РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Journ

Страницы 8 из 9« В начало...«56789»

Journ. Браззавиль-Бич

Пара слов от супруга.
Что отличает писателя от графомана? Это – насыщенность слога. Концентрация мыслей, чувств и эмоций. Морали, в конце концов.

С этой точки зрения Уильям Бойд, — несомненно, — писатель, а его книги, несомненно, — Литература.

Не хочу никого обидеть, но для меня он гораздо в большей степени мастер англоязычной прозы, чем Хемингуэй.
Впрочем, для меня, — человека, не владеющего свободно языком оригинала, — многое определяется качеством перевода. Однако есть литературные достоинства произведения, которые не может спрятать даже посредственный перевод.
Читать далее

Journ. Мальчишкам и девчонкам :)

«Закон среднего умористического» — это «Ералаш» на бумаге, где каждая строчка, это школьный курьез, а каждая иллюстрация – это шкодливый рисунок на грифельной доске.

Читать далее

Journ. О червяках, нет, простите, о червячках!

Виктор Кротов - Червячок Игнатий и его друзья обложка книги

Когда за окном свистел ноябрьский ветер, наше семейство спускало последние капиталы на Нон-фикшн. Взгляд обычно падает на яркие стенды с кучей красивостей и редкостей. Но тут я случайно заметила, что-то маленькое и неприглядное. Написано «Нарния», Льюиса в помине нет, но есть «Червячок Игнатий». Нет, вы предсталяете, я с новорожденным Игнатом в слинге, а тут на тебе, 5 книг про чудо-червячка. Но я удержалась… Собственно, меня сдержала неприглядность обложки и высокая для такой книги издательская цена в 250 рублей.
Дома я понаоткладывала всех червяков, ой, нет, простите, червячков, в корзину. и думать забыла. Книги я заказываю редко. По меркам книжных маньяков даже слишком редко. Но прошла пара месяцев и первый червячок у меня все-таки появился.
Читать далее

Journ. Шмитт. Незримое

Эрик-Эмманюэль Шмитт — писатель взрослый и далеко не самый простой. Но у него есть серия «Незримое», почему-то 4-я книга в России так и не вышла. Так вот, пожалуй, «Незримое», нужно подсовывать всем, начиная от 10 лет, как лекарство от эгоизма без побочных эффектов.
Читать далее

Journ. Мир, труд, трамвай!

Под ногами шаркал май, пылью, ветром и изредка солнцем… Но было все равно… Бывают такие дни, когда все останавливается, мимо тебя проходят тысячи людей, но они тебе не мешают, ты просто не замечаешь всей этой суеты. Ты просто даришь себе сказку. Я желала эту книгу, как, пожалуй, ни одну другую. Я даже сказала главреду, что зарплату возьму этой книгой и никак иначе, но потом сжалилась и согласилась на деньги 🙂 Наконец-то, моей полке повезло, ее теперь на проводах убаюкивают «Сонные трамваи».
Читать далее

Journ. Разноцветное путешествие. Секрет. Пока волка нет

Эрик Баттю


Когда вырастут мои сыновья, я буду рада, что выросли они не на одном Чуковском, надеюсь, будут рады и они.
Батю прекрасен, говорю это, как мама и как искусствовед. На Лабиринте фанаты и противники этих книг кидаются слюнями и тапками. Так что мнение мое не есть истина.

Читать далее

Journ. В темной-темной комнате… :)

Мое детство прошло в городе Сочи, тогда он еще не был городом будущей Олимпиады. Он был самым обычным городком, про который все-все забывали каждый год, и ровно с конца сентября по середину мая он превращался в тихий, почти безлюдный спокойный дом.
Но люди, которые думают, что в Сочи хорошо летом, они ошибаются. Хорошо зимой, а главное, всегда весело. Каждый год, с пятого по десятый класс, зимой с гор сбегала какая-нибудь непоседливая лавина, прихватывая за собой линии электропередач, и Сочи погружался в темноту. Самым прибыльным занятием тут же становилась продажа вчерашнего/позавчерашнего/позапозавчерашнего хлеба и вынутых из закромов свечек. Но и то и другое исчезало за пару дней.
Читать далее

Journ. Быть бунтарем или Сизифом?

Люди делятся на две категории: те, кто не читал Эркеня, и те, кто не могут без него жить. Я до недавнего времени относилась к первой, а потом пропала. Его рассказы-минутки – это жемчуг, играющий всеми оттенками перламутра, вожделенное ожерелье, если уж довелось им обладать, то это уже фамильная ценность. Но этот гениальный венгр пленяет даже не этим, драматургия – его козырь, последняя карта, которую нечем крыть. Влюбляешься окончательно и бесповоротно.


Читать далее

Journ. Коричневое утро

Проснулась. Вышла на улицу. В глаза чайного цвета бьет коричневое солнце, коричневый кот лениво чешет ухо, за углом продавец аккуратно раскладывает на прилавке коричневые яблоки, маляр перекрашивает последний дом в соседнем переулке. В какой? В коричневый. Сажусь в коричневый трамвай, из коричневого портфеля достаю пьесу Метерлинка «Коричневая птица» (не удивляйтесь, это последняя редакция) и аккуратно тонкой рукой в коричневых перчатках перелистываю листы, ища коричневую закладку. На остановке влюбленный дурак дарит коричневые розы, а его объект желания коричневеет от смущения. Еще одна страница коричневой истории планеты бесшумно перевернулась. Хочется выдавить на белый лист краплак и огромными буквами написать: «СТОП». Остановите это безумие, это не моя жизнь!

Читать далее

Journ. Мохнатый ребенок

Когда в нашей семье родился первый ребенок, общественность содрогнулась, каждый второй не упускал возможность спросить: «Куда же вы будете девать ваших кошек». А мы взяли, и никуда их не дели, так и живут: две кошки и сейчас уже два ребенка. Спят вместе, играют и в ус не дуют (по крайней мере, мохнатая часть общества). Но, даже при таком вот соседстве я уверена, что мне в своем родительстве не удастся избежать некоторых проблем, описанных в «Мохнатом ребенке».
Читать далее

Страницы 8 из 9« В начало...«56789»

Чашка кофе и прогулка