РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Павич

Happy_book_year. Милорад Павич, “Другое тело”

“Есть всего два вида писателей. Одни чувствуют вкус читателей и угождают ему, не заботясь о том, какими будут их книги. Вторые хотят изменить мир и литературу и делают это без оглядки на читательский интерес”.
М.Павич, “Другое тело”

И ведь трудно что либо добавить к этой авто-характеристике выведенной Павичем. Вообще, весь роман “Другое тело” – это один “большой” Павич. Эта книга, точно следуя названию своему и есть – другое тело писателя. Но несмотря на весь пиетет, который испытывает многая читающая публика к Павичу, как к писателю, действительно изменившему литературный мир, прежде всего своим “Хазарским словарем” (кстати, без этого любимого конька автора и в данном романе не обошлось), но более подходящим эпиграфом к рассказу об этой книге послужат следующие строчки:

“Одно скажу с полной уверенностью: стихи, или же заклинания, которые и я, и другие продаем в качестве средства, способствующего успешному гаданию, не стоят ровным счетом ничего. Так же как ничего не стоит и вся литература в целом”.
М.Павич, “Другое тело”

Что до литературы в целом, не буду сейчас развивать мысли автора, но что до творчества Павича “в целом” можно сказать с уверенностью, что оно, по сути, не стоит ничего. И в это и заключена ее манящая привлекательность.
Читать далее

Грошева Янина. Памяти балканского Борхеса

Помню, с каким триумфом в самом конце 90-х я принесла в институт «Хазарский словарь» – женская версия, карманный формат, мягкая обложка с изумительным рисунком. Только-только с книжного рынка (тогда он ещё размещался у Симферопольского ж/д вокзала), куплено, само собой, на предпоследние деньги, выданные ничего не ведающей, оставшейся в страшной дали (64 км) мамой на пропитание горемыке-студентке.


Равнодушные сокурсники вертели книжку в руках, даже не делая попытки её пролистать, спрашивали: «Словарь хазарского языка? Зачем тебе?».

Читать далее

Случайная цитата

Павич

»  —  Вот, послушайте.  Недавно  приезжала в  Котор  одна дама
с маленьким
ребенком,  разузнавала  про  то  кораблекрушение.  Иностранка,  молодая,  но
совершенно седая, мне показалось, француженка. По-нашему не знает  ни слова;
если бы не умела по-французски, пришлось бы ей мычать или блеять. Ее послали
ко  мне  вместе  с переводчиком. Она пожаловалась, что к  ней в сон залетают
птицы, и заплатила мне за ящик пятьсот марок.
— А что же ты ей ящик-то не продал?
— Она дала мне  деньги  не потому, что хотела купить его, а  для  того,
чтобы я передал его вам.
— Заплатила за то, чтобы ты передал ящик мне?
— Да, она сказала, что покойный хозяин ящика знал о вас.
— И что же ты сделал, Ставро?
— Взял деньги и пообещал ей выполнить  то, что она просила,  но это мне
не удалось.
— Почему?
—  Потому что  он  уже и так  был у вас. К  тому моменту я вам  его уже
продал. А теперь возвращаю вам и эти женские деньги.
— Но как вы  с  ней, с разных концов  света,  именно  меня нашли себе в
покупатели?
— Что значит как, господин М.? Просто нам известно, что вы думаете, вот
как.
— Что же я думаю, Ставро?
Улыбка на лице Ставро изменилась еще раз. Теперь  вместо мужской, более
молодой, и женской, более старой, на нем заиграла какая-то третья, бесполая,
и он сказал:
— Ну, господин М., вероятно, думает и о ящике, и обо  всем этом  что-то
написать…»

(фото из интервью Елены Вагнер)

Чашка кофе и прогулка