РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Петрович

Страницы 1 из 212»

Воскресное чтение. Петрович Георгий «Раздалась»

Дед Шихалей проснулся ровно в пять. Подсознательный деревенский петух, вот уже шестьдесят лет обитавший в его организме, был точен, как швейцарский брегет, и будил деда всегда в одно и то же время. Пока дед управлялся со скотиной, уже рассвело. Замечательный своей беспородистостью песик подкатился под ноги. Дед потрепал его отсыревшую за ночь шкурку и вошел в дом.
— Шарика кормила? — спросил он у бабки.
— Голодный твой Шарик! — приревновала бабка деда к собаке.— Вон борща налила — не ест!
— А он тебе не коза, чтобы капусту хуярить, — спокойно и назидательно сказал дед.
Он густо намазал кусок белого хлеба маслом и вышел во двор. Шихалеиха не обиделась такому обращению — все мужчины в Тетерино разговаривали таким манером, слава богу, деньги не пропивает, не бьет, и то ладно.
Читать далее

Георгий Петрович. Высокая вода венецианцев или река Оккервиль?

http://www.kmrz.ru/catimg/38/383165.jpg
На моём письменном столе слева лежит книга давнившей моей симпатии — умнички Дины Рубиной «Высокая вода венецианцев», а справа «Река Оккервиль» неизвестной мне ранее Татьяны Толстой. Рассказ я скачал в интернете, распечатал и теперь, блаженствуя, угощаю себя по кусочку этой прелестью. Странно, но воображаемые Симеоновым стеклянные струи реки Оккервиль представляются мне гораздо реальней, чем имеющаяся в большом количестве, и неоднократно видимая мною на экране телевизора протухшая вода Венеции.
http://img12.nnm.ru/6/b/4/3/f/3be925288ce47f4ae047ec35905.jpg
Читать далее

Петрович Георгий. По прочтению Хэвока

Вредно читать чужие произведения тогда, когда в голове вызревают стишки типа:
Но крепдешин и крепжоржет,
Сечас таких названий нет…
Ведь у Джеймса Хэвока имеется в одном из опусов: «Постылая погода поглощает порядки пещерного края, куда зовёт меня мой знакомый по крепдешиновому Круизу…» А тут ещё вспоминаю одного гаденыша из моей прошлой жизни по имени Вальтер. Открываю бестселлер Иоханнеса Марио Зимлера «Горькую чашу до дна» а там проходной персонаж по имени Вальтер. Ну, не менять же мне имя моего заклятого врага детства и юности, в том случае, если решу запечатлеть эту сволочь на бумаге.
Итак: Хэвок. Ознакомился с должным вниманием.
Читать далее

Петрович Георгий. Великодушное вино

Никогда не пейте вино по одному еврику за литр. Мы не настолько здоровы, чтобы вливать в себя дешевое пойло. Вчера откупорил, давно уже купленную бутылку Maitre Philippe – ну и гадость! Самогон, разбавленный винным уксусом.

После подобного казуса самое время поговорить о прелестях Риохи –гордости испанского виноделия, чтобы поскорее забыть отвратительный вкус употребленного мною намедни слабительного средства.

Если абстрагироваться от почерпнутых мною из газет перлов: «Слабый аромат сена, немного стальное окончание, с полным телом» – это о вине! Или: пикантное, с настойчивым запахом, или: нервное – с явно кислым вкусом, но не агрессивное, или: крепко сбитое – солидное, богатое танинами, или: короткий вкус, мужественное вино, тучное, закрытое, вялое (это еще можно понять, если шампуська не играет), гибкое вино – мягкое, соблазнительное, томное вино, усталое вино – это тоже козе понятно, если оно пережило свой рассвет, а проще сказать – закисло, а как вам нравится такое определение: толстое – тяжелое, густое?
Читать далее

Книгозавр точка ру. О Петровиче

Любому автору, наверняка, приятно, когда количество рецензий критиков и отзывов читателей превышает количество написанных им текстов. И чтоб в школе сочинения писали — тысячами!

Мы уже писали о прозе Петровича. Я — небольшую рецензию, Игорь Лесс — рецензию на повесть «Гоп-стоп, битте» (рецензия участвовала в одном из наших конкурсов). И в сети есть интервью и другие материалы, связанные с его именем и творчеством.

