РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

интервью

Страницы 3 из 6«12345»...Далее »

КамераКунста. Элтон спрашивает, Марлена отвечает

Время от времени на наших порталах появляются авторские беседы, в которых роли меняются — Элтон Иван может задать несколько вопросов автору, рецензенту, постоянному читателю, или ответить на вопросы кого-то из них.
Вот новая беседа — Элтон Иван спрашивает о жизни и литературе нашего автора, рецензента, участника конкурсов, журналиста и бывшего учителя Марлену Куяльник. А Марлена, разумеется, отвечает.

Элтон И. Марлена, здравствуйте.

Все в мире куда-то движется. Это неизменный процесс. Ничто не стоит на месте. Как вы думаете, куда мы идем? В плане литературы.

Марлена К. Здравствуйте, Иван.

Все движется, вы правы, и все меняется, чтоб снова к чему-то вернуться.

Идем мы к возрождению официальной идеологически выверенной литературы, которая будет находиться под полным присмотром власти, и будет исполнять ее указания. Следовательно, к более жесткому расслоению литературы на прикормленных — послушных сытых, и — подпольных, стремящихся к творческой свободе нищих авторов.
Читать далее

Элтон Иван и Алексей Зырянов в газете «ЛИТЕРАТУРНАЯ РОССИЯ»

В июньском номере газеты опубликовано интервью, в котором загадочный и неумолимый Элтон Иван задает литературному рецензенту Алексею Зырянову вопросы о современной литературе.
Для нас этот диалог интересен не только тем, что оба автора неоднократно публиковались на портале и постоянно сотрудничают с Книгозавром.
Есть еще одна важная вещь — Элтон Иван принадлежит к той части современной литературы, что не вышла из бумажных изданий и редакций, пытаясь приспособиться к новым реалиям, он сам и есть эти новые реалии, автор, работающий в интернет-пространстве, в совершенно отличной от бумажных сми реальности, которая уже состоялась.
Так что вот вам виртуальная реальность — в реальности реальной…

Литературная Россия

№23. 06.06.2014

 

РЕДАКТОРЫ «ЭКСМО»» УМЕЮТ СТЕБАТЬСЯ В СОЦСЕТЯХ
А ВОПРОС О СУЩЕСТВОВАНИИ ПЕЛЕВИНА ОСТАЁТСЯ ОТКРЫТЫМ

Два года назад на страницах «Литературной России» выходило интервью тюменского критика Алексея Зырянова, которому задавал вопросы интернет-критик Иван Элтон. Прошло немного времени для литпроцесса, но изменения в нём есть, и об этом, а также о более широком взгляде на ушедший период «нулевых» и будущем литературного мира вновь будет разговор в сегодняшней беседе.

Алексей ЗЫРЯНОВ

Алексей ЗЫРЯНОВ

– Алексей, могли бы вы оценить общий фон современной русской литературы? Здесь я имею в виду всё же аудиторию писательскую. В целом, если представить это, как один большой корабль, как вы думаете, куда он плывёт, корабль этот?

– Я думаю, мы преодолели тот огромный участок «нулевых» годов в океане отечественного литпроцесса, наполненный штилем, унынием и неверием в перспективность дальнейшего развития отечественной литературы. В то самое время стёб и плач становились главными атрибутами эмоциональной оценки действительности со стороны писателей и критиков. Никто не хотел читать литжурналы не то что внимательно, а вообще удосужиться это сделать, но каждому хотелось прыснуть в кулачок по поводу их содержания. И как правило многие очернительские высказывания были бессодержательны, то есть просто состояли из уничижительных штампов, не раскрывающих детальной сути претензий.
Корабль сейчас идёт к другим берегам на крутых волнах, а его пассажиров болтает из стороны в сторону. Но корабль на ходу, он идёт по волнам критики, и это радует. Хуже, когда литературный корабль бесславно гниёт на берегу словесности.
Читать далее

«Вот какими путями распространяется просвещение!» (с)

Уметь думать полезно. Последние события, связанные с подачей информации обществу, показали нам всем — видеть и слышать мало! Нужно уметь думать.

Интеллектуальные игры Елены Колчак заинтересовали меня не только тем, что они есть, а тем, что они продолжаются. Никто никого не заставляет, не понукает, а люди приходят и играют, тренируя мозг.  Я помню, как на заре интернета мрачно пророчили многое: и что следующее поколение погрязнет в порнографии, имея свободный доступ к видео, и что никто не будет заниматься спортом, а как выглядят живые люди — все вообще забудут. Сейчас такие пророчества смешны, но были ведь.
То что люди продолжают читать, мы видим. И то, что определенная часть людей старается думать, просто думать, тренируя в себе эту способность, об этом мы говорим сегодня с автором детективов, нашим колумнистом и инициатором интеллектуальных игр Еленой Колчак.

