РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Елена Коро

Страницы 3 из 4«1234»

В-Глаз от Елены Коро. Chantal Akerman «Je, tu, il, elle». 1974

Она выкрасила стены в синий цвет, через неделю — в зеленый…
Она жила одна в комнате, в которой только черное и белое…
Она молчала 28 дней (или 8), что не суть важно, потому что успела выйти из парадигмы линейного времени, — и ела сахарную пудру…
Пространство между… было окрашено в черное…
Паузы, как затяжной прыжок в неведомые измерения…

Она обнажила тело и заполнила белые листы на полу…
Она шагнула прочь — в ночь, в путешествие с дальнобойщиком — il — был так красив, что она захотела поцеловать его — версты пути скрасились его монологом о своей жизни — и…
Читать далее

Елена Коро. Фаэт-Крым

монета
Фаэт-Крым — это удивительный мир, творимый фаэтами.
Кто же они такие, крымские фаэты? Фа[нтасты]-[по]эты, поэты фантастического.
Я расскажу вам о мистической поэме Марины Матвеевой. Её фаэма «Новейшая Элоиза или Переписка с адом» живо напомнила мне сказки немецких романтиков, в частности — сказку Виланда «История принца Бирибинкера», один из эпизодов которой раскрывает духовную любовь ундины Мирабелы и саламандра Флокса, проводивших ночи в метафизических толкованиях таинственных сочинений Аверроэса.

Читать далее

Елена Коро. Дискриминация языком и не только…

Кон

В кои-то веки захотелось разобраться в терминологии однополой любви и раставить чёткие акценты. Очень помог мне в этом известный советский сексолог Игорь Семёнович Кон. Кто из студентов-медиков советских времён не учился по его учебникам? Но что же творится в нашей современности, исполненной эротической многоликости? Для начала мне захотелось смысловой определённости. «Любовь небесного цвета» И.С.Кона стала для меня не только медицинским, но, в большей степени, семантическим путеводителем.
Итак, лингвистический экскурс.
Читать далее

В-Глаз с Еленой Коро. Невидимые дети

дети
Невидимые дети (англ. All the invisible children, 2005)
Франция, Италия
Режиссёры: Мехди Шареф, Эмир Кустурица, Спайк Ли, Катя Люнд, Ридли Скотт, Джордан Скотт, Стефано Венерузо, Джон Ву
В главных ролях: дети
Фильм является частью всемирного проекта ЮНИСЕФ (UNICEF) и Международной продуктовой программы ООН (WFF). Все доходы от фильма были направлены в фонд помощи нуждающимся детям.

«Поселясь в нём (в пустом доме в Лондоне), я там нашёл бедную девочку лет десяти; хотя, изнурённая голодом, она казалась с виду гораздо старше. Я узнал, что она давно уже приходит туда спать и очень обрадовалась, когда услышала, что будет иметь товарища по темноте. Дом был велик; голодные крысы подымали под полом такой адский визг и шум, что бедное покинутое дитя, и без того жестоко томившееся от голода и стужи, казалось, ещё более страдало от страха. Мы спать ложились на пол, под головы клали связку бумаг и одевались старым кучерским платьем».
Томас Де Квинси «Исповедь опиофага»
Читать далее

В-Глаз с Еленой Коро. Герой

Герой

«Герой» (кит. 英雄) — историческая драма, режиссер Чжан Имоу, 2002 г

» … стоит Стена.
На фоне её человек уродлив и страшен, как иероглиф;
Как любые другие неразборчивые письмена»
(Иосиф Бродский «Письма династии Минь»)

Очень ёмкий образ для западного мировосприятия — «человек уродлив и страшен, как иероглиф». Я всегда поражалась этому точному попаданию — в десятку — метафор Бродского. Видимо, мне нужно было посмотреть удивительный фильм «Герой», снятый китайским режиссёром и сценаристом Джанг Йиму (Zhang Yimou), чтобы не просто перестать бояться ужасного, заключенного в знаке, а изменить отношение к иероглифу.
Читать далее

