РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

интервью

Страницы 1 из 612345»...Далее »

Елена Блонди — Сергей Рок. Три вопроса в день рождения


(в оформлении текста использована миниатюра с картины Яцека Йерко)

По техническим причинам и человеческим, это интервью выходит не в день рождения писателя Сергея Рока, но оно создавалось именно как часть поздравлений и празднования.
Тем более, если есть повод для праздника, почему бы не продлить его (праздник).
Встречайте. Новые три вопроса в уже традиционном двойном блиц-интервью портала «Книгозавр». Елена Блонди задает их Сергею Року, а он, ответив, обдумает свои вопросы, которые позже предложит ей. Тем более, у Елены тоже в феврале день рождения.

Вопрос 1:
Сколько последовательных жизней ты прожил к нынешнему дню рождения? Можешь каждую охарактеризовать парой слов?

Рок
Надо полагать, что смена состояний позволяет наметить что-то одно важное и большое. Я об этом думал, но я думаю, параллельно несколько жизней происходит во сне. Реальность сложнее. Конечно, смену состояний можно прослеживать в творчестве, но получается так, что чем дальше, тем сложнее форма. Да, но и о последовательных жизнях можно сказать даже и не с точки зрения личностного роста, а именно напрямую. Одна жизнь, другая. Насчитаем ли штук 10. Ну наверное. 10. Вопрос ныне выглядит сложнее, чем много лет назад, потому как последовательный стэк сменился многомерным массивом, и парой слов я это не охарактеризую.
Однако, вопрос только кажется простым. Нет, сейчас я опишу, как совсем недавно во сне выглядело попадание в свое собственное произведение. Сначала был подготовительный сон, я приехал на несуществующий район и удивлялся, что могут быть такие странные дома, такие улицы, я даже прикинул в реальности, где это – но на этом месте сейчас нет ничего, только поля и трасса. Я посещал несуществующих друзей и концентрически радовался. Я нашел музыкальный магазин, и туда приходили какие-то еще человеки с портами – по типу usb в голове – встал к розетке, тащишься. Словом, всяческие биороботы, которых я толком не запомнил.
Читать далее

Элтон Иван и КамераКунста. Акция 2018. Вопросы Марлене Куяльник

Марлена Куяльник — независимый литературный рецензент, имеет в своем послужном списке несколько связанных с литературой профессий: учитель, библиотекарь, редактор, корректор, журналист, книгопродавец, директор литературного клуба в небольшом южном городе, автор ряда статей в сетевых и бумажных изданиях, литературный негр, и, как смеется сама Марлена Владленовна, читатели, покопавшись в ее биографии, наверняка обнаружат еще столько же мест работы, связанных именно с литературой.

1. Недавно читал статью, где редактор толстого журнала говорил о смерти бумаги. Но это одна сторона медали – например, вчера ко мне зашел знакомый, а шел он из книжного магазина, и при нем было четыре жутко толстых тома. Он говорит – нет, книга навсегда. Но я подумал – но я сам читаю только электронные, это так удобно. Но как бы так спросить, как еще никто не спрашивал? Можно ли уже сейчас сказать, что бумажная книга – это как винил? Вот я сам люблю винил, и ценю его больше, чем всякие технологичные фишки. Книга на бумаге – это уже теперь винтаж?
Читать далее

CAMERA KUNSTA. Летняя сессия интервью. Елена Блонди отвечает на вопросы Сергея Рока

Рок: Привет. Какое это уже по счету интервью? Я думаю, было бы интересно собрать все интервью (общую идею и линию) в одном месте и на этом примере рассмотреть, как движется жизнь. Это не хуже, чем делать постоянные фоторепортажи. Давай с этого и начнем. С времени. Давай что-нибудь вспомним – СИ, Глаз Наблюдателя, рецензии, ранний Книгозавр. Как ты думаешь, многое ли изменилось?

 

Елена: Привет.

Насчет, какое по счету, я даже затрудняюсь сказать, так мы давно знакомы и с самого начала отношения у нас именно литературные. А началось все с самиздата, да. Два основных момента я вспоминаю из тех времен, оба связаны с литературой и вопросами. Как я завела «Дневники сетевого ридера» и моя колонка в московской газете «Акция». И то и другое связано с основной мыслью: как бы показать читателям, что кроме бумажной литературы существует еще и самостоятельная сама себе литература, которая не напечатана, но которую можно читать. И в ней попадаются проза и стихи никак не меньшей ценности, а часто большей, чем активно рекламируемая изданная литература.

