РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

литературная публицистика

Анастасия Черкасская. Дом, где веселые музы шалят…

В переводе с греческого слово «музей» означает «дом муз», именно дом, где веселые музы шалят и с хохотом пробегают по анфиладам комнат, а не морг, где музы уже успокоены, упорядочены и каталогизированы. Все это значит, что и приходящие к музам в дом должны чувствовать себя гостями — желанными и веселыми (кто же ходит в гости в мрачном духе?), а не посетителями усыпальницы, где положено тяжко молчать или переговариваться робким шепотом, постоянно чувствуя пробегающий холодок.

Наверное, есть среди наших музеев настоящие — те, что дома с живыми и ощутимыми музами, где можно вдохновиться и уйти окрыленным, но морги тоже попадаются часто. Даже слишком часто. Охраняют их строгие мойры, при которых даже кашлянуть страшновато.
Читать далее

Чашка кофе с Еленой Блонди. Дебри с дикими зверями

Когда автор пишет в самом популярном формате, всегда есть риск, что книгу его прочитают поверхностно, только прослеживая закрученный сюжет. За бортом читательского внимания останется другое – то, что глубже и шире.
Не рискуют лишь авторы, пишущие прозу сюжетно бедную, в которой следить нужно лишь за душевными трепетами автора и его героев. Хотя приключения души бывают интереснее любых внешних сюжетных коллизий
Но я сейчас не о них. А о тех самых страдальцах, из книг которых читатели выедают вкусную начинку (объедают румяную корочку – можно и так), выбрасывая остальное.
Потому что я почитала романы Сэмуэля Дилэни, найденные в сетевых библиотеках. И подумала, да, а ведь есть еще и переводчики!
И была эпоха до интернета, когда развлекательная литература мгновенно раскупалась читателями, оголодавшими на диете из классики и идеологической ура-прозе с ура-поэзией. Я ее очень хорошо помню, эту эпоху. В сериях приключений и фантастики можно было нарваться на что угодно – от дивных великих Лема и Брэдбери до какого-нибудь американского ляписа, выпекающего гаврилиады с планетами смерти и звездами-призраками.
Понятно, что переводить книги всерьез было некому и некогда. И незачем.
И вот теперь перлы из печатной литературы двадцатилетней давности всплывают в сетевых библиотеках, услужливо предлагаемые нам в качестве прозы того или иного известного автора. На обычные опечатки и ляпы переводов («чувства его взъерошились, как шерсть кишки», Роберт Музиль «Человек без свойств») тут накладываются скан-опечатки («Вскрикнула в гневе богиня. Сохнуло от ее крика деревья над озером, и дриады опрокинулись от испуга головой к поде. Над озером повисли их волосы. Вышла богиня из веды». Яков Голосовкер «Сказание о кентавре Хироне» – скан-хлама полно и не в переводной прозе)
Читать далее

Ольга Кай. Рецепты похудения для объемного текста

Минус 50 за месяц – реально ли?

Да вполне!

Задача «похудеть» текст романа на четверть (в моем случае – из 200 страниц А4 «выкинуть» 50) кому-то может показаться нереальной. Сразу встает вопрос: какие сцены вырезать, какие сюжетные линии убрать, героев?.. На самом деле можно обойтись «косметическим ремонтом», не затрагивая «несущих», особенно, если текст написан давно.
Читать далее

Чашка кофе с Еленой Блонди. Пиши и слушай

Некоторые недоумения по ходу чтения…
Часто, читая, снова и снова понимаю, как важно автору иметь слух, любой, не обязательно тонкий музыкальный, хотя это лучше всего. Слышать, как звучит написанный текст, каждая его часть и каждое слово. Есть несколько простых правил, которые работают для любого текста и автора, знать их необходимо, уметь пользоваться ими необходимо. И все выкрутасы и навороты, все словесные игры должны идти уже поверх этих базовых наработок, если, конечно, автор не хочет остаться эдаким самородком наивного искусства, косноязычным певуном.
А еще хорошо бы каждого автора заставлять вслух читать самому себе собственные тексты, глядишь тогда измученный автор побережет и себя и читателей. В русском языке достаточно прекрасных слов и нет нужды лепить производные от них в виде бесконечных причастий (порой совершенно непроизносимых), ставя их в текст одно за другим. Какой-то караван верблюдов, а не текст.
Снова поклон Норе Галь, спасибо ей за науку. Никогда не нужно усложнять написанное, если то же самое можно сказать более простыми словами. Настоящими словами настоящего языка.

Чашка кофе с Еленой Блонди. В поисках львов

оформляла вчера репортажик со львами, и плотно посидела в сети, разыскивая цитаты. Очень интересная ситуация. Привычная уже. Не находится нормальной подборки литературных отрывков о львах, хотя какая сочная и богатая тема — львы. А находятся жалкие крохи в виде тыщу раз повторенных изречений, пары поговорок, и, кошмар и ужас, цитаток из второ- и третьестепенных авторов, или моднявых или пишущих детские считалки разного объема.
Пришлось лень отпихнуть и пойти по памяти в то, что, казалось мне, обязано уже быть процитировано без меня. Хемингуэй и «Лев мисс Мэри»… Даррелл и «Звери в его жизни» (если кто чего вспомнит, а напишите, сделаем рунету приятное), а еще не вошло это вот прекрасное «Беглые и неуловимые впечатления скользили, не задевая: киноварь горшечника; небосвод, отягощенный звездами, они же — боги; луна, откуда сверзился лев…»
Так что, с все большим уважением я отношусь к любителям ножиков, которые неутомимо на своем форуме насобирали цитат о ножах, не каких-то а именно литературных.
И еще, насчет качества литературы. Жаль мне тех, кто не видит и не ощущает разницы между «есть талант» и «а я умею писать предложения и придумал сюжетец».
Смотрела по диагонали: рассказы Хемингуэя, потом заглядывала в Борхеса, вернулась к Дарреллу… В стихи Пушкина забрела по пути. И выхватывая слова и фразы, прямо чувствовала, как оттуда веет свежестью, силой, будто поливалку врубили и она пошла крутить, брызгая радугами. Как они это делают, ну не чудо? Даже читать не обязательно, просто коснуться, полистать.

Колонка Лембита. Беседы о литературе как бесцеремонное вторжение в сферу интимного

Помню, моя коллега, писательница Elena Blondi давным давно замечала эту тенденцию — хочешь свести к нулю кол-во посещений на странице, начни писать о литературе, рецы, например.
После такого некоторые люди даже не постесняются тебе сказать: нам так нравилось как ты писал о том как ты выпил две бутылки водки и рыгал или о том как ты срал на шпалах на вокзале когда у тебя не было денег на туалет а передача с деньгами была в поезде который опаздывал, а тут ты вдруг пишешь за какого-то нахуй писателишку.
Это, я думаю, происходит не от того что люди не читают вовсе или они совсем уж невежественны и нечутки к литературе, а скорее от того что они не чутки к тому что вы им предлагаете, свой взгляд так сказать.
Читать далее

Ольга Кай. Искать ли правды на конкурсах?

7629639_7c6ecddb.jpg

 

Конкурсы – «больная тема» для многих авторов. Особенно для тех, кто, имея положительные отзывы читателей, от участия в большинстве конкурсов получает только негатив.
На самосудных все понятно. Мало кто будет оценивать вас не как конкурента, а как коллегу, с которым, возможно, когда-нибудь придется иметь дело. То есть, как это ни странно лично для меня, отстраненной оценки качества текста не будет с вероятностью 90%. Будет вкусовщина (вроде «я принципиально не читаю фентези/женскую прозу/фантастику»), будет зависть («я вижу, у автора есть свои читатели, которые его вовсю хвалят, НО…»), будет продвижение знакомых и даже простое нежелание признавать существование иных точек зрения, кроме собственной. Будут… будут неадекваты. А они будут почти всегда, это точно! Потому что в творческой среде их, в принципе, немало, а в среде «непризнанных гениев» – и того больше.
Самый безобидный момент – это несоответствие вкусам тусовки, если вы новичком пришли на конкурс ресурса, у обитателей которого есть некое суммарно-усредненное понимание, что есть хорошо, а что – плохо (к примеру, любители жесткой НФ не прописали в правилах свои предпочтения, но по инерции «режут» фентези или фантастику, написанную женщинами).
Однако самосудные конкурсы – отличный повод для того, чтобы, не теряя времени, начать разочаровываться в окололитературных «тусовках».
Читать далее