Елена Коро. Нeисцeлимaя ностaльгия. Пaмяти Бродского

… Ночь пaмяти в дeнь смeрти Поэтa.
«Былa зимняя ночь. И я вспомнил пeрвую строчку стихотворeния Умбeрто Сaбы, котороe когдa-то дaвно, в прeдыдущeм воплощeнии, пeрeводил нa русский: «B глубинe Aдриaтики дикой…». В глубинe, думaл я, в глуши, в зaбытом углу дикой Aдриaтики… Стоило лишь оглянуться, чтобы увидaть stazione во всeм ee прямоугольном блeскe нeонa и городского шикa, увидaть пeчaтныe буквы: VENEZIA. Но я нe оглядывaлся. Нeбо было полно зимних звeзд, кaк чaсто бывaeт в провинции. Кaзaлось, в любую минуту вдaли мог зaлaять пeс, нe исключaлся и пeтух. Зaкрыв глaзa, я прeдставил сeбe пучок холодных водорослeй, рaсплaстaнный нa мокром, возможно — облeдeнeвшeм кaмнe гдe-то во всeлeнной, бeзрaзличный к тому — гдe. Кaмнeм был кaк бы я, пучком водорослeй — моя лeвaя кисть.»
Иосиф Бродский «Нaбeрeжнaя Нeисцeлимых»
Из глубин дикой Тaврии в глушь Aдриaтики — в Итaлию — в сон, в который Поэту было суждeно возврaщaться до концa днeй — и уйти нaвсeгдa в зимнюю ночь.
Из глухих тaвро-скифских стeпeй — в сон Поэтa — мнe, читaтeлю, суждeно возврaщaться до концa моих днeй.

Елена Коро. «Жил-был Антоныч, майский жук на вишнях…»

Антоныч Андрухович

Богдан-Игорь Антоныч                            Юрий Андрухович

«Жил-был Антоныч — майский жук на вишнях…»
(Б.-И. Антоныч «Вишни» пер. В.Крикуненко)

Андрухович

Богдан-Игорь Антоныч — личность уникальная в истории украинской литературы. Лемковский соловей с предгорий Карпат залетел во Львов в 1928 году. О его превращении во львовское «божище» расскажем чуть позже.
А пока изберём «венско-варшавский стиль» изложения. Представим себе галицкого профессора в третьем поколении с выразительной академической округлостью фигуры. Именно таковым предстаёт львовский профессор Доктор, антонычевед, а по существу, антонычеанец, на страницах романа «Двенадцать обручей» кандидата наук по делу Антоныча, современной нам знаковой личности украинской литературы Юрия Андруховича.
Читать далее

Елена Коро. Юнг о Джойсе

Картинки по запросу улисс

Картинки по запросу юнг

Анализ литературного произведения в качестве клинического материала, подлежащего изучению под микроскопом, имеет, безусловно, свою историю и разработки. Швейцарский психолог Карл Юнг подверг клиническому анализу ряд блестящих литературных произведений. Так, в частности, после выхода в свет в 1934 году книги Джеймса Джойса «Улисс» швейцарец профессионально занялся ею.
Изучая расторжение письма в романе, Юнг отметил, что дискурс «Улисса» выглядит как монолог шизофреника – но только на первый взгляд.
Читать далее

Елена Коро. Нано-странник «Странно»

Сигизмунд Кржижановский сказки

Памяти Сигизмунда Кржижановского

Апологет бесконечно малых величин, новый Гулливер в мире нано-существ, нано-Гулливер среди мигов и бликов, его логическая стихия — «сочетание биологии с математикой, смесь из микроорганизмов и бесконечно малых».
«Прозёванный гений», по словам Шенгели, Сигизмунд Кржижановский, был таки «прозёван» его вездесущим настоящим, «прозёван» чуть ли не на столетие.
Читать далее

Елена Коро. Апологет парадоксов. Квинто Крыся «Одежда»

Чем интересен автор? Умением заглянуть во всяческие закоулки, тупички и маргинальные периферийности нашей жизни таким образом, что захолустный энский проулок или лавочка дешёвой одежды обернётся вдруг эпицентром, откуда герои и события расползаются вкривь и вкось хвостатыми парадоксами. И субъективная логика парадокса даёт такие ракурсы сознанию читателя, что он едва успевает осмыслить весь изысканный спектр инаковости.
Эта многообразность шокирует читателя сразу. Но как разнообразны стадии шокового состояния!
Начнём со «старых тряпок».
Читать далее

Страницы 3 из 4«1234»

Чашка кофе и прогулка