РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Марлена Куяльник

Страницы 1 из 212»

Марлена Куяльник. Десять книг для Элтона Ивана

Книгозавр начинает серию публикаций из цикла «Посоветуй — мне». Для читателей и авторов, которые продолжают любить хорошее чтение и владеют родным языком в достаточной степени, чтоб суметь объяснить в одном-двух предложениях, почему именно эта книга интересна именно этому читателю.
Сложно? На фоне всеобщего падения грамотности (звучит, как «всеобщее падение нравственности)) — да, кажется непростой задачкой. Тем интереснее составить такой список. В доказательство, что ни читать, ни писать мы еще не разучились.
Итак, список первый.
Литературный критик Марлена Куяльник предлагает меню из десяти книг издателю, редактору и книжному эксперту Элтону Ивану.

Марлена Куяльник
Десять книг для Элтона Ивана

Книги, которые я перечислила, сами по себе — великолепное чтение. Рекомендации – это всего лишь одна грань, на которую мне хотелось обратить внимание конкретного читателя.

Генри Миллер «Биг Сур» — за, помимо прочего, важные литературные размышления, позволяющие сравнить нынешнюю писательскую реальность с положением всемирно известного на момент жизни в Биг Суре автора скандальной книги.

Рэй Брэдбери «Смерть – дело одинокое» — за невероятной силы визуальное воздействие текста, показывающее силу слов, работающих лучше любого кинематографа.
Читать далее

Элтон Иван и КамераКунста. Акция 2018. Вопросы Марлене Куяльник

Марлена Куяльник — независимый литературный рецензент, имеет в своем послужном списке несколько связанных с литературой профессий: учитель, библиотекарь, редактор, корректор, журналист, книгопродавец, директор литературного клуба в небольшом южном городе, автор ряда статей в сетевых и бумажных изданиях, литературный негр, и, как смеется сама Марлена Владленовна, читатели, покопавшись в ее биографии, наверняка обнаружат еще столько же мест работы, связанных именно с литературой.

1. Недавно читал статью, где редактор толстого журнала говорил о смерти бумаги. Но это одна сторона медали – например, вчера ко мне зашел знакомый, а шел он из книжного магазина, и при нем было четыре жутко толстых тома. Он говорит – нет, книга навсегда. Но я подумал – но я сам читаю только электронные, это так удобно. Но как бы так спросить, как еще никто не спрашивал? Можно ли уже сейчас сказать, что бумажная книга – это как винил? Вот я сам люблю винил, и ценю его больше, чем всякие технологичные фишки. Книга на бумаге – это уже теперь винтаж?
Читать далее

КамераКунста. Элтон спрашивает, Марлена отвечает

Время от времени на наших порталах появляются авторские беседы, в которых роли меняются — Элтон Иван может задать несколько вопросов автору, рецензенту, постоянному читателю, или ответить на вопросы кого-то из них.
Вот новая беседа — Элтон Иван спрашивает о жизни и литературе нашего автора, рецензента, участника конкурсов, журналиста и бывшего учителя Марлену Куяльник. А Марлена, разумеется, отвечает.

Элтон И. Марлена, здравствуйте.

Все в мире куда-то движется. Это неизменный процесс. Ничто не стоит на месте. Как вы думаете, куда мы идем? В плане литературы.

Марлена К. Здравствуйте, Иван.

Все движется, вы правы, и все меняется, чтоб снова к чему-то вернуться.

Идем мы к возрождению официальной идеологически выверенной литературы, которая будет находиться под полным присмотром власти, и будет исполнять ее указания. Следовательно, к более жесткому расслоению литературы на прикормленных — послушных сытых, и — подпольных, стремящихся к творческой свободе нищих авторов.
Читать далее

Элтон Иван и Марлена Куяльник на Мегахаосе. «Невозможно оставаться ценителем прекрасного, если годами питаешься тухлятиной»

(кдпв)

Вопросы Элтона Ивана независимому читателю и критику Марлене Куяльник.

1. Здравствуйте. Вы – критик, который ищет слабое место, чтобы всегда пробить туда точно – чтобы нокаут был моментальным, чтобы противник не дёргался. Я вот думаю – противник – это же не конкретный автор, а некое явление в целом, некая совокупность, субстанция. Давайте поговорим об этом. Что бы вы определили в виде этой сущности?

Начнем с того, что для меня вряд ли большая часть тенденций является противником. Это часть мира, которая была и будет, а воевать – для этого есть личности, заточенные под воевание и драки. Я же просто говорю о том, что вижу. И зачастую простые слова об увиденном воспринимаются как удар или пощечина для тех, кто не снимает розовых очков – каждых своих.
Читать далее

ТРЭШ-ШАПИТО Элтона Ивана. Интервью с Марленой Куяльник

Э. Вы одних авторов читаете, других едите, третьих – трепанируете, взвешиваете, расчленяете, спиртуете. Что интереснее?

М. Это два отдельных интереса. Читать хорошие книги – прекрасное занятие. Трепанировать и расчленять – тут меньше удовольствия, но интерес есть и очень большой.

Э.  С кем бы из писателей прошлого и нынешнего вы бы хотели подраться?

