РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Джон Ирвинг

Елена Блонди, по ходу чтения. А что у писателей — для писателей? (читая Джона Ирвинга)

Я знаю, есть и читатели, которым это нужно и важно, но их мало. Потому точность, изящество и смысловая наполненность литературного языка в книге чаще замечается писателями (некоторыми)
В одном из романов Стивена Кинга есть размышления о первой фразе романа. Я ее помню, эту главу, потому что я знаю, о чем Кинг, я знаю это ощущение восторга от верно, единственно верно выбранных слов, неважно, своих или чужих. Главное — они соединились и сотворили нечто, чего не было раньше, нечто третье из собранных вместе обыденных элементов — слов и знаков препинания.
Вот что пишет Ирвинг о первой фразе книги в своем романе «Мужчины не ее жизни»
Читать далее

По ходу чтения. Щедрость Джона Ирвинга —

Она в том, что история каждого героя в романе «Мужчины не ее жизни» (в оригинале «Вдова на один год») сама по себе тянет на полноценный роман.
Я помню сюжетную щедрость Воннегута, когда в основной текст произведения вкраплены готовые сюжеты для других, еще ненаписанных текстов.
Но тут другое. Потому что выдумать сюжетные перипетии — мало.
У Ирвинга это похоже на кабель, свитый из множества жил, каждая — несет свое напряжение и ненаписаный роман совершенно четко виден, слышен и узнается, будто одновременно читаешь десяток романов.
А так как Ирвинг очень много времени посвящает внутреннему состоянию героев, то канва этих интра-романов гармонично сплетена с приключениями души каждого героя.
Вот и получается, все они у него — главные герои.

Воскресное чтение. Джон Ирвинг «Мир глазами Гарпа» (начало романа)

Мир глазами Гарпа

 

Посвящается Калину и Брендану

1. «Бостон-Мерси»

В 1942 году в Бостоне мать Гарпа, Дженни Филдз, была арестована за нанесение в кинотеатре тяжких телесных повреждений незнакомому мужчине. Это случилось вскоре после того, как японцы напали на Пёрл-Харбор, и публика относилась к солдатам достаточно терпимо, поскольку внезапно солдатами стали практически все, однако Дженни Филдз твердо стояла на позиции абсолютно нетерпимого отношения к распущенности мужчин в целом и солдат в частности. Тогда, в кинотеатре, ей пришлось три раза пересаживаться, но этот солдат всякий раз вновь подсаживался к ней поближе, пока она не оказалась практически прижатой к заплесневелой стене, а экран, где шла сводка новостей, загораживала какая-то идиотская колоннада. Тем не менее, Дженни решила больше с места не вставать. Солдат же пересел еще раз и теперь устроился с нею рядом.

Дженни было 22 года. Она бросила колледж, едва успев туда поступить, зато окончила курсы медсестер и была там лучшей ученицей; ей нравилась эта работа. Выглядела Дженни очень спортивно, на щеках у нее всегда играл румянец, что прекрасно сочеталось с ее темными блестящими волосами, однако ее походку мать презрительно называла «мужской» (Дженни шагала широко и при ходьбе размахивала руками); у нее была крепкая небольшая попка и стройные сильные ноги, так что сзади ее запросто можно было принять за мальчишку. Только вот, по мнению самой Дженни, грудь у нее была великовата; ей даже казалось, что при таком «представительном» бюсте она смахивает на «легко доступную дешевку».
Читать далее

Джон Ирвинг «Правила Дома сидра», отрывок из романа

(чтение Елены Блонди)

Традиционные устои – не то, что моральные принципы, уверенность в своей непогрешимости, не религиозность. Критиковать одно вовсе не значит нападать на другое.

Шарлотта Бронте. 1847 г.

В рабочем порядке аборт можно определить как прерывание беременности на стадии нежизнеспособности плода.

Доктор медицинских наук Г. Дж. Болдт. 1906 г.

Глава первая. Усыновленный Сент-Облаком

В больнице при отделении мальчиков сиротского приюта, что в Сент-Облаке, штат Мэн, работали всего две медсестры: среди прочих обязанностей им было предписано давать имена новорожденным и следить за тем, чтобы их крохотные пенисы хорошо заживали после обязательного обрезания. В те дни (1920-е годы) все мальчики, появившиеся в Сент-Облаке, подвергались обрезанию, поскольку приютский врач в Первую мировую войну немало намучился (по разным причинам) с необрезанными солдатами. Этот врач, по совместительству заведовавший отделением мальчиков, особой религиозностью не отличался: для него обрезание было не обрядом, а чисто медицинской операцией, проводимой в гигиенических целях. Звали его д-р Уилбур Кедр, и, хотя от него всегда исходил легчайший запах эфира, одна из сестер, думая о нем, нет-нет и вспоминала твердую, долговечную древесину хвойного дерева, имеющего то же название. Что касается имени Уилбур, она его терпеть не могла; самая мысль, что столь идиотское сочетание звуков приходится произносить вместе с такой солидной фамилией, казалась ей оскорбительной.
Читать далее

Елена Блонди. Воцаряющие свет (впечатления от…)

Роман «Жизнь впереди» Ромена Гари.

Книга великолепная. Когда что-то очень хорошо, то все слова кажутся ненужными, мелкими или чрезмерно восторженными.
Что понравилось именно мне (кроме того, главного, что я прочитала очень настоящую книгу):
сила и смелость пользоваться этой силой.
Автор берет людей, ситуацию, атмосферу, место — нелепые и неприятные, эдакий гадюшник со всех точек зрения и проводит читателей к сверкающему финалу, полному любви и, черт побери, жизнеутверждающему.
Читать далее

Чашка кофе и прогулка