РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Питер Гринуэй

В-Глаз от Никиты Игнатченко. Книги, по которым Питер Гринуэй намеревался или намеревается поставить фильмы

Гюстав Флобер «Бувар и Пекюше» (1881). Гринуэй планировал полноценную адаптацию незавершённого романа Флобера с собственной концовкой. Франсуа Буйяр и Луи де Дюше, работники будапештского морга из «Чемоданов Тульса Люпера», — несомненные родственники героев этого романа (и коронеров из «Смерти в Сене»).
Читать далее

В-Глаз от Никиты Игнатченко. Кусочек сценария «Гольциуса»

Уже довольно давно перевёл как умею небольшой кусочек сценария «Гольциуса и Пеликаньей компании». Я переводил не книжную версию, а другую, содержащую искусствоведческий комментарий Гольциуса. Продолжение, возможно, будет, а возможно, и нет.

Питер Гринуэй

Гольциус и Пеликанья компания

Пролог

Гольциус-рассказчик, «Гарлемская студия», 1600 год.

Десять лет спустя после событий, изображённых в основной части фильма. Хендрик Гольциус, гравёр и печатник, у себя в Гааге, в новой роскошной печатной студии. Для 1600 года это своего рода нью-йоркская «Фабрика» Энди Уорхола. Гольциус беседует с нами, прохаживаясь по роскошно оборудованной и очень оживлённой студии.

Гольциус. Меня зовут Хендрик Гольциус. Я голландец. Родом из Гарлема, хотя родился на голландско-немецкой границе. Я говорю на голландском, говорю на немецком. Я бизнесмен. А мой бизнес — гравюры и печать. Это моя печатная фабрика в Голландии, в Гааге. Мы не делаем плохих работ. Мы делаем хорошие работы. Мы делаем исключительно хорошие работы.

Я вам скажу, для чего.

Деньги идут за плотью. Кое-кто говорит, что я порнограф. Хорошо, но кто в наши дни безгреховен? Секс пользуется спросом. Секс пользуется спросом как горячие пирожки. Странное выражение. Лучше уж секс каждый день, чем горячие пирожки.
Читать далее

В-Глаз от Никиты Игнатченко. Спонтанно о кинокритике

Хорошая кинокритика в наши дни встречается редко, а та, что заслуживает самого пристального внимания, написана либо в прошлом веке, либо на басурманских языках.
Я неожиданно почувствовал необходимость назвать два имени из числа моих собственных открытий в этой заманчивой области искусствоведения.

Первое принадлежит человеку прошлого Яну Березницкому, автору превосходнейшей книжки с нарочито бульварным названием «Как создать самого себя».
Читать далее

В-Глаз от Никиты Игнатченко. Тарантино и Гринуэй: графоманы* в кино

* Под графоманами здесь подразумеваются не халтурщики от художественной литературы, а люди, имеющие безудержную тягу к писательству.

Квентин Тарантино

Надо сказать, что в поздних фильмах (после «8½ женщин») Питер Гринуэй изощрённо уничтожает самого себя. Придумывая красивейшие истории, он строит свои фильмы так, чтобы отбить хоть какой-либо интерес к сюжету. Наивные зрители и «критики», из считающих, что Гринуэй безнадёжно увяз в бездушных визуальных перформансах, этого не замечают и утверждают, что Гринуэй выдохся или мёртв.
Читать далее

Перелистывая кадры. Тамара Ильчевская. Живая бумага и мертвая кожа

постер
Жанр драма
Режиссёр Питер Гринуэй
В главных ролях: Вивиан Ву, Эван Макгрегор
Длительность 126 мин.
Страна
Великобритания, Франция,Нидерланды
Год 1996

Фильм Питера Гринуэя «Записки у изголовья» нельзя назвать экранизацией знаменитого романа японской поэтессы Сей Сёнагон, но он неразрывно с ним связан.

Гринуэй

Питер Гринуэй

Девочка по имени Нагико Сей Сёнагон, дочь писателя-каллиграфа, на каждый день рождения получает от отца особенный подарок – роспись лица иероглифами, обозначающими ее глаза, губы, пол, имя; и на спине, у основания шеи – подпись мастера, признающего по примеру бога глиняную модель человека достойной быть живой.
Читать далее

Чашка кофе и прогулка