РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Дженни Перова

Страницы 4 из 25« В начало...«23456»...Далее »

ЛитМузей с Дженни Перовой. Экслибрис

Наткнулась на подборку экслибрисов!
Вот тут:
http://www.pinterest.com/seidenthal/hb-ex-libris/

Себе присмотрела с котом и книжками, и еще утащила — предполагаю, кому что может понравится!


Читать далее

ЛитМузей с Дженни Перовой. Любимое чтение 1912 года

Из газет 03 мая (20 апреля) 1912 года
Какое ваше любимое чтение?
Одна французская газета опросила по этому поводу некоторых известных современников, в том числе самого Императора Вильгельма, и получила интересные ответы.

Император Вильгельм каждый вечер читает по одной главе библии. При этом он читает не только глазами, как все смертные, но шевелит губами, произнося каждый отдельный слог.

Поль Бурже (французский критик и романист, достигший громкой известности своими психологическими романами) интересуется только книгами по социологии.
Читать далее

Дженни Перова. Сетевые трофеи для ЛитМузея. Сивиллы

Седьмая сивилла — Кумская, которую зовут Амальфея или Герофила. Именуется же она Кумской, потому что «родом» из города Кумы, что в Кампании, в стране Италийской. Написала она множество пророчеств и, прежде всего, о Спасителе нашем Христе и о страданиях Его.
Поэтому она изображается носящей в руке книгу и символ с крестом. Такова эта сивилла. О ней пишет Аулгелий в первой книге своей истории таким образом:
«Неизвестная старица, которая достоверно была сивилла Кумская, принесла римскому царю Тарквинию Древнему три книги, или, как пишут иные историки, девять. В тех книгах были записаны предсказания о будущих событиях и о законах римских. Цену же за эти книги она попросила 300 золотых; или, как пишут другие, 300 золотых филиппийских монет, которые считаются за 1000 золотых; иные же пишут, что она просила 1000 золотых. Но царь Тарквиний пренебрег этими книгами из-за большой цены. Она же разгневалась и на виду у него сожгла три книги.

  Читать далее

Воскресное чтение. Александр Житинский «Дитя эпохи»

(чтение Дженни Перовой)

Отрыла у себя в электронной читалке повесть Александра Житинского
под названием Дитя эпохи,
и настало мне счастье!
Словно встретилась со старым другом, с которым с молодости не видалась!
Впрочем, так оно есть — впервые я прочитала рассказы Житинского как раз в молодости:

Сено-солома // Аврора, 1974, 3 // Голоса
Глагол «инженер» // Аврора, 1977, 4-5 // Голоса
Подданный Бризании // Аврора, 1988, 1-2

«Глагол «инженер» вошел главой в «Дитя эпохи», и я обрадовалась ему, как родному!
Ирония по отношению к себе и к миру, замечательный юмор, яркая фантазия — я теперь думаю, что Житинский повлиял на меня так же, как Вудхауз!
Александр Николаевич умер в январе 2012 года, еле-еле перевалив за седьмой десяток.
Бывает так, что очень сокрушаешься об уходе человека, вовсе тебе не знакомого.
Это — как раз такой случай.
И кажется, что все-таки я его знала: читая сейчас прозу Житинского, я словно слышала знакомый и понятный голос друга, и всю дорогу улыбалась!
С нежностью.

Мы — дети одной эпохи.
Так и хочется сразу запеть: Мы-ы дети Галактики-и…

Но мы — дети Общепита.
Читать далее

Воскресное чтение. Дженни Перова. ДРУГ ДЕТСТВА (фрагмент романа)

ДРУГ ДЕТСТВА

роман

Художник Vilhelm Hammershoi

***

Едкий дымок мандариновой корки.
Колкий снежок. Деревянные горки.
Всё это видел я тысячу раз.
Что же так туго натянуты нервы?
Сердце колотится, слезы у глаз.
В тысячный — скучно, но в тысяча первый…
Весело вытереть пальцы перчаткой.
Весело с долькой стоять кисло-сладкой.
Всё же на долю досталось и мне
Счастья, и горя, и снега, и смеха.
Годы прошли — не упало в цене.
О, поднялось на ветру, вроде меха!
Александр Кушнер

 

