РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

литературная публицистика

Страницы 1 из 3123»

Вячеслав Барышин. Исповедь литературного негра. Часть 1

Шон Кернан, фотограф, Рок

Про негров писалось сколько угодно. Я всегда хотел, чтобы люди видели разницу между сферами: человек, приученный — приученный, причем не по своей воле, к концепту «везде одинаково» — мерит это по шаблону, прежде всего, по наличию машин или по некоторым товарам в супермаркете, что и правда, во многих отраслях жизни выглядит одинаково. Однако, литература имеет много своих уникальных специфик. Я должен сказать, что наша страна – самая литературная в мире уже хотя бы потому, что писателей здесь больше, чем читателей, в разы, и все это вносит свои коррективы в работу сочинителя. Огромен мир литературы, начиная с любителей, продолжая многочисленными абстракциями этой же реальности, переходя и на те слои, где присутствуют толстые журналы, литературная критика и профессиональные читатели.
Но, начиная свой рассказ, я бы хотел, чтобы и те люди, что будут его читать, понимали базис. Надстройка, эмоциональный фон, мечты – все это ни к чему. Начнем с денег.
Я пишу книжки для индийского рынка. Схемы никакой нет – есть товар, есть уважение к цене и минимальная планка, ниже которой нельзя опускаться. Вы, скорее всего, очарованы фильмом Поланского «Призрак» (главный герой фильма зарабатывает на жизнь написанием мемуаров для знаменитостей, он виртуозно владеет пером, но никому не известен). Это правильно. Это – хорошая тема.
Я, впрочем, назову тариф, который многих не удовлетворит: 2000$ за все.
Читать далее

Тамрико «Учительские сказки». Часть вторая

Первая часть «Сказок» здесь

6

Однажды, в конце прошлого века, учительница и её подруга завуч задумались: наступает новый век, а им по сорок пять – ни молодости, ни красоты былой нет. И решили они что-то предпринять для улучшения внешности. Увидели они рекламу чудодейственных капсул «Виардо». Но поскольку обе были на бюджетной зарплате и не привыкли тратить её на себя да и не очень доверяли рекламе, то решили купить одну упаковку капсул и разделить.
И вот во время контрольной работы в выпускном классе открывается дверь, появляется завуч, видит, что все заняты делом, останавливается на пороге и, стараясь не мешать, громким шёпотом говорит:
— Ну что, вы виагру поделили?
В тихом классе стало ещё тише, все подняли головы от тетрадок, а один ученик сказал:
— Вот это да! Оказывается, ничто человеческое вам не чуждо!
— Ты прав, ученик, — скромно сказала учительница и не стала ничего пояснять. «Пусть о нас хоть раз подумают что-то хорошее», — решила она.

Читать далее

Елена Блонди. «Ястребиная бухта» — откуда взялась книга и почему

Надо сказать, я не люблю продолжений, которые призваны продлить литературную жизнь персонажей, пусть даже самых прекрасных. Пока не стала писать сама, я не слишком задумывалась о причинах, по которым автор вместо одной книги пишет целую серию. Вроде бы и так понятно, если есть удачный набор, то почему бы не использовать его еще и еще раз, мысленно проставляя после названия римские цифры. И это не обязательно плохо — почему бы и нет, если герои получились, ожили и у них есть все — места действия, характеры, чтоб попадать во всякие передряги и тд. Но все равно, думая о продолжениях, в первую очередь я вспоминала неудачи авторов и мне становилось нехорошо от мысли, что кто-то и на моих любимцев посмотрит со вздохом, типа шли бы вы уже отдыхать под обложку, но автор не пущает.
Читать далее

Елена Блонди. Три перевода романа «Темная половина» Стивена Кинга — выползни или ползоиды?

Картинки по запросу темная половина книга

Не претендуя на знание английского языка, а уж тем более, не желая поправлять переводчиков, просто расскажу, что помогает мне выбрать тот перевод, который я буду читать (а не мучиться).
Роман в подборке представлен тремя переводами. О сюжете скажу коротко, но важное: главный герой написал несколько успешных книг под псевдонимом — про беспощадного и абсолютно аморального убийцу. В отрывках упоминается имя злодея и название первой книги о нем, которая стала бестселлером. Свои примечания я допишу курсивом.
И напоминаю — я выбирала книгу для чтения, руководствуясь не точными совпадениями текста на двух языках, а тем, какой в итоге получился русский язык (достаточно ли он вообще русский)).
Итак, отрывок первый, три варианта от трех переводчиков:

1. «Когда Тад спросил его, неужто кто нибудь в мире всерьез интересуется и озабочен тем фактом, что Бомонт написал несколько книг под другим именем, Дональдсон ответил так, что сильно рассмешил Тада «Отчеты свидетельствуют, что большинство читателей „Пипл“ имеют чрезвычайно узкие носы. Потому в них очень трудно ковырять, и они вынуждены лезть в чужие дела и души. Они прямо таки жаждут узнать все, что можно, о вашем приятеле Джордже»». (перевод В.Сухорукова)
Читать далее

Елена Блонди. Азбучное — о писателях и книгах

Внезапно познакомилась с рождением новой литературной звезды — вышла и продается книга неизвестного мне писателя, которую, оказывается, в сети прочитали два миллиона человек только на одном (неизвестном мне) литературном сайте. Книгу я, каюсь, не читала, просто заглянула на лайвлиб и просмотрела рецензии, множество рецензий от тех, кто прочитал и влепил кол или даже половинку кола, возмущаясь изданным ничем.
По поводу вполне понятного мне возмущения скажу.
С литературой, как и другими душетрепательными занятиями, все непросто. Как только писуемое обращается в материальный предмет — книгу, оно превращается в товар. И подлежит товарно-денежным отношениям со всеми вытекающими. С мешком картошки проблем меньше, это предмет не кентаврического статуса, он сугубо материален, а книга одновременно и материальна, и нет…
Читать далее

