РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

фантастика

Страницы 11 из 11« В начало...«7891011

Марченко Андрей. Воннегут — наше кое-что

Нашел свою старенькую статью… Писалась она вроде как предисловие к конкурсу…
Многое в ней не сбылось, не угадал…
Но я выставляю ее как есть, исправив лишь одну орфографическую ошибку.

Кучерявый восьмидесятилетний юноша, который как-то забыл, что надо стареть. Великий и ужасный Курт, которому плевать на все премии этого мира. Плевать, по той простой причине, что он их мысленно себе уже вручил. Ветеран второй мировой войны, Гражданин, любящий отец и Отец-Основатель многих миров. Он придумал множество измерений, заселил их существами, сказал им — плодитесь и размножайтесь. И с тех пор все эти персонажи живут своей жизнью. Иногда им становится тесно, и они выходят в наш мир.
Когда меня однажды попросили обрисовать в нескольких словах творчество Воннегута, я ответил, что обойдусь даже одним. Воннегут — это Воннегут.
Каждая его книга — это попытка автобиографии, попытка написать историю этого мира с точки зрения одного человека. Индивидуума. В любом персонаже Воннегута есть нечто от него самого. Что с того, что они так непохожи — хороший писатель проживает тысячи жизней.
И Килгор Траут с его сыном Леоном Троцким Траутом, и одноглазый армянский художник Рабо Карабекян, и зубной техник Билли Пилигрим, и мудрец-шут Боконон — это все он. Он же и «надежный гонец» Малаки Констант — гонец, что несет нам в своих книгах весть.
Даже Уильям Говард Кембелл-младший есть зеркальным отражением Курта Воннегута также младшего. Американец немецкого происхождения придумал «немецкого» американца. Они однажды даже встречаются Билли Пилигрим и Кемпбелл, затем их пути расходятся, чтоб написть свою собственную историю. Воннегут вместе с Пилигримом переживет бомбардировку Дрездена. Американский гражданин под американскими бомбами, немец — пленник немцев…
Кроме Воннегута я нашел еще двух прототипов Кемпбелла. Во-первых, это Колин Росс, американский журналист, проживший всю войну в Германии. Когда союзники готовились к взятию Берлина, он вырыл в саду Бальдура фон Шираха могилу, лег в нее и застрелился…
Во-вторых Ленни Рифенталь — легендарная актриса и режиссер, творчество которой было предано анафеме из-за ее служения проигравшей идеологии.
Я вообще считаю «Мать-тьму» величайшей книгой прошедшего столетия. Это шедевр, коему я не видел равного, от названия и посвящения до вопросительного знака в финале.
Названия глав, их размер, последовательность…
Кто влиял на Воннегута? Спросите об этом его самого.
Воннегут, как это немодно сейчас, все же американец. А США, чтобы не говорили, создала свою потрясающую культуру. В связи с Куртом в первую очередь на ум приходит Уильям Генри Торо, с «Уолденом или жизнью в Лесу». К слову, большинство романов Вонегута имеют подобное двойное название.
Шотландец Роберт Льюис Стивенсон. Мне кажется, что идея «Фарса или долой одиночества» срисован с «Дромадерных пикников» мистера Додда из «Потерпевших Кораблекрушение». Вдобавок, Воннегут страдает неким комплексом неполноценности перед автором «Острова сокровищ» — тот умер совсем молодым. Еще немного и Воннегут переживет РЛС ровно в два раза -88 против 44 лет.
Другой вечно живой английский классик — Уильям Шекспир. У Воннегута из него уйма цитат — хотя разве может быть иначе.
Или русская классика — Тургенев, Гоголь, Достоевский… Как это ни горько звучит, он ее знает лучше многих наших соотечественников.
Воннегут из числа тех американцев, которые приняли эмигранта Довлатова. Многие помнят то письмо: «Дорогой Сергей, я люблю вас как брата, но Вы разбили мое сердце…»
Повлиял он на Довлатова или наоборот — судить я не берусь. И тот и другой — персоны знаковые, но вполне могли существовать в параллельных мирах, лишь где-то соприкасаясь.
На кого повлиял он? Таковых тоже очень много. Скажем, трудно оценить его влияние на современную музыку: наиболее известна для нашего слушателя строчка «… мы живем в городе братской любви…», в изложении Кормильцева и Бутусова.
Он создал свой стиль письма — телеграфно-шизофренический. Треск морзянки, подчеркнутой одним словом, одной фразой. Многие подражают ему, некоторые подражают подражателям.
Воннегут и кино. По нему снято два фильма, которые у нас, кажется, никогда и не шли. Выражаясь словами принца Датского «… пьесу никогда больше двух раз не ставили. Что называется — не в коня корм». Во-первых это классическая на западе «Бойня N 5». Но в те времена советская идеология не признавала, что на Втором фронте тоже сражались, и что немцы если и людоеды, то не все. Не так давно вышедший на экраны «Завтрак для чемпионов» сделал счастливыми Воннегута, режиссера и сыгравшего Килгора Траута Брюса Виллиса… Но полностью провалился в прокате..
Нельзя сказать, что Воннегут затмил, заменил нам все, но мы ему чем-то обязаны. Во всяком случае, я чувствую себя обязанным, за те кирпичики, из которых иногда складываю собственные миры.
Я сам писатель. И сейчас обращаюсь к своим собратьям по перу. Когда меня иной автор спрашивает, надо ли ему продолжать писать, я всегда отвечаю одной и той же фразой, как-то произнесенной Воннегутом во время виртуального интервью: «Непременно пишите. Даже если вас никто не будет печатать, Ваша душа будет расти…»
На этом, пожалуй, остановимся.
Auf Wiedersehen?

Марченко Андрей

Инкогнитов Петр. Нечто ненормативное

о романе Светланы Дильдиной ака Кара «Песня цветов аконита»

Честно говоря, подвигнуть на написание этой статьи меня подвигло не наличие творческого зуда, а желание дополнить раздел очередной рецой на фэнтези, ведь писать, а еще более ругать фэнтези стало модным трендом. Следующим этапом стал творческий поиск, ибо среди нескольких ящиков книг (а я их храню в ящиках, ибо часто меняю ПМЖ) я не нашел ничего строго подпадающего под определение фэнтези. Ну, почти ничего… В конце второго часа я извлек единственную книгу, которая, можно сказать, попадала под определение «странного фэнтези» — дело в том, что там нет уже набивших оскомину «героев меча и магии», поэтому автора трудно назвать очередным певцом героев и богов. Стоп! – возразит читатель, — Как же так! В фэнтези должны быть загадочные и злые миры, темные личности и светлые герои и прочая дребедень, гордо именуемая сюжетом, завязкой, развязкой и пр., и др., там ведь должна быть феерия, полет авторского воображения, красота и уникальность креатива. Согласен с вами, читатель. Я по этой части полный ноль, я просто тупо строю вертолёты… но сейчас положите свои догмы, штампы, ножи, вилки и зубы на полку. Сейчас будет нечто ненормативное.
Я эту книгу читал еще в зачаточном варианте, когда она лежала на Самиздате и, видимо, никто, кроме самых преданных поклонников жанра, её не осилил. Я тоже не осилил. Книжка тем временем росла, крепчала, обрастала частями пока не пришла к своему логическому финалу. Правильно, к перерождению в бумажный формат, позволяющий потрогать вещь руками. К этому стремятся, дабы победить (ввожу термин) комплекс сетевого писателя, когда человек считает себя недоавтором, что ли, пока хотя бы один из продуктов его творчества не увидит себя на бумаге. Хотя у меня имеется подозрение, что основными покупателями данной книжной продукции являются сетевые товарищи автора, которые читали сие на страницах электронного самиздата. Покупая книги, они, во первых, дублируют текст книжной копией (корректура не в счет), а во вторых, часть из них культивирует в себе комплекс сетевого писателя и зубами рвет, дабы издать себя в бумаге. И многие хотят еще одного – чтобы их фото украшало обложку. Маленькая такая фотка, но чтобы можно было узнать. Зачем? Дабы показаться в реале и предъявить книгу как удостоверение личности писателя. Может, я преувеличиваю, но картина у меня примерно такая.
Что-то уклонился я от генеральной линии. Обозреваемое мною произведение называется «Песня цветов аконита» и написала его красивая девушка Светлана Дильдина (куда сейчас без фото на обложке), сетевой псевдоним Кара. Желающим поплотнее ознакомиться с творчеством даю ссылку – www.zhurnal.lib.ru/k/kara/. Вообще, в таких случаях, надо кратко описать предисторию попадания книги в мои руки – а дело было в провинциальном городе Пугачёв Саратовской области, где я занимался привычным делом – ждал поезд. А пять часов «окна» я посвятил экскурсии по книжным магазинам города, благо в этой деревне книжных магазинов на тысячу душ столько же (если не больше), чем в ином мегаполисе. Вот там и приобрел, клюнув на знакомое название. Книга провалялась у меня долго. Начинал читать несколько раз, не осиливал, останавливался, делал перерыв и начинал снова, снова останавливался и так длилось долго. Год. За это время её прочитали все, кому читать было нечего, все фэнтезиманы и другие жертвы научной фантастики – кто угодно, кроме меня. Книгу затерли, засалили, прожгли в нескольких местах сигаретой, облили соляркой и еще чем-то. И от очевидного финиша всех общих книг, её спасли то ли моя совесть, то ли моя жадность – книгу то ты купил, а прочитать не прочитал… Так вот, книгу я прочитал, а для полного очищения совести постараюсь отозваться о ней.
А книга эта про маленького мальчика из провинции (причем глубокой и далекой), мальчик как самый обычный провинциальный мальчик – пашет по дому, строит младших, неровно дышит к дочке какой-то местечковой шишки, но при этом проявляет чувство прекрасного, имеет художественные задатки и отличается излишней склонностью к мыслительному процессу. Но таких, видимо, совсем немало – и он попадает «в люди», где успевает попасть в рабство и попасть в школу по подготовке младшего прислуживающего состава. В этой «школе» у него окончательна проявляются некоторые качества, выгодно отличающие его от других будущих слуг – особый склад характера, выражающийся в абсолютной пассивности, покорности и пофигизме, да и внешний вид настолько необычен, что в совокупности заставляет верить местное народонаселение в потустороннее происхождение и природу нашего героя. Естественно, такая фишка будет к лицу дому, и каждый хочет заметь себе такую. Несмотря на то, что расставаться с такой штуковиной не хочется никому, но подавлением административного ресурса наш герой перемещается в дома все более высоких и высоких начальников, пока не попадает в дом самого главного начальника, самого большого начальника, сияющего где-то на небе и плюющего на всех. Начальник человек занятой, обремененный властью и заботой о государстве, но все равно живой человек со всякими слабостями и наклонностями. Вот и решил он поиграть с нашим главным героем в творца. И поиграл. Доигрался до того, что наш герой стал сильно значимой фигурой. Настолько значимой, что ему стало совсем тесно в пределах резиденции начальника, и он был назначен наместником в самую далекую и тревожную провинцию, где все должен был спечься. Но не дождались, не спекся. Так и потекла его жизнь — в работе, разъездах, в решениях. Он тоже заводит себе фишку, которая должна его развлекать. Вроде жизнь налаживается. Но тут происходит страшное – большой начальник умирает, и вот наш герой уже не в фаворе, вот уже начинают разгораться вновь старые межклановые войны и наш герой попадает меду их жерновами, где и пропадает. Все.
Как я упоминал выше, книгу читал не один я. А у людей можно поинтересоваться, что их впечатлило и какие есть претензии. Самая распространенная формулировка – сюжет не самый веселый и интресный, медленный, даже тягомотный, конец предсказуемый, к тому все и шло, постоянные намеки на наличие «голубой» темы несколько раздражают… Я, как существо стадное, соглашусь. Есть это.
Но Светлана сделала то, что многие фэнтезийные авторы порываются сделать, изводя мегабайты букв и километры бумаги, что запросто передирают у других, втыкая свой сюжетец. Она смогла создать Мир. Создать мир – это, как я понял, особая заслуга в среде фэнтези, своего рода великий успех, номинируемый на фэнтезийный Оскар. Мало кому удается создать свой мир. Светлане удалось. Рецепт прост.
Она просто взяла излюбленное фентези средневековье, добавила немного всегда модной восточной эстетики и построила Мир из цветов и деталей. Мелких таких деталей, которые складываются в ощущение чего-то цельного, чего такого, что не потрогаешь руками, не выразишь словами. Просто почувствуешь. Автор просто дает детали и намеки, все остальное сделает ваше направляемое по нужному руслу воображение, оно пойдет по тонкой полосе между сюжетом и иллюстрацией. Не пытайтесь понять, где кончается одно и начинается другое – это понять можно, но оно того не стоит – просто читайте и не морочьте себе голову ерундой. Не читайте по диагонали, не читайте вдумчиво, читайте не напрягаясь. И тогда вам понравится.
Я не буду её рекомендовать кому-то. Я буду рекомендовать её всем, кто так или иначе будет вынужден тупо убить время. С этой книгой вы убьёте его и не пожалеете о содеянном.
А вот автора найду и возьму автограф.

P.S. Обязательно прочтите предисловие.

Страницы 11 из 11« В начало...«7891011

Чашка кофе и прогулка