В колонке «Акции» я воспользовалась одним из первых наших интервью. Я задавала вопросы, на которые отвечал писатель Сергей Рок.

. Получилось, как надо. И первую твою фразу из материала я помню очень хорошо. «Было скучно, и мы решили написать роман».
Читать далее

Переводы Елены Кузьминой. Мемуары Моби (окончание)

Окончание

продолжение тут
начало тут

Отрывки из интервью, июнь 2016, источник

Как возник замысел этой книги (мемуаров)?

Моби: Лет пять назад я был на вечеринке в Бруклине, и рассказывал там всякие истории о том, каким был Нью-Йорк в 80-е и 90-е годы. Многие из тех, кто был там и слышал мои рассказы, по-настоящему впечатлились – поскольку все они приехали в Нью-Йорк совсем недавно. И кто-то из них заметил: «Такие интересные рассказы, вам следовало бы их записывать». Это дало начало моей книге воспоминаний.

В название книги вынесено название одной из ваших песен, «Porcelain«, или были еще какие-то причины?

Моби: Ну, это одна из моих самых известных песен… Потом, фарфор – он такой белый и хрупкий, и я тоже белый и хрупкий. В книге случается рецидив: где-то посередине из трезвенника-христианина я превращаюсь в алкоголика, волочащегося за стриптизершами и часто блюющего во всяческие фаянсовые и фарфоровые унитазы. Так что, по-моему, это подходящее название для книги.
Читать далее

Вперекрест, но не сикось-накось. Встречные интервью авторов Книгозавра. Блонди-Квинто, часть 2

И вот ленивое «послепраздника» наступило и мы ходим в гости, или читаем, или смотрим кино. Или просто болтаем.
Сегодня болтают, вернее, продолжают болтать (часть вторая) Квинто Крыся и Елена Блонди, первая спрашивает, вторая отвечает.

Крыся Квинто: что бы ты хотела написать в новогоднюю ночь, а если уже писала, то что это было?

splashhh.jpg

Елена Блонди: первое написанное именно в новогоднюю ночь — небольшой очерк «Кыз-Аульский маяк». Я встретила новый 2008 год одна, села за компьютер и писала часа три.

ангар.jpg

«Безупречно белая башня, расписанная черными полосами. И ниже колен ее, к самой рыжей земле прижавшись — домики вокруг одного двора, приземистые, упрямо зеленые деревья.
Белая, с черными полосами, не теряющая белизны своей башня… Мы все ближе. Ближе к домам и деревьям, и кажется, мы все ниже. Растет в блеклое от жары небо — белая, с черными полосами.
Ветер наконец-то встречает нас. Он еще слабее жары, мягкий, но уже здесь, шепча, что море — там, за обрывом. Мы видим маяк и синеву. Но еще не видим моря, того, что будет у ног босых. Но знаем — есть. Ветер сказал и с каждым шагом говорит об этом все громче, сильнее. Хлопая по горячим щекам и развевая пыльные волосы. Но уже понятно, что сильнее жары ему не стать. Она смеется, тяжко давит на мокрые плечи, держит на голове сухую жесткую ладонь» (без последующих правок)

Потом идет перерыв, не помню, писала ли, и что именно, но мне понравилось писать в новогоднюю ночь, так что, скорее всего — да.

А дальше подсказывает дневник «Татуиро».
Читать далее

Вперекрест, но не сикось-накось. Встречные интервью авторов Книгозавра

Праздничный менуэт, переходящий то в полечку, то в галоп, а то в вальсирование среди недоукрашеных елок, недорезанного оливье и недоиспеченных тортиков, продолжается (как ему заблагорассудится).
По-прежнему приглашаются новые пары! Не забывайте, нас ждет еще ленивое «послепраздника» — время разглядывания картинок и чтения всякой смешной ерунды и не-ерунды.
Сегодня парные танцы Квинто Крыси и Елены Блонди.
Итак, танец первый. Елена спрашивает, Крыся отвечает.

