РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

по ходу чтения

Елена Блонди. По ходу чтения. Дэвид Духовны «Брыки F*cking Дент»

По совету Лены Тепляшиной прочитала на Литресе легальный отрывок романа Дэвида Духовны «Брыки F*cking Дент» (перевод Шаши Мартыновой), и по нескольким большим страницам (не книжным, сетевым) могу сказать, что написан роман очень и очень хорошо. Хотя и сложно.
Сложности тут отдельно связаны с бытом чужой страны, реалиями, которые не-американцу малопривычны, так как в каждой стране они свои.
А еще это спортивный роман, где третьим героем сюжета, кроме основных — взрослого сына-неудачника Теда с нелепой псевдорусской фамилией Сплошелюбов и с прозвищем Хосе Арахис (писателя, который никак не нащупает собственную тему) и его умирающего от рака отца, является американский бейсбол и команды «Редсокс» и «Янки».
Читать далее

Елена Блонди. Дневник неЧтения. Поиски драгоценных слов

В 1972 году в литературно-художественном альманахе «Молодой Ленинград», составленном А. Ельяновым (среди авторов — Елена Игнатова, Юрий Шигашов, Геннадий Алексеев, Владимир Алексеев, Герман Сабуров, Александр Матюшкин-Герке, Михаил Мишин, Александр Житинский и др.), появилась первая публикация В. Холоденко — рассказ «Мир на двоих», который являлся «удобоваримым» для опубликования и сильно сокращённым и изменённым вариантом повести «Законы молитв» (1969). Эта светлая, умная и страстная повесть была в своё время высоко оценена Д. Даром (чего стоят, например, такие его слова в одном из писем: «…ты не мой ученик — ты явный и блестящий ученик Томаса Манна и Владимира Набокова — единственный их ученик в советской литературе»)
(из статьи в Вики)

Valeriy Kholodenko.JPG

(Холоденко Валерий Александрович.  47 лет жизни, две прижизненных публикации с двадцатилетним между ними промежутком)

Искала в сети прозу писателя Холоденко. Ничего не нашла и даже, увы, нужный номер журнала «Нева» с единственным его официально опубликованным рассказом, кажется, не оцифрован. В статье вики (а больше и негде толком) было то, что изрядно зацепило меня. Оказывается, я знала Холоденко по упоминаниям его и многих других его современников Довлатовым. Но ни разу мне не захотелось найти ни одного из тех писателей и прочитать. Все они у Довлатова представлены смешными и жалкими, чего их искать, прочитала пару анекдотов о них же, посмеялась и хватит.
Ясно, что в первую очередь я обругала себя, сколько раз обжигалась на том, что самостоятельно нужно думать, и проверять.
Теперь берем злобного и безжалостного английского сатирика Тома Шарпа, чьи книги я когда-то (еще до моды на Довлатова) перечитала все, во всяких, даже самых неудачных переводах. Шарп не стесняется: проза у него бессовестная, пошлая, оскорбительная, насмешливая, местами чудовищно гротескная. С щедрыми упоминаниями везде и всюду английской классики.
Читать далее

Елена Блонди. По ходу чтения. Апельсины Босха в Биг-Суре Миллера

Это очень соблазнительно, продолжить играть образами, подхватив рассуждения Генри Миллера о реальнейшей реальности апельсинов с картины Иеронима Босха, которая несравненно выше реальности витамина С настоящих осязаемых калифорнийских апельсинов.

Год издания 1957

Но я не буду, потому что понимаю — фанфики, подражания, диалоги в литературной гостиной бывают не только в развлекательном чтиве или виртуальных дамских альбомчиках, они могут быть и там, где принято думать головой, но суть их не будет отличаться. Вот собеседник: «эй Генри, братан, а ну-ка мы сейчас с тобой про апельсины-то и Босха-то, и видишь, у меня получается!»
Так что я просто скажу навскидку о том, что оказалось самым важным при нынешнем чтении Генри Миллера.
Первое — сведения из его биографии. Например то, что первую и единственную литературную премию великий писатель современности Генри Миллер получил, когда ему было 79 лет. Что не помешало ему написать сорок книг.
Или то, что за свою долгую жизнь он так и не стал богатым человеком. Зато у него были потрясающие друзья.
Читать далее

Елена Блонди, по ходу чтения. А что у писателей — для писателей? (читая Джона Ирвинга)

Я знаю, есть и читатели, которым это нужно и важно, но их мало. Потому точность, изящество и смысловая наполненность литературного языка в книге чаще замечается писателями (некоторыми)
В одном из романов Стивена Кинга есть размышления о первой фразе романа. Я ее помню, эту главу, потому что я знаю, о чем Кинг, я знаю это ощущение восторга от верно, единственно верно выбранных слов, неважно, своих или чужих. Главное — они соединились и сотворили нечто, чего не было раньше, нечто третье из собранных вместе обыденных элементов — слов и знаков препинания.
Вот что пишет Ирвинг о первой фразе книги в своем романе «Мужчины не ее жизни»
Читать далее

По ходу чтения. Щедрость Джона Ирвинга —

Она в том, что история каждого героя в романе «Мужчины не ее жизни» (в оригинале «Вдова на один год») сама по себе тянет на полноценный роман.
Я помню сюжетную щедрость Воннегута, когда в основной текст произведения вкраплены готовые сюжеты для других, еще ненаписанных текстов.
Но тут другое. Потому что выдумать сюжетные перипетии — мало.
У Ирвинга это похоже на кабель, свитый из множества жил, каждая — несет свое напряжение и ненаписаный роман совершенно четко виден, слышен и узнается, будто одновременно читаешь десяток романов.
А так как Ирвинг очень много времени посвящает внутреннему состоянию героев, то канва этих интра-романов гармонично сплетена с приключениями души каждого героя.
Вот и получается, все они у него — главные герои.

Чашка кофе и прогулка