РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Дженни Перова

Страницы 2 из 25«12345»...Далее »

Дневники чтения Дженни Перовой. Петров-Водкин «Хлыновск»


Прочла «Хлыновск» — в электронном виде.
Теперь хочу найти и прочее.

Замечательная книга!
Так красочно, живо и «вкусно» написанная, что невольно вспоминаешь и Николая Лескова, и «Один год» Ивана Шмелева. Речь у Петрова-Водкина образная, слово его точно и живописно, все описываемое видишь рельефно и ярко. Тяжелая жизнь обитателей Хлыновска предстает вечным праздником труда и балаганом отдыха. Колоритные и мощные типажи — и людей, и животных. Просто наслаждалась его своеобычным языком, например, глагол «драгоценит» — доморощенный художник расписывает предназначенную младенцу Кузьме колыбель, сработанную другим умельцем — своей кистью превращает деревянную поделку в драгоценность.  Сколько всего в одном слове — сразу понятно, что получается шедевр!
Читать далее

Дженни Перова. Книжки моего детства. Борька, я и невидимка


«Не заставляйте меня снимать мое пенсне: я страшен в гневе!» — эта фразу я запомнила на всю жизнь с детства, и активно ею пользовалась в крайних случаях, совершенно забыв, откуда я, собственно, ее запомнила!
И вот я освежила свою память с помощью интернета: оказывается, фраза эта происходит из книжкиЮрия Геннадьевича ТоминаБорька, я и невидимка

Юрий Томин был известным советским детским писателем, написал много книжек, в том числе Шел по городу волшебник, по которой был снят фильм «Тайна железной двери».

Но я запомнила больше именно книжку «Борька, я и невидимка» — она очень смешная и трогательная. Про всякие разные приключения мальчика по имени Костя Шмель.
Не перечитывала ее с детства, сейчас посмотрела бегло — поулыбалась.
Читать далее

Альбом “Человек с книгой”

x_7e87e3f0.jpg

Delphin Enjolras. Portrait of an Elegant Lady Reading

Альбом “Человек с книгой”

x_6f1f444f.jpg

Delphin Enjolras. Девушка читающая у окна

Дженни Перова. Читаю… (Дзига, маленький роман о черном коте)

Прочла роман Елены Блонди elenablondy «Дзига» — он посвящается «Всем прекрасным зверям и их людям«.
Замечательное посвящение!

А теперь впечатление — давно я такого не писала!

***
Говорят, что, когда российские художники — пансионеры Петербургской Академии художеств — впервые попадали в Италию, они испытывали потрясение и  учились писать заново.  Почему? Да очень просто! Другое небо, другое солнце, другой свет. Все светлое, яркое, пышное, по сравнению с питерским — избыточное! Помните, у Пушкина: «О, наше северное лето — карикатура южных зим!». А что ж тогда говорить о южном лете?!

Вот и проза керчанки Лены Блонди — такая: южная, яркая, пропитанная морем и степным ветром, ароматами душицы и водорослей, криками чаек и шумом волн. Вкусная проза!
Как пишет Лена: «Тут, в этом городе у моря, вкусно есть, дышать и просто жить«.
Так и в ее прозе — вкусно жить.
Читать далее

Альбом “Человек с книгой”

x_6e1baa8b.jpg

Peter Paul Rubens — Portrait of Ludovicus Nonnius

Альбом “Человек с книгой”

Бронзино. Аллегорический портрет Данте (ок. 1530, Вашингтон, Национальная художественная галерея).

ЛитМузей с Дженни Перовой. Змей первозданных вод…

Змей первозданных вод Нага Падоха.
Ритуальная книга жреца народа батака, Индонезия, 1852-1857 гг.
Tropenmuseum (Музей тропиков), Амстердам.
http://vk.com/feed?z=photo-40445946_330052733%2Ffeed1_-40445946_1401698389

Ритуальная книга жреца народа батаков из Индонезии содержит магические тексты, медицинские записи, таблицы, графики, рисунки. Её можно условно разделить на три части. В первой части, посвященной умению поддерживать жизнь, описываются диагнозы, лекарства, заговоры и амулеты. Во второй — мастерство уничтожения жизни и навыки работы с черной магией. Третья часть, посвященная гаданиям, учит определять пожелания оракулов, чтобы получать ответы от богов, предков или звёзд.
Читать далее

Поздравляем Дженни Перову! Роза и луч

0617.jpg

Я ходила по городу, в последний день мая, а надо мной ходили облака, толстые и вкусные, как зефир с пломбиром. Укладывались под солнцем, и я, улыбаясь, хмурилась, потому что снять лохматые и совершенно живые керченские розы не получалось, знала — фотографии будут неяркими. Но тут я пришла к этой розