РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Елена Кузьмина

Страницы 9 из 9« В начало...«56789

Переводы Елены Кузьминой. Олдос Хаксли о самотрансцеденции (продолжение)

Начало статьи тут

«…Ибо где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них” (Мф. 18, 19-20).
Среди двух или трех сотен божественное присутствие становится более проблематичным. А когда число достигает тысяч или сотен тысяч – возможность присутствия там Господа в сознании каждого индивидуума отрицается почти полностью. Потому что такова природа возбужденной толпы (а каждая толпа автоматически само-возбуждаема): когда две или три тысячи человек собираются вместе, там отсутствует не только божество, но и обычная гуманность. Тот факт, что человек является одним среди множества прочих, избавляет человека от сознания изолированности в самом себе и переносит его ниже, в нечто меньшее, чем личностная сфера – нет ответственности, нет понятий «правильно» и «неправильно», нет необходимости в мыслях, суждениях или дискриминации — только мощное смутное чувство единения (togetherness); только общее возбуждение, коллективная отчужденность. И помешательство это гораздо более длительное во времени и менее изматывающее, чем то, что вызвано развратом; на следующее утро – менее депрессивное, чем то, которое сопровождает самоотравление алкоголем или морфином. Более того, во многих случаях, безумие толпы может проявляться с позитивной окраской сознательной добродетели.
Читать далее

Переводы Елены Кузьминой. Олдос Хаксли о самотрансцеденции

(эпилог к «Дьяволам Лоудуна») // ©1952 by Aldous Huxley, published 1953 by Harper and Brothers, New York

Без понимания непреодолимого стремления к самотрансцеденции, глубоко укорененного в человеке; его вполне естественного нежелания идти трудной восходящей дорогой и его поиска подложных, поддельных путей освобождения — или ниже, или лишь с одной стороны личности — мы не можем надеяться придать смысл нашему существованию, ни в какой-либо определенный период истории, ни даже в истории в целом; в жизни – такой, как её проживали в прошлом и как её проживают сегодня. С этой целью я предлагаю обсудить наиболее общепринятые «заменители Благодати» (Grace-substitutes), в которые и с помощью которых мужчины и женщины стараются избавиться от мучительной необходимости быть просто самими собой.
Читать далее

Переводы Елены Кузьминой. Милан Кундера: Кто такой романист?/Kundera: What i novelist? (окончание)

Source: The New Yorker, October 9, 2006 // «What is a novelist?» How great writes are made // By Milan Kundera

Начало статьи

Они убили мою Альбертину

Когда мне было 14, я восхищался Иваном Блатны (Ivan Blatný) — старше меня на десять лет; ныне покойный. В одном из сборников его стихов повторялась строка с женским именем в ней: «Albertinko, ty», что значит «ты, Альбертина». Конечно, это была аллюзия на Альбертину Пруста (Proust). Это имя стало для меня, подростка, наиболее захватывающим и пленительным из всех женских имен.
Читать далее

Переводы Елены Кузьминой. Милан Кундера: Кто такой романист?/Kundera: What i novelist?

Часть первая

Source: The New Yorker, October 9, 2006 // «What is a novelist?» How great writes are made // By Milan Kundera

Чтобы понять необходимо сравнить

Когда великий австрийский романист Герман Брох (Hermann Broch) вчерне набрасывал образ героя, он прежде всего улавливал его основную позицию, а затем дополнял индивидуальными чертами. От абстрактного он двигался к конкретному. Эш (Esch) — главный герой второго романа трилогии Броха «Лунатики» (The Sleepwalkers) (1931-1932). В сущности, Брох говорит, что он бунтарь. Что такое бунтарь? Лучший способ понять этот феномен, продолжает Брох, это сравнить. Брох сравнивает бунтаря с преступником. Что такое преступник? Консерватор, который полагается на существующий порядок и хочет быть к нему причастным; который считает учиненные кражи и мошенничество профессиональной деятельностью, способной сделать его таким же гражданином, как и остальные. Мятежник, напротив, борется с установленным порядком, чтобы подчинить его себе. Эш не преступник. Эш мятежник. Мятежник вроде Мартина Лютера (Martin Luther), говорит Брох. Но почему я обсуждаю Эша? Меня ведь интересует романист! И с кем мы сравним романиста?

Поэт и романист

Читать далее

Интервью с Кундерой (1980)/ Philip Roth interviews Milan Kundera

Перевод Елены Кузьминой

Данное интервью создано на основе двух бесед Филипа Ротом (Philip Roth) c Миланом Кундерой после прочтения переведенной рукописи его «Книги смеха и забвения». Одна встреча состоялась в Лондоне, когда Кундера впервые посетил его, вторая – во время первой поездки писателя в в США.

Он приезжал из Франции. С 1975 года Кундера и его жена живут в статусе эмигрантов — сначала в Рене (Rennes), где писатель преподавал в университете, а теперь в Париже. Во время бесед Кундера спорадически переходил на французский, но в основном говорил по-чешски, а его жена Вера переводила. Заключительный текст был переведен с чешского на английский Питером Кусси (Peter Kussi).

ФР (Филип Рот): Как думаете, скоро развалится мир?

MK (Милан Кундера): Зависит то того, что Вы имеете в виду под словом «скоро».

ФР: Завтра или послезавтра.

MK: Чувство, что мир несется навстречу гибели – очень древнее.

ФР: Значит, нам не о чем беспокоиться.

MK: Напротив. Если страх присутствует в сознании человека веками – на то есть причина.

ФР: В любом случае, мне кажется, что это беспокойство – фон, на котором происходят действия всех историй в Вашей последней книге, даже те, что носят явно юмористичeский характер.
Читать далее

Знакомство с автором: Елена Кузьмина

Я уверенно отношу к чудесам талант, книги, писателей, что оставили правильный след в времени, — тех, кто говорил и будет говорить с нами и с нашими потомками на языке, что звучит в унисон с вечностью.
Потому всегда радостно знакомиться с людьми, которые видят мир так же. Они делают мир по-настоящему чудесным.

Елена Кузьмина читает и переводит. И делает это для нас, ведя в сети несколько блогов, посвященных литературе и кино.
Читать далее

Елена Кузьмина. Кэрол Данлоп — любовь всей жизни Кортасара/Julio Cortázar & Carol Dunlop

На протяжении зрелой жизни Хулио Кортасара связывали серьезные и длительные отношения с тремя женщинами.
Живя в Буэнос-Айресе, он был убежден, что останется холостяком.
Читать далее

Страницы 9 из 9« В начало...«56789

Чашка кофе и прогулка