Не спится, никак — Ольга взглянула на светящийся циферблат часов: полпятого, с ума сойти. Она вздохнула, осторожно встала, покосившись на спящего мужа, надела халат и вышла из спальни, привычно поддерживая живот. Заглянула в детскую — конечно, одеяло сбилось. Поправила, поцеловала спящего сына в лоб, отведя светлую челку. Он что-то пробормотал во сне — Ольга улыбнулась: все воюет с кем-то!
Пошла на кухню, прикрыла за собой дверь и поставила чайник. Потом высыпала на стол фотографии из бумажного пакета. Когда-то они заполняли три больших альбома: синий бархатный и два коричневых кожаных с тиснеными лилиями на обложках. Старинные коричневые фотографии на картонных подложках с затейливо выведенными названиями фотоателье, пожелтевшие любительские, выцветшие цветные — больше ста лет жизни семьи, от которой теперь осталась одна Ольга. И ее дети — сын Ванечка и будущая дочка, которую тоже решили назвать Олей — муж настоял.
Ольга задумчиво рассматривала знакомые до боли снимки, родные лица: дед, бабушка… мама… отец. Ее собственных изображений совсем немного. Вот она — пятилетняя толстушка с торчащими косичками посреди тигровых лилий, которые выше ее ростом: Ольга помнила, как нюхала красные цветы, пачкая нос пыльцой. Оля-школьница, Ольга-студентка, учительница Ольга Сергеевна. Вот опять маленькая — насупленная девочка в светлом платьице, а рядом мальчик с испуганным взглядом…

***
— Ляля, посмотри, какой мальчик! Мальчик Сашенька!
Толстенькая маленькая девочка с короткими косичками, недоверчиво насупившись и выпятив животик, прижимается к ногам бабушки, а мальчик Сашенька, спрятавшись за маму, выглядывает из-за ее подола, как перепуганный цыпленок.
— Ты уже большая девочка, а он еще маленький. Видишь? Ты же не станешь его обижать, правда?
Мальчик и правда маленький, хотя младше Ляли всего на год — худенький, светловолосый и кареглазый. Он уже надул было губы, собираясь заплакать, но тут Ляля решительно взяла его за руку:
— Пойдем! Я что тебе покажу!
— А что?!
— Секретик!
И повела его в сад, где под кустом смородины в земле была ямка, прикрытая стеклышком, а там что-то яркое, блестящее и разноцветное — сокровища! Вот с этого момента Сорокин себя и помнил — как будто появился на свет только тогда, когда Лялька взяла его за руку.
Читать далее

Дженни Перова. Сетевые трофеи для ЛитМузея. Зодиакально-анатомическое…

“Anatomical Zodiac Man" from the Très Riches Heures du duc de Berry, c. 1411-6

“Anatomical Zodiac Man» from the Très Riches Heures du duc de Berry, c. 1411-6
http://www.pinterest.com/pin/222928250278315788/
Читать далее

Дженни Перова для ЛитМузея. Реставрация книг

A Benedictine monk restoring incunabula at the monastery of Monte Oliveto Maggiore, Tuscany, Italy.

A Benedictine monk restoring incunabula at the monastery of Monte Oliveto Maggiore, Tuscany, Italy.
http://www.pinterest.com/pin/222928250278295361/

Дженни Перова. Читаю…

Перов Василий Григорьевич. Последний кабак у заставы

Все читаю Грасский дневник.
Захотелось процитировать рассказ А.В. Неклюдова (бывший русский посол в Мадриде) — в записи Галины Кузнецовой от 25 июля 1929 года:
«Россия была испорчена литературой. Ведь все общество жило ею и ничего другого не желало видеть. Ведь даже погода в России должна была быть всегда дурной, по мнению писателей… у Щедрина во всех его сочинениях ни разу нет солнечного дня, а все: «моросил дождик», да хмуро, да мерзко…
Читать далее

Дженни Перова. Читаю… (ассоциации)

Ангел смерти, Верне Орас, 1851 год

Галина Кузнецова — Грасский дневник

Галина Кузнецова прочла у Льва Шестова «легенду об ангеле, сплошь покрытом глазами, посылаемом людям перед смертью, который, однако, иногда вместо того, чтобы взять у них душу, оставляет их жить, но награжадет при этом парой своих глаз. И тогда человек обладает как бы двойным зрением, причем первое, земное, видит все в обысном свете, а второе — ангельское — в обратном, часто спутывающем все земные понятия о добре и зле, и в таких людях всю жизнь борются два зрения…»
Читать далее

Дженни Перова. Читаю…

Страницы 4 из 25« В начало...«23456»...Далее »

Чашка кофе и прогулка