запад=.jpg

Елена Блонди: Немного хронофилологии. Назови пять главных прилагательных (не повествовательных, а желательных))) утра 31 декабря, пять главных существительных вечера 31 декабря, пять главных деепричастий новогодней ночи.

bazuka.jpg

Крыся Квинто: Сложный вопрос, для подумать на запаренную, замученную и закрученную, а еще замороченную голову (эти части речи — довесок для предновогодней суеты). 😉 Если утро, то пусть оно будет солнечным, ярким, а дорога — быстрой, широкой, свободной! А еще это похоже на тест. В конце будет резюме: вы — человек прямой и светлый, раз набрали 15 баллов, ответив на все вопросы. А я покиваю головой и поулыбаюсь, о да, вылезло солнце и даже мы, сумрачные твари, стали производить живое впечатление. Вернемся к существительным новогодней ночи. Пусть я буду нетрадиционной. Пусть будет одиночество, спокойствие, solidao, silence и босса-нова.
Читать далее

Вперекрест, но не сикось-накось. Встречные интервью порталов Книгозавр и Камеры Кунста. Елена Блонди — Сергей Рок

Традиционно под Новый год дружеские литературные сайты обмениваются праздничными вопросами-ответами, такие вот неформальные «шампанские» беседы, где каждый может выбрать себе собеседника, поймать его вопросы и вернуть подачу, задавая свои.
ЕЛЕНА БЛОНДИ. Вопросы новогоднего волшебства — СЕРГЕЮ РОКУ

0244.jpg

вопросы Року-читателю

Рок.jpg

Елена Блонди: Твои книги для сердца. И почему?

Сергей Рок: Для сердца…. «Алмазный мой венец», например, Валентин Катаев. Для сердца — это большое соответствие внутренней ментальной программе. Это управление временем. Но для сердца — это может быть и особая алгоритмика. «Воздушные змеи», Ромэн Гари. «Хендерсон — король дождя”, Сол Беллоу. Наверное, три литературные кнопки, которые вспомнились первыми. Ну, может быть, «Герой нашего времени». «Волхв», Джон Фаулз.

Елена Блонди: Твои книги для головы. И почему?

Сергей Рок: Для головы — это даже проще. Возьмем всего Достоевского и будем, например, искать полезное для себя, как для автора. Какая книга самая ёмкая, ну то есть, что можно почерпнуть для себя? Элементы стиля, вообще — осмотр жизни, диагнозы, души героев. «Бесы». «Братья Карамазовы». Для ума можно почитать, например, «Лубянка-Экибастуз». Некий поворот темы. Захария Ситчин, кстати. Не факт, что правда, но подогревает воображение о происхождении человечества. Наконец, «Машина с евреями» — чтобы посовременнее.

Читать далее

Вперекрест, но не сикось-накось. Встречные интервью порталов Книгозавр и Камеры Кунста. Сергей Рок — Елена Блонди

Уже традиционно под Новый год дружеские литературные сайты обмениваются праздничными вопросами-ответами, такие вот неформальные «шампанские» беседы, где каждый может выбрать себе собеседника, поймать его вопросы и вернуть подачу, задавая свои.
И не менее традиционно Рок и Блонди выступают в паре.
Сергей Рок. Вопросы новогоднего волшебства — Елене Блонди.

Рок.jpg

РОК: О космосе. О высоком. Если бы хотелось попасть на другую планету, то на какую?

6658.jpg

ЕЛЕНА БЛОНДИ: Помню, я хотела написать роман о планете серых оттенков, где их миллион (это было изрядно раньше 50-ти оттенков, если что). И как, улетая с нее на Землю, те, кто жил там долго и после вернулся, не умеют различать яркие цвета. Еще помню сюжет о Юпитере, кажется у Саймака, когда исследователи терялись и считались погибшими, а на деле они уходили в новое бытие, эдакий рай, совершенно другой, то есть, пока туда не попадешь, не понимаешь, что такое счастье, и те, кто не попали, продолжают не понимать. Такое упражнение для мозга читателя.
Это так, отступление. И на память приходят еще сто вариантов, уже описанных разными авторами, которые переносили на терпеливые планеты свои представления об удовольствиях и счастье. Я тоже человек, и, ничего нового не сказав, думаю, хорошо было бы побывать на планете, которая одновременно аттракцион чуждых ощущений и впечатлений, и – дом родной, но без мусора, деспотов и быдлячества. Типа, покаталась на космической радуге, а потом повалялась на лужайке в уютном саду с чашкой любимого кофе и котом под боком.