Ольга Кай. «Издатель = меценат» – даже когда платите вы?

«Издатель=меценат» – даже когда платите вы?

 
baby.jpg
фото: Шон Кернан «Посвящение Борхесу»

Я уже говорила о том, что некоторые (или же многие?) украинские издатели считают себя не бизнесменами, а меценатами. И вместо того, чтобы не только производить конкурентно способный товар, но и активно его продавать, жалуются на убыточность отрасли. Наверное, кто-то из этих «жалобщиков» держится на плаву благодаря грантам и гос. тендерам, и это позволяет им со спокойной душой «забить» на всю остальную продукцию, обвинив авторов, что это именно они недостаточно пиарят свои книги, не бегают со связками томов по книжным рынкам и магазинам, не становятся бесплатными, безропотными продавцами.
Читать далее

Елена Блонди. «Дискотека», начало…

«Ты помнишь, как все начиналось? Все было впервые и вновь»
А. Макаревич «Машина времени»

«Мы с тобой давали слово, не сходить с пути прямого, но…»
А. Макаревич. «Машина времени»

Какие-то куски этого текста я писала время от времени, и первые — ужасно давно, я тогда обреталась на самиздате, выкладывала их, написанные на коленке, в комментариях толклись люди и всем страшно нравилось и требовали, еще-еще, пиши еще. Ясное дело, мне тоже это нравилось и я послушно написала главу и другую и третью, и вдруг стал там ворочаться сюжет, вернее, какие-то вещи стали расти сами, не слушаясь меня, и они оказались, такими, не сильно веселыми, состоящими не из цветных лазеров и ритмичного бумканья, а из черных парковых деревьев, стылой зимы, приходящей туда, где было жарко и лето. В общем, там стало что-то оживать, и это что-то совершенно не понравилось никому, и мне тоже, потому что я стремилась быть в тепле и внимании, как тот кот на батарее, да чтоб еще и гладили сверху…
Оказалось, писать настоящее я была не готова. Потому бросила и ушла. Конечно, правильно сделала, потому что и не готова, и не умела, а мозгов как раз хватило на то, чтобы прислушаться к себе и понять, вот так, как ждут — «ляля, тополя», я писать не хочу, а так, как получается, не умею еще.
И были там еще заморочки, в частности, главная, наверное, на сегодняшний день такая частность, от которой я избавилась, и только после этого сумела снова взяться за этот роман. Я говорю об автобиографичности текста. Свое прошлое пользуют, всегда. По-разному. Жизненный опыт автора задействован, косвенно или прямо, уточню, мы сейчас говорим о попытке писать, а не о попытках высасывания из пальца «ятожетакмогу, почему я не пелевин-донцова-паланик», когда автор изо всех сил превращает литературу просто в кубики для игры.
Так вот, буквальное использование собственного опыта позволяет создать атмосферу, эпоху, героев — в определенных текстах. Хорошо назвал свой прекрасный светлый роман о детстве Ганс Фаллада — «У нас дома в далекие времена»… И действительно, читаешь и ты там, у них, в той Германии тех далеких времен. То есть собственный опыт просто пересказан прекраснейшим талантливым автором и лег в основу автобиографической книги. Таких отличных книг можно перечислить немало, наверное, каждый автор пишет свою, а еще, по бытующей поговорке, и каждый человек может написать одну неплохую книгу — книгу своей жизни.
Читать далее

Чашка кофе и прогулка