М. Э-э-э, какой вопрос – не для женщины!
Но смоделировать ситуацию могу, мне это нравится.
Правда необходимо уточнение – с какой целью должна быть затеяна драка? С воспитательной, чтоб не писал продажной хрени, а работал по своему максимуму, например?
Читать далее

Марлена Куяльник. Шорт-лист литературной премии имени Юрия Казакова «Картофельные аметисты»

Николай Кононов

Аметисты
—————-

Об авторе:
Николай Кононов окончил физический факультет Саратовского университета, а затем, в Ленинграде, аспирантуру по специальности “Философские вопросы естествознания”. Основатель (1993 г.) и главный редактор петербургского издательства “ИНАПресс”. Лауреат премий имени Аполлона Григорьева (2002, за роман “Похороны кузнечика”) и Андрея Белого (2009, за книгу стихов “Пилот”); шорт-листы премий Андрея Белого (2000, поэзия; 2004, проза), “Русский Букер” (2000), “Антибукер” (2001), имени Юрия Казакова (2001). Последняя публикация в “Знамени” — повесть “Источник увечий”, № 11, 2001 год.

—————-

Увидела в сети название рассказа «Аметисты» и подумала — а читала ведь. Дней десять назад.

Для чистоты эксперимента не буду перечитывать, а просто расскажу — что же в памяти осталось…
Мы ведь о вечности толкуем, так?

Сюжет. Помню. Рассказчик долго (половину большого рассказа) едет в поезде и страдает от попутчицы, дамы решительной и властной. Для пущей художественной выразительности дама по-солдафонски матерится. Ах, да, рассказчик еще пишет, что горло у него болит, следовательно, его роль — наблюдатель в уголке. Дама рассказывает, время от времени сдабривая пространство смачными выбросами обсцена, а он хрипит и удивляется. Чему? Тому что рассказывает она о балете и прочих высококультурных вещах. И — мат. А потом балет. И снова — мат. Рассказ об аметистах. Мат. Аметисты…
Читать далее

Марлена Куяльник. Лонг-лист литературной премии имени Юрия Казакова. А на выходе че?

Читать я люблю. А так как я эпикуреец и гедонист в одном виртуальном лице, то художественную литературу читаю для удовольствия. Иногда — даже для наслаждения. За скучно-полезной справочной информацией можно и в энциклопедию заглянуть.
А вот чтение…
И когда попросили меня высказать мнение о некоторых лучших рассказах из длинного списка премии, я обрадовалась. Лучшее из лучшего, удовольствие из удовольствий!
Вот например,

Всеволод Бенигсен — постоянный автор “Знамени”. Лауреат премии журнала за 2009 год.
Читать далее

Марлена Куяльник. Энергетики и «славики»

То, о чем я хочу поговорить, возможно, известно и понятно всем. Но возникающие в сетевом общении ситуации то и дело показывают, что понимание какое-то однобокое.
Но и это понятно, по крайней мере мне. Смотрим и понимаем вместе…
Итак, дана ситуация. Автор пишет текст — рассказ, стихотворение, большую прозу. Публикует. Ждет откликов. И получает их, раскланивается, польщенный, благодарит или, напротив, банит и огрызается (или уходит баюкать обиду). В любом случае он получил ответную реакцию на свои труды. Многие сетевые воители с презрением и высокомерием наперевес рады оплевать желание автора увидеть эти самые отклики. По мнению воителей, надо быть смирным и скромным, сидеть тихо-тихо, писать лучше всего в стол, а молчать лучше всего в тряпочку. И любые возражения автора осмеиваются и трактуются как стремление покрасоваться.
Больше всего достается авторам талантливым, у которых комментариев обычно немного, потому что талант требует серьезной работы и такому автору чаще всего некогда поддерживать постоянное общение, а тем паче генерировать тексты, рассчитанные лишь на отклики. Почему же их комментируют в сто раз реже, чем общительных графоманов?
Читать далее

Марлена Куяльник. Яичница для Него

фото: Тамрико

фото: Тамрико

Что делают женщины, которые пишут стихи? Пишут ли они их оттого, что пришло, свалилось, заболело и — нет жизни, нет покоя, а только плачь или кричи, или — пиши стихи, говори стихами, дыши ими? Отнюдь. Чаще получается по-другому.
Пример. Живет себе дама, и жизнь у нее так себе (по ее собственным понятиям) — ну, муж (или нету), ну, дети хулиганят, ну, молодость на исходе и все ближе паровоз старости, что подомнет под себя легкую походку, шальные взгляды и шампанское в девичьей крови. И тут приходит озарение: если срифмовать несколько строк и выложить их в сеть, то, как по волшебству, вдруг все возвращается! Читать далее

Конкурс рецензий — 3. Марлена Куяльник. Две и один

Александр Грин. Джесси и Моргиана

Я хочу рассказать не о любовном романе в буквальном понимании этого слова, а о романе женском. Написанном мужчиной — о женщинах. Вернее, роман написан даже не о женщинах, а о чувстве.

Кто не знает Грина? Ах, да, скажут те, кто не увлекался и не читал, даже они, ах да, «Алые паруса». Вот где настоящий любовный роман. Настоящий до такой степени, что для массового читателя он совершенно затмил другого Грина. Писателя-исследователя человеческих чувств, разных.

Две сестры. Молодая и красивая Джесси и ее родная старшая сестра Моргиана, старящаяся в безнадежной уродливости.

Читать далее

Страницы 1 из 212»

Чашка кофе и прогулка