Николай Желунов. Комментарий к стартующему конкурсу РВАНАЯ ГРЕЛКА

Те писатели, кто в нее играет, часто верят, что это приносит какую-то пользу им, как литераторам. Притом многие признаются, что вне конкурсов ничего не пишут — потому что не хочется. Когда спрашиваю их: почему так? Отвечают – потому что Грелка это драйв и адреналин, а без него как творить? Так говорят и успешные игроки, и те, кто редко выходит во второй тур. Я и сам много лет отдал конкурсам и прочувствовал это на себе.

С точки зрения психологии, литконкурсы для многих становятся формой зависимости. Приходя в игру, молодой автор испытывает массу эмоций. Во-первых, он прикасается к миру серьезной литературы (известные авторы задают темы, а раньше они еще и играли вместе с неофитами). Во-вторых, целый спектр чисто игровых удовольствий: угадывание (в том числе известных авторов – хотя они давно не играют), соревнование, боление за рассказы и игроков. В-третьих, он получает подкрепление своим графоманским, ой простите, литературным устремлениям – вот же, целая толпа таких же, как он, будущих достоевских и стругацких, и я среди них. Долгий период ожидания результатов усиливает кайф от их получения. Любое место в тройке, шестерке, десятке, двадцатке и просто в финале, а порой и место в группе в первом туре – достижение.
Читать далее

Елена Блонди. Несколько слов о новых рецензиях. Чтение Николая Желунова

Николай Желунов

Люди, которые пишут художественные книги, нечасто отвлекаются на написание рецензий. Тому есть несколько причин, среди них есть и общие. Разумеется, необязательно, чтоб все рецензенты были руководимы именно этими причинами, но все же – вот повод их перечислить.
Читать далее

Шура Ронин VS Саша Н. Боско. Шкуры жизни — смены и намеренные утраты

Шура Ронин:
Что ты читаешь, когда хочется вылезти из своей шкуры (содрать с себя шкуру из невыносимости бытия, как противопоставление позитивной смене ролей и масок)?
Саша Н. Боско:
Боюсь, что моя жизненная позиция не включает в себя стремление остановить вселенную, чтоб немедленно с нее сойти и где-то там исчезнуть (это просто наблюдение за собственным жизненным опытом).
Потому мне придется ответить на другую грань твоего вопроса, воспользовавшись тем, что он уже задан, то есть все же — о смене ролей и масок…
Но я не имею в виду обыденный эскапизм, когда читатель перевоплощается в Индиану Джонса и мчится на грузовике, выхватывая и постреливая… Инди можно заменить на Клеопатру, суть же не изменится.
Если я скидываю собственную шкуру, мне нравится залезть в шкуру головы и сердца напрочь сторонней личности, которая думает, не как я и чувствует, не как я. По мне, прекрасен для этой цели Генри Миллер. Он умен, авантюрен, он побыл и распутником, и бродягой, и семьянином, и созидателем. И сумел нам все это рассказать. Читая прозу Генри, именно вылезаешь из своей шкуры, залезая в его. И это вдохновляет, встряхивает и дает сил на дальнейшие подвиги уже в собственной шкуре.
Читать далее

При-ле-те-ло! Виктор Маслов, текущее — «Четвертый вид»

Я видел читательский дневник блогера Z., и это было что-то. – Вообще, это меня озадачило. Не буду приводить пример, но количество прочитанного меня поразило. Сборная солянка стилей, направлений мышления, все это приводило к смешанным чувствам. Возможно, я что-то примеряю к себе – впрочем, двигаясь тем же курсом, я обнаружил целый ряд читателей подобного вида. Да, так тут и помечу: читательский тип. Читательский вид (я бы еще сказал – «четвертый вид» — как в фильме, ибо это действительно новый вид). Я был не напрасно убежден, что четвертый вид должен пользоваться устройством для чтения книг, при этом, это должно быть очень удобное устройство с большим экраном. Читать на компьютере неудобно. Читать с телефона? О, процитирую:
Читать далее

Элтон Иван и КамераКунста. Акция 2018. Вопросы Марлене Куяльник

Марлена Куяльник — независимый литературный рецензент, имеет в своем послужном списке несколько связанных с литературой профессий: учитель, библиотекарь, редактор, корректор, журналист, книгопродавец, директор литературного клуба в небольшом южном городе, автор ряда статей в сетевых и бумажных изданиях, литературный негр, и, как смеется сама Марлена Владленовна, читатели, покопавшись в ее биографии, наверняка обнаружат еще столько же мест работы, связанных именно с литературой.

1. Недавно читал статью, где редактор толстого журнала говорил о смерти бумаги. Но это одна сторона медали – например, вчера ко мне зашел знакомый, а шел он из книжного магазина, и при нем было четыре жутко толстых тома. Он говорит – нет, книга навсегда. Но я подумал – но я сам читаю только электронные, это так удобно. Но как бы так спросить, как еще никто не спрашивал? Можно ли уже сейчас сказать, что бумажная книга – это как винил? Вот я сам люблю винил, и ценю его больше, чем всякие технологичные фишки. Книга на бумаге – это уже теперь винтаж?
Читать далее

Страницы 1 из 3123»

Чашка кофе и прогулка