по-немецки, сформировался в замысел чуть более года назад. Идея возникла из рисунков цветов, над которыми я работала в период, когда впервые столкнулась с поэзией Пауля Целана.
Читать далее

Journ. О детских поэтах замолвите слово)

Стихи – первая литература, с которой обычно знакомят ребенка. Сегодня в гостях уВоркингмамы люди очень важные, эти люди – детские поэты.

книги

Игорь Лагерев, автор трех поэтических сборников («Напоминание по слонолетанию», «Сколько влезает в кота», «Шел по городу хомяк»), создатель улиткомобиля и кузнечикоплана, человек, знающий все о драконах и домовых. Стихи Игоря Лагерева — это игра, без которой детство немыслимо. Его герои смешные и трогательные, наивные и добрые, одним словом, настоящие.

Андрей Сметанин писать начал совсем недавно, три года – для писательской карьеры не срок, но количество полученных премий и выигранных конкурсов даже сложно посчитать. Литературной победой можно считать два авторских сборника: «С чего начинается ссора» и «Азбука опасностей. Осторожно, малыш» (М.: КомпасГид, 2010-2011). Андрей знает все о детских проблемах, в его стихах настоящий мальчиш-плохиш и рассудительный взрослый слились воедино: здесь и детсадовские приключения, и дворовые курьезы, и обстоятельные предостережения обо всем на свете, пока не кончится алфавит.

– Расскажите про любимую книгу Вашего детства?
Читать далее

Воскресное чтение. Георгий Шенгели. Повар базилевса

(чтение Елены Блонди)

Гладиаторы-бестиарии на арене

Византийская повесть
I

Под вечер хорошо у Босфора,
Хорошо у Золотого Рога:
Море, как расплавленный яхонт,
Небо, как якинф раскаленный,
Паруса у лодок пламенеют,
Уключины у весел сверкают,
И кефаль в мотне волокуши
Трепетным плещет перламутром.
Да и здесь, на Босфоре Киммерийском,
Тоже хорошо на закате;
Надо сесть на горе Митридата,
Не глядеть на город у подножья,
А глядеть на Азийский берег.
Там над синемраморным морем,
Над пунцовой глиною обрывов
Нежно розовеют колоннады
Гермонассы и Фанагории.
А над ними пурпур и пепел,
Изверженье кратеров бесплотных,
Бирюзовые архипелаги
И флотилии галер пламезарных.
И даже православному сердцу
Мечтаются «Острова Блаженных»,—
Грешная языческая прелесть,
Сатанинский соблазн элленов.
А на город глядеть не стоит:
В запустеньи древняя столица,
В капищах языческих — мерзость,
Ящерицы, змеи да падаль:
Гавань месяцами пустует,
Не видать и челноков рыбачьих:
Плавают они у Нимфеи,
Продают весь улов евреям,
А те его гонят к Требизонду
На своих фелуках вертлявых,
Здесь же и скумбрии не купишь!
Обнищала древняя столица,
Оскудели фонтаны и колодцы,
Еле держатся башни и стены,
Ноздреватые, как сухая брынза.
Читать далее

Дженни Перова. Мы потеряли лучащийся мир

Эзра Паунд, американский поэт, издатель и редактор родился 30 октября 1885 года

Он был человеком утопии. В ХХ веке такое, впрочем, неудивительно, если не сказать банально. Это столетие словно нарочно было послано людям западной культуры для того, чтобы они как следует прожили, прочувствовали и переоценили свои отношения с утопиями и утопизмом. Но Паунд — особенный.
Читать далее

Sapronau. Книги и книжки. Очередная литературная находка

Январь 2013 г. Обнаружены считавшиеся утраченными рукописи Роберта Бернса: написанная рукой самого поэта “Phillis the fair” с небольшими изменениями текста, карандашный черновик “Ode to a Woodlark”, а также послание Бернса, адресованное “to Robert Muir, Kilmarnock”. Помимо этого, найдено письмо, датированное 2 августа 1791 года, подписанное именем “Кларинда”, под которым известна Агнесс Маклхоз – Бернс называл ее “хозяйка моей души” и “Королева поэтесс”. В переписке друг с другом они пользовались псевдонимами Кларинда и Сильвандер.

