РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Колонка Лембита

Страницы 2 из 3«123»

Колонка Лембита. Технологии пост

Амаду в «Доне Флор» пользует очень сложную писательскую  технологию.
Там жеж как все построено — Гуляка, муж доны Флор умирает, и с этого момента идет весь рассказ о том что было раньше. О том, как они жили с доной Флор.
Эта технология нельзя сказать чтобы редкая, наоборот довольно таки частая — она как бы лежит на поверхности и все писаки думают — а чо б не взять и не сделать все наоборот — шоб не в конце все умирали, а вначале, а потом рассказывать за их жизнь.


Читать далее

Колонка Лембита. Примерка

вообще же качество книжных обложек можно оценивать простым способом примерки на себя

133.50 КБ

Лембит Короедов

Колонка Лембита. Про интеллигенцию и слюноотделение

Я уже много писал про то что в моем офисном здании есть курилка, в которой собирается много интеллигентных людей. Специально для этих людей там было установлено ведро, в которое эти интеллигентные люди бросают бычки. Это чтобы уборщица их не собирала по всему пролету, а выносила ведро и все.
Писал я также и о том, что меня удивляет в наших интеллигентных людях наличие большого количества слюны. То есть, все стоящие там и курящие интеллигентные люди в это ведро не только бросают бычки, но и все время плюют. То есть не так чтобы они туда плевали один раз за перекур или скажем два — на входе и на выходе, они туда плюют параллельно с перекуром, после каждой затяжки. Так что ведро к вечеру становится полным слюны интеллигентных людей.
Читать далее

Колонка Лембита. Опечатки

Как старый похотливый извращенец наблюдает за мягкими ляжками молоденькой любовницы, мечтая их немедля облобызать, так и я пожирал глазами собрание Золя 1957 года, что стоит на полке.
Потом не удержался, достал наугад — оказался 18-й том, роман «Труд». Я, конечно же, не собирался читать роман Труд, просто пощупал и насладился.  На последней же странице, в списке опечаток обнаружил следующее:

написано: Iaudanus
следует читать: laudanus

Долго присматривался, чем то, что написано отличается от того, что следует читать.

Вот люди были. Это вам не триста опечаток в «Шерлоке Холмсе» издательства «Эксмо».

Лембит Короедов

Колонка Лембита. Серп и молот

Олдмен

Кадр из фильма «Сид и Нэнси»

Прочитал вчера у кого-то в ленте про то, как Гари Олдмен, играя Сида Вишеза в кино, хотел надеть футболку со свастикой (которую Сид Вишез и носил в жизни), но ему не разрешили, но разрешили взамен надеть футболку с серпом и молотом.
В связи с этим припомнил как два раза менял свое мнение туда и обратно при прочтении повестей русских писателей 20-х годов. Там есть несколько повестей про чекистов, про то как людей ставят к стенке и стреляют конвейером по сотне в день в подвале. ну таких повестей есть несколько похожих и фильмы такие были. про чекистских палачей короче.
Читать далее

Колонка Лембита. Ночные поллюции

короче седня ночью прозрел — посмотрел кубриковскую Лолиту 1962 года

1962

и шо я вам имею сказать
(под катом очень эмоционально, прим. ред)
Читать далее

Колонка Лембита. О гениальных нацпроектах

Основной концепт — занижение планки. Ну, в том смысле, что издатель сознательно усредняет свою линейку изданий, ориентируясь на самую широкую прослойку читателя — среднюю. Чтобы больше продать. И исходя из этого почти всегда работает правило — чем хуже написана книга, тем больше у нее шансов быть напечатанной.
Сам факт этот конечно бесспорен.
Но из него есть некоторые мысли.
Читать далее

Колонка Лембита. Артефакты

«- Вы хотите курить, как я вижу? — неожиданно обратился к Бездомному
неизвестный, — вы какие предпочитаете?
— А у вас разные, что ли, есть? — мрачно спросил поэт, у которого
папиросы кончились.
— Какие предпочитаете? — повторил неизвестный.
— Ну, «Нашу марку», — злобно ответил Бездомный.»

54.37 КБ

Лембит Короедов

Колонка Лембита. Привязка к артефактам

Только я вошел —  и  уже  пожалел,  зачем  меня  принесло.  Он  читал «Атлантик мансли», и везде стояли какие-то  пузырьки,  пилюли,  все  пахло каплями от насморка. Тоску нагоняло. Я вообще-то не слишком люблю больных. И все казалось еще унылее  оттого,  что  на  старом  Спенсере  был  ужасно жалкий, потертый, старый халат — наверно, он его носил с  самого  рождения, честное слово. Не люблю я стариков в пижамах или в халатах.  Вечно  у  них грудь наружу, все их старые ребра видны. И ноги жуткие.
Он бросил мою тетрадку на  кровать.  Но,  конечно,  опять  не  попал. Пришлось мне вставать и подымать ее. Я ее положил  на «Атлантик  мансли». Вот еще, охота была поминутно нагибаться. (c)

Это был вот где-то такой артефакт:

журнал

Лембит Короедов

Колонка Лембита. ну и как же без постмодерна на ночь

кинишку тут смотрю Домовой называется, я и раньше ее видел так немного — там короче полностью сюжет я не вкурил но типа убийца такой Машков подставляет писателя Хабенского, мучает его, пытает и хочет убить. но потом чисто както тот случайно выжил для хеппи энда.
вообще нормальный сюжетец я щитаю — можно в прошлое обратиться — идет к примеру Лев Толстой такой, с дому сбежал, с котомкой. к нему подходит такой Вася — здравствуйте дедушка, и пером по горлу — чик! или там Антон Павлович в Славянском базаре гуляет, выходит в уборную, а там Вася, по темечку железным шариком на веревочке — тюк! пиздец Антон Палычу.

это первый был бы том.

сало

а второй том — современность. здесь канешно пожоще — короче маньяк излавливает писателя Лукьяненко, сажает его на цепь со строгим ошейником (с) и держит в подвале как полагается — два года, откармиливая вареным буряком, кашей, отрубями, чтобы жир нагулял, тем временем заставляет писать Дозоры, продает их Бекмамбетову, тоесть блять Эрстну извините, а потом когда Лукьян догоняется до нормальной кондиции — то его чисто чик по горлу, кровь собрали, кровянки наделали — пригласили гостей, а главное блюдо — печено вепрево колено. и Гришковца пригласить. Гришковец такой сидит, печено колено грызет, жир по щекам течет, а ему типа говорят: а знаешь, это чье колено?
и Гришковец такой домой приходит и пишет: сижу, жру колено, жир по щекам течет, а мне говорят: а знаешь, чье колено?
и тут такой дух Лукьяна к Гришковцу в окно влетает (жара ведь) и мудит на все комнату: Мо-о-ое, бли-а-адь кале-е-е-но! Отд-а-а-ай, су-у-у-у-ка! — и хуяк зубами Гришковцу в колено вцепляется. Гришковец такой вскакует, полны штаны гомна, на улицу бежит, Лукьяна за собой тянет, когда тот зубами у него на ноге висит, уцепился. Так и бегут блядь по улице, писатели. А народ пальцем тычет и кажет: От блядь, йобани жыды

Лембит Короедов

Страницы 2 из 3«123»

Чашка кофе и прогулка