РОК: Давайте все-таки перейдем к родному, китайскому. Вот вам дают на выбор два варианта — вы кошка или собака? Что бы вы выбрали? Ну, хорошо, допустим, кошка. Тогда лучше усложнить — птица или змея? Что выше, а что насущнее? Ну и если примерить это на себя?
Читать далее

Вера Петрук. Интервью с писателем Еленой Блонди. Часть 1. Книги

Елена Блонди — человек разносторонний, талантливый и удивительно жизнерадостный. О себе Елена говорит так: «Блондинка форева, писатель, журналист-фрилансер, реставратор ткани и натуральной кожи, люблю шить по собственным идеям». Кратко, лаконично и с юмором. От себя добавлю: писатель, автор книг «Дискотека» (роман в двух книгах), «Княжна» (трилогия), «Сказки леты» (сборник рассказов), «Инга» (роман о любви в двух книгах»), «Татуиро» (трилогия), Дзига (роман), «Легенды света и тьмы» (роман), «Судовая роль, или путешествие Вероники» (юмористический роман), «Ястребиная бухта, или приключения Вероники» (юмористический роман), «Ателье» (роман), а также редактор независимого, литературно-рецензионного портала «Книгозавр», сайтов «Литература Странствий», «Медитативные прогулки», «Татуиро». А еще Елена — прекрасный фотограф. Итак, говорим о книгах, сайтах, путешествиях и фотографии с Еленой Блонди.

Часть 1. Книги. «Лермонтов, Пушкин и Лев Толстой… как витамины для себя-писателя»

Елена, расскажите, что привело вас к писательскому ремеслу?

Сначала мне понадобилась терапия, связанная с внешними событиями, происшедшими в реале. Позже я поняла, что меня с этой дороги не отпустят, как бы фантастически это не прозвучало. Пришлось по ней и идти. С каждым шагом получая ответы на некоторые вопросы, к примеру, для чего же со мной случалось то и это вот…
Читать далее

Элтон Иван, Елена Блонди. Мы и Елена Колчак. Полный текст Кунст-Интервью

Сегодня в летней интервью-сессии Камеры Кунста — писатель, редактор и автор колонки «Детектив от первого лица», Елена Колчак.

Так как проект у нас летний, неспешный, то и беседы будут вполне неформальные, неторопливые, с перерывами на прогулки, огород, дачу и море, на кофе, клубнику и еще — варенья сварить… А после снова собраться в тени летнего винограда или под вишней, и продолжить, вкусно, по-летнему.
И главный разговор пойдет о работе редактора с текстами авторов. Тема, о которой в нынешние времена «самих себе писателей», говорят мало и скудно. А мы скажем.

  1. Элтон Иван:

Лично я порой думаю о том, что важнее. Например, резонанс. Отзвук. Это когда много людей тебя услышали. Не важно, что ты им сказал. Что написал. А другое – это попытаться достичь какого-то максимума. Выжать из себя все, создать идеальный человеческий механизм. Я имею в виду, писательское. Огранить себя, быть уверенным, что это – твоя собственная высота. Что бы вы сказали об этом? Если бы надо было выбирать между популярностью и идеальностью, что бы вы выбрали.

 

Елена Колчак:

Либо ты произносишь слова, которые живут у тебя – именно у тебя, не у дяди Пети или тети Маши – внутри, либо ты умираешь. Ну как говорун, как художник умираешь. Помните, у Стругацких? «Он купил ремесленника Квадригу. А живописец протек у него между пальцами и умер». Ну или гоголевский «Портрет». Да, собственно, в мировой литературе эта тема муссировалась столько раз, что всего и не упомнишь. То есть деньги так заработать вроде бы можно, а толку? Счастья хочется, а если занимаешься нелюбимым, какое уж тут счастье. Это как левшу на правшу переучивать или наоборот. Да и с «заработать» еще как повезет. Вот, скажем, жанр фэнтези популярен безусловно, про магов, драконов и квазисредневековье только ленивый не пишет – и что, скольких настигает успех? Мне почему-то кажется, что читатель попросту интуитивно ощущает искренность и наоборот. Так что погоня за популярностью поперек себя как раз популярности и не гарантирует. А себя точно убьешь.

Читать далее

Страницы 1 из 612345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка