РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Евгения Перова

Евгения Перова о романе Елены Черкиа «Судовая роль»

«Судовая роль, или Путешествие Вероники»

Роман «Судовая роль» — про Золушку, живущую в портовом городе, принц которой оказался, как и следовало ожидать, вовсе не принцем, а последней сволочью. Пышноволосая, нежная, доверчивая, верная, истомившаяся без любви и понимания, без крепкого плеча рядом. Считающая лунных котов. Знающая, чем отличается вино из ночной ежевики от вина из ежевики дневной.
Она, подобно другой героине Джулии Робертс — Сбежавшей Невесте — тоже принимает ту форму, которую ей подставляет жизнь, вливается в своего мужчину, как в сосуд: в горы — так в горы, на рок-фестиваль — так на рок-фестиваль, яйца-пашот — так яйца пашот.
Как персонаж рассказа Брэдбери — марсианин, который выглядел так, как хотел смотрящий на него, так и героиня романа послушно кажется такой, какой надо ее матери, друзьям-приятелям, случайным попутчикам. И не зря у нее столько имен: Вероника, Веронка, Ника, Никуся, Куся, Вера… Маленькая Вера. Слишком маленькая вера в себя саму, в свою красоту, значимость, в свой талант.
Читать далее

Элтон Иван. «Прогулка» Елены Черкиа

…Может показаться, что «Прогулка» создана для медитативной фиксации сознания, и, местами, и даже чаще всего, это выливается в длинные энергетические сцены. Если кто-то уже знаком с произведениями Елены Черкиа, то он знает, что в ее романах всегда присутствует смесь быта и неких пограничных мировоззренческих единиц. Медитативное и ментальное часто перетекает в общую картину, где сознание сплетается с внешним. И здесь нельзя сказать, что мир находится в стороне, и что авторское Я (или Я героя) – это исключительно вопрос солипсизма. Хотя, возможно, это и так. Авторские миры – далеко не всегда просты для читателя. Иногда нужны ключи, или – соответствующая читательская квалификация, и это – большая находка для любителей интересных форм, даже порой – и литературных опытов.

Кира жила одна и ей это нравилось

Так роман и начинается, и далее мы медленно вплетаемся в начальную линию сюжета, хотя, если рассматривать текст как некую машину, механизм, маховик, сделать быстро это не получится. Динамика здесь своя собственная, и скорость развития сюжета – некая персональная величина. Кира – фрилансер, свободный художник, созерцатель.
Читать далее

Дневники чтения. Евгения Перова — проза Юрия Слепухина

Открыла для себя нового писателя!


Это Юрий Слепухин. У него очень интересная и трагическая судьба и, очевидно, в моей молодости его просто не публиковали, а потом его книги мне как-то не попались.
Начала я читать с романа «Киммерийские сумерки», но, как оказалось, это своего рода продолжение серии романов «Перекресток».
Сначала шло медленно, да и вообще повествование неспешное. Но сразу понравилась юная героиня — Ника. Удивительно, как автор сумел показать душевный мир девочки, создать такой пленительный образ. Она живая, настоящая, за нее переживаешь, как за реального человека.
Читать далее

Евгения Перова. Юрий Буйда «Синяя кровь» («Впечатления от…»)

Я не мастер писать рецензии, у меня получается только делиться впечатлениями. Не мастер я и навешивать ярлыки — сейчас краем глаза увидела определение «нео-барочный» применительно к этому роману. Не знаю. Наверно.

Мои первые ассоциации — это Маркес и Питер Брейгель Старший. Маркес, выросший в городе Чудове…
А, и Салтыков-Щедрин, конечно!
Фантасмагория и реальность, правда и вымысел, городские легенды и деревенские страшилки, сказка и газетная передовица, похороны и свадьбы, расстрелы и лагеря, любовь и смерть — жизнь, превращенная в поговорку, в побасенку, в анекдот, в театральное действо.
Уродцы и калеки, красавицы и безумцы, развратники и голубицы, дети и старики — яркий и красочный мир брейгелевских персонажей копошится на страницах книги.
Фантазия автора безгранична, странные персонажи плодятся и множатся, а имена их затейливы и странны:
Читать далее

Евгения Перова. «Золотая теща» Юрия Нагибина (Впечатления от…)

Картинки по запросу юрий нагибин золотая теща

Вчера неожиданно прочла повесть Юрия Нагибина «Моя золотая теща». Я в молодости много Нагибина читала, воспоминания у него интересные, хотя и не без яда.
Сначала я не поняла ничего, потому что Нагибин пишет то от имени «я», то вдруг появляется «он», но потом автор это объясняет — тем, что пишет спустя долгое время и ему уже трудно воспринимать себя тогдашнего как «я», отсюда и отстраненное «он».
Повесть пропитана эротикой — просто на грани порнографии! Но все-таки удержался. Это подробное и яркое описание неудержимой телесной страсти зятя к теще. Все происходит в сталинские времена, а тесть — крупный партийный деятель. Теща — живой соблазн.
Читать далее

Елена Блонди и все-все-все. Февраль, вопросы и ответы. Вопрос Евгении Перовой

Евгения Перова
Меня интересует «кухня»: скажи, как ты пишешь? У меня складывается впечатление, что ты пишешь последовательно, от первой главы к последней. То есть что — у тебя заранее есть четкий план, конструкция, вИдение романа? И как это у тебя вообще: ты сначала все обкатываешь в голове, а потом сразу пишешь или процессы выдумывания и написания текста идут параллельно?

Ответ:
Все мои попытки писать по плану оказывались проваленными, хотя я читала, что так бывает довольно часто и страшного в этом ничего нет, любой планчик и заметки по ненаписанному тексту — это хорошо, это нужно (когда они есть)).
Читать далее

Татьяна Краснова. Десятикнижие для Евгении Перовой

Итак, мы продолжаем игру в адресные рекомендации по чтению. Хорошие книги для хорошего человека.

Инна Гофф «Юноша с перчаткой» — за атмосферу любви, чистоты, творчества, нежности, юности. Герои — студенты, молодые художники. Повесть небольшая, читается залпом.

Хербьерг Вассму «Книга Дины» — за суровую мрачноватую скандинавскую романтику. Это норвежские «Унесенные ветром»! С пледом, чаем, долгими зимними вечерами — подойдет идеально.
Читать далее

Дженни Перова. Голос, отвечающий голосу

«…для того, кто исполнил свой долг читателя, то есть определил по скудным, там и сям оброненным нашим намекам полный объем и очерк личности, расслышал в глуховатом нашем шепоте живой голос героя;
усмотрел без всяких даже наших на то указаний черты его лица и понял без единой нашей подсказки все его мысли – а для него-то мы только и пишем, – для такого приметливого читателя совершенно ясно, что…»

Я дочитала «Орландо» Вирджинии Вульф, и душу мою охватило странное чувство… Может быть, это острый приступ болезни, давно уже овладевшей моим организмом и обостряющейся всякий раз, когда мне доводится читать нечто прекрасное и совершенное – «ведь когда болезнь чтения проникает в организм, она так его ослабляет, что он становится легкой добычей для другого недуга, гнездящегося в чернильнице и гноящегося на кончике пера. Несчастная жертва его начинает писать…»
Читать далее

Чашка кофе и прогулка