Елена Блонди; Я подписана на твой жж и потому каждую неделю читаю в ленте объявления о твоих интеллектуальных играх, Думаю, многим новым посетителям журнала интересно — это что? Познакомь, пожалуйста с концепцией.

Елена Колчак: Я даже сказала бы не «играх», а «игрищах» (гугль на запрос «интеллектуальные игры» выдает всякие бридж-преферансы и стратегии, что неплохо, но несколько не то). Да и не «мои» они, «Что? Где? Когда?» (и все, что вокруг него) – огромный, многолюдный и разнообразнейший мир. А концепция…

Ну вот в качестве первоисточника – загадки, да хоть бы загадка Сфинкса: кто утром ходит на четырех, днем на двух, вечером на трех? То, о чем мы сейчас говорим, – это все задачи, решение которых исходит из неполной и неявно заданной информации. Как в классическом детективе (хороший детектив от хорошего вопроса отличается только объемом, а принцип один). Еще один пример – капча: робот вообще не поймет, о чем его спрашивают (даже если спрашивают что-то вовсе элементарное), а человек отфильтрует информацию, переработает и ответит.
Читать далее

Елена Блонди. Интервью с Владимиром Николаевым, победителем конкурса рецензий

Большой конкурс портала КНИГОЗАВР и студии ФОРМИНГА! Кто похвалит СЕБЯ лучше всех?

Певец с лирой (фреска из дворца в Пилосе)

Певец с лирой, фреска из дворца в Пилосе (фото отсюда)

Сегодня на вопросы портала отвечает Владимир Николаев, поэт, сценарист, прозаик, и просто замечательный читатель и человек, автор рецензии на рассказ САМОРАЗОБЛАЧЕНИЕ БЕЗ ОСОБОЙ ДЕТАЛИЗАЦИИ (второе место)

Елена Блонди: скажите, Владимир, из чего состоит ваша звуковая вселенная — что выбирает из окружающего мира ваше собственное ухо?
Читать далее

Елена Блонди. Интервью с Игорем Лессом, победителем конкурса рецензий

Большой конкурс портала КНИГОЗАВР и студии ФОРМИНГА! Кто похвалит СЕБЯ лучше всех?

Итак, встречайте первого победителя самохвального конкурса. Мы задаем вопросы Книгозавра Игорю Лессу, и слушаем два трека, записанных командой «Форминга-студио»

Е.Блонди: Игорь, вы редкий гость в сети, и, как я вижу, раньше появлялись чаще, но, кажется, в итоге предпочли реальную жизнь виртуальной? Возьму сразу быка за рога и первый вопрос задам о литературе в целом. Вы пишете. И у вас получается. Но я не вижу сетевых или бумажных публикаций. В каких вы отношениях с литературой, в нашем случае, с писательством?

И.Лесс: Вы правы, Елена. Было время, когда я считал свое присутствие в сети пусть малым, но необходимым, думал: я же цивилизованный человек, а сейчас у всех везде аккаунты и страницы. Но сетевое общение утомляет и фактически ничего не дает. Круг друзей, как правило, остается неизменным, на то они и друзья, чтобы быть верными и старыми. А на приятельствование у меня нет времени. Ленив я общаться.

Что же касается отношений с литературой… Я, разумеется, не писатель, по той же причине: ленив. Понимаю, что проза, если я выберу эту дорогу, должна стать главным в жизни, а у меня есть другие интересы, я к такому выбору не готов. Так что моя лень относится именно к занятиям литературой. В других областях я вполне себе нормально работаю.
Читать далее

Элтон Иван и Марлена Куяльник на Мегахаосе. «Невозможно оставаться ценителем прекрасного, если годами питаешься тухлятиной»

(кдпв)

Вопросы Элтона Ивана независимому читателю и критику Марлене Куяльник.

1. Здравствуйте. Вы – критик, который ищет слабое место, чтобы всегда пробить туда точно – чтобы нокаут был моментальным, чтобы противник не дёргался. Я вот думаю – противник – это же не конкретный автор, а некое явление в целом, некая совокупность, субстанция. Давайте поговорим об этом. Что бы вы определили в виде этой сущности?

Начнем с того, что для меня вряд ли большая часть тенденций является противником. Это часть мира, которая была и будет, а воевать – для этого есть личности, заточенные под воевание и драки. Я же просто говорю о том, что вижу. И зачастую простые слова об увиденном воспринимаются как удар или пощечина для тех, кто не снимает розовых очков – каждых своих.
Читать далее

Лицо. Человек. Прототип. Пересечения.