Но важнее всего — сама проза автора. Настоящий читатель, все-таки, предпочтет читать рассказ, а не о рассказе. Потому мы поздравляем Петровича С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ и публикуем один из его прекраснейших рассказов. И, конечно, желаем, чтоб сочинения в школе писали — тысячами )))

Раздалась

Дед Шихалей проснулся ровно в пять. Подсознательный деревенский петух в голове был точен, как швейцарский брегет, и будил деда всегда в одно и то же время.
Пока дед управлялся со скотиной, уже рассвело. Замечательный своей беспородистостью песик подкатился под ноги. Дед потрепал его отсыревшую за ночь шкурку и вошел в дом.
– Шарика кормила? – спросил он у бабки.
– Голодный твой Шарик! – приревновала бабка деда к собаке.– Вон борща налила – не ест!
– А он тебе не коза, чтобы капусту хуярить, – спокойно и назидательно сказал дед.
Густо намазал булочку маслом и вышел во двор.
Баба Маша не обиделась такому обращению – все мужчины в Тетерино разговаривали таким манером, слава богу, деньги не пропивает, не бьёт, и то ладно.
Читать далее

Петрович Георгий. Кораллы в гуано

Статья называлась: «Стихи». Заголовок интриговал и был многообещающ, как французский поцелуй.
Мне лично оседлать Пегаса не удалось. Дальше банальных рифмованных мыслишек не пошёл. А тут статья. О стихах. О ПОЭЗИИ. Вот и славно. Поучусь.
Предвкушал. Не ждал, разумеется, возвышенного: «Служенье муз не терпит суеты прекрасное должно быть величаво», но на серьёзный разговор надеялся, и не удивился бы такому вот примерно началу: «поэзию развратили сверхсложной метафорой…» или: «вольное обращение с рифмой, ритмом и размером поставило привычную силлабо-тоническую композицию в положение падчерицы» или… да мало ли причин для справедливого негодования у критически настроенного «очень известного концептуалиста, драматурга, писателя-фантаста и издателя».
Прочитал статью. Графоманы, зелёные мухи и кораллы в гуано.
Читать далее

Петрович Георгий. «Шрапнель». История одного неудачного стихотворения

«Вы, знаете, – говорил старик, заменяя «х» на «ш», что характерно для милого рейнского диалекта «пфэльцишь» – вы знаете, какой я там был худой? Я был худой, как ребро. Чуть с голоду не умер. А что вы хотите?  Es gab eden Tag nur Puding und eingelegte Tomaten – каждый день только пудинг и кислые помидоры.
Мы гуляли с женой по винограднику в окрестностях деревни Бокенау.
Старик услышал русскую речь. Некоторое время шёл молча рядом, а потом, церемонно приподняв шляпу, заговорил.
Читать далее

Петрович Георгий. Криминальный жанр в современной литературе

Прямой эфир «Эхо Москвы в Омске»

Гость студии: Георгий Петрович

Ведущие: Вячеслав Суриков, Мария Камнева

Вячеслав Суриков Георгий, почему вы обратились к жанру криминальной прозы, я имею в виду вашу повесть «Шустрики и мямлики»?

Георгий Петрович Я думаю, что «Шустрики и мямлики» нельзя на сто процентов отнести к классическому детективному жанру. Потому что детективный жанр предполагает разоблачение преступления. А в моей повести разоблачаются не люди, совершившие преступление, а те, кого сейчас называют оборотнями в погонах. Я не знаю, имеет ли смысл говорить о той, истории, которую слушатели не читали, но она такова.
Читать далее

Петрович Георгий. Будь я Павлом Лунгиным…

Уважаемый В – глаз в статье «Царь» Павла ЛГУНГИНА пишет: «Я вышел из кинотеатра словно оплёванный…Любой обыватель нашей «необъятной» посмотревший этот фильм, на уровне подсознания отметит для себя, что русские – это нация забитых, бескультурных скотов…»

Автору мягко, объективно и предельно лаконично оппонирует Евгения Блинчик: «…хочу напомнить, что в мировой практике, средневековье принято показывать грязным, вонючим, жестоким и бессмысленным. Почему же русское средневековье должно выпадать из этого ряда?».
Читать далее

Петрович Георгий. Мнение

Начну с банальности: «Торт приедается. Хлеб – никогда!»
Читать далее

Страницы 1 из 212»

Чашка кофе и прогулка