Robert-Burns-008

Памятник Роберту Бернсу в Лейте. Фото Jason Baxter/Alamy

Читать далее

Дженни Перова. Zoo или письма о любви

Велимир Хлебников, портрет работы Владимира Бурлюка, 1913

Письмо первое — о Велемире Хлебникове

Кузнечик

Крылышкуя золотописьмом
Тончайших жил,
Кузнечик в кузов пуза уложил
Прибрежных много трав и вер.
«Пинь, пинь, пинь!» — тарарахнул зинзивер.
О, лебедиво!
О, озари!

Если Достоевский утверждал, что все мы вышли из гоголевской «Шинели», то нынешние концептуальные поэты, балующиеся со словом, как с кубиком Рубика, все, несомненно вышли из шинели Хлебникова.


Читать далее

Воскресное чтение. Георгий Шенгели, стихи разных лет

БОСФОР КИММЕРИЙСКИЙ

Песчаных взморий белопенный лук,
Солончаковые глухие степи.
И в тусклом золоте сгущенных сепий
Вздымается оплавленный Опук.
Раздавленный базальт, как звенья цепи,
На сланцевых боках означил круг.
Волчцы и терн. И тихо вьет паук
Расчисленную сеть великолепий.
Потоки вздутые остылых лав
Оставили железно-бурый сплав
И пыл свой отдали в недвижный воздух.
И медленный плывет свинцовый зной,
Растягиваясь в колоссальных звездах,
В рубинных радугах над крутизной.
1916

Читать далее

Евгений Шестаков

Победа, победа… Два людоеда подрались тысячу лет назад. И два твоих прадеда, два моих деда, теряя руки, из ада в ад, теряя ноги, по Смоленской дороге по старой топали на восход, потом обратно. «… и славы ратной достигли, как грится, не посрамили! Да здравствует этот… бля… во всем мире… солоночку передайте! А вы, в платочках, тишей рыдайте. В стороночке и не группой. А вы, грудастые, идите рожайте. И постарайтесь крупных. Чтоб сразу в гвардию. Чтоб леопардию, в смысле, тигру вражьему руками башню бы отрывали… ик! хули вы передали? это перечница…»

А копеечница — это бабка, ждущая, когда выпьют. Давно откричала болотной выпью, отплакала, невернувшихся схоронила, на стенке фото братской могилой четыре штуки, были бы внуки, они б спросили, бабушка, кто вот эти четыле…

«Это Иван. Почасту был пьян, ходил враскоряку, сидел за драку, с Галей жил по второму браку, их в атаку горстку оставшуюся подняли, я письмо читала у Гали, сам писал, да послал не сам, дырка красная, девять грамм.

А это Федор. Федя мой. Помню, пару ведер несу домой, а он маленький, дайте, маменька, помогу, а сам ростом с мою ногу, тяжело, а все-ж таки ни гу-гу, несет, в сорок третьем, под новый год, шальным снарядом, с окопом рядом, говорят, ходил за водой с канистрой, тишина была, и вдруг выстрел.

А это Андрей. Все морей хотел повидать да чаек, да в танкисты послал начальник, да в танкистах не ездят долго, не «волга», до госпиталя дожил, на столе прям руки ему сложил хирург, Бранденбург, в самом уже конце, а я только что об отце такую же получила, выла.

А это Степан. Первый мой и последний. Буду, говорит, дед столетний, я те, бабке, вдую ишо на старческий посошок, сыновей народим мешок и дочек полный кулечек, ты давай-ка спрячь свой платочек, живы мы и целы пока, четыре жилистых мужика, батя с сынами, не беги с нами, не смеши знамя, не плачь, любаня моя, не плачь, мы вернемся все, будет черный грач ходить по вспаханной полосе, и четыре шапки будут висеть, мы вернемся все, по ночной росе, поплачь, любаня моя, поплачь, и гляди на нас, здесь мы все в анфас, Иван, Федор, Андрей, Степан, налей за нас которому, кто не пьян…»

http://eu-shestakov.livejournal.com/743124.html


Страницы 5 из 43« В начало...«34567»...Далее »

Чашка кофе и прогулка