«Для интеллектуального развития нужны книги, литература. Это базовый минимум, без которого интеллект умирает» (Игорь Дьяченко)

В недавнем интервью, где мы с Хомсой Тофтом говорили о романе «Татуиро», я отвечала на вопрос – откуда берутся персонажи именно моих книг. Помимо тех вариантов, что известны каждому автору – персонаж, списанный с натуры, или выдуманный целиком, или собранный из нескольких прототипов, бывают случаи достаточно странные и удивительные.

Расскажу о необычном совпадении, происшедшем, когда я писала роман о степной княжне.
Читать далее

ЭКО-система. Жан-Клод Карьер, Умберто Эко «Не надейтесь избавиться от книг!» Нет ничего недолговечнее, чем долговременные носители информации

Jean-Claude Carrière
Жан-Клод Карьер
 

Ж.-Ф. де Т.: Мы задаемся вопросом о долговечности книг в эпоху, когда культура, похоже, делает выбор в пользу других инструментов, быть может, более конкурентоспособных. Но что можно сказать об этих носителях, призванных долговременно хранить информацию и наши воспоминания? Я говорю о дискетах, кассетах, CD-ROM-ax, к которым мы уже повернулись спиной.

 
Читать далее

Издательство «Буквократ». Разговор с Еленой Колчак

Елена Колчак в Именном указателе Книгозавра

В современной системе координат такая вещь как жанр несколько размазана. Во всяком случае, в нашей, российской литературе. Читают, как правило, имена. Часто не употребляют даже названия. Например, говорят — я читал Пелевина. Или — я читал Сорокина. Между тем, раньше могли сказать так: я читал фантастику, я читал детектив, а имя автора шло уже потом. Как вы думаете, с чем связана такая литературная дислокация?

— В современной? Да ладно! Половина наследия Достоевского — психологические детективы. «Война и мир» — авантюрный роман, что там Дюма с его «Монте-Кристо». А попробуйте определить жанр «Слова о полку Игореве»! Или «Дон Кихота». Или «Степного волка». Первичен текст, то есть — автор, а жанр — штука вторичная. Даже суровейший из них, классический детектив, необходимая основа которого — интеллектуальный поединок автор-читатель. И Честертона, и Конан-Дойля, и «Лунный камень» мы перечитываем не ради интриги, а потому что они — живые. В общем, как у Шварца: «Мне захотелось поговорить с тобой о любви. Но я ж волшебник. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала». Писателю хочется поговорить — о любви, о смерти, о гвозде в сапоге, о доблестях, о подвигах и славе, о том, как растет трава и течет вода, — и он рассказывает историю. А к ней потом более-менее подходящий ярлычок приклеивают. Для вящей понятности. И, кстати, в сетевых профилях, обозначая интересы, упоминают не только авторов, но и жанры. Так что не вижу изменений.
Читать далее

Хомса Тофт. Елена Блонди. «Татуиро». Часть вторая — интервью

окончание; начало тут

Хомса Тофт: Три книги — три ступени восприятия картины Вселенной: мир Художников, мир Демонов, мир Создателей. Ты задумала такую «ступенчатую» трилогию сразу, или так вышло постепенно, по мере написания?

Елена Блонди: Первая книга написалась из пустяка. И в ней изначально поводом была не идея, а сюжетный выверт. Что будет, если… (если татуировка оживет?) Помнится, в каких-то разговорах варианты перебирала, эдак пародийно, что можно из этого «если бы» сделать. И первые главы написала еще в том ухарском состоянии — хотите триллер — а вот будет вам триллер. А хотите сексу – легко, будет вам и секс… Так было до появления змеи на мастере татуировок. Как только змея появилась, заговорила сама, тут уж случился поворот. И я стала писать книгу. Оборвала все нити, связывающие мой текст с предполагаемой на него реакцией читателей, с необходимостью (навязанной по большей части собственной неуверенностью, конечно) блюсти некий формат. Просто писала. Ни о какой трилогии вообще не думала. В какой-то момент начала беспокоиться, что ж роман пишется и не закругляется. Как вдруг сюжет оборвался побегом главного героя из Москвы, и я поняла, это всего лишь конец первой книги… Ни о каком эпилоге, завершении речь не идет. Помню, когда села писать последнюю главу Татуиро (homo), еще не зная, что она последняя, то искренне планировала: вот напишу еще пару глав, и роман закончится. А роман сказал: фиг тебе, Елена. Поставила точку и поняла — придется писать еще одну книгу.
Читать далее

Страницы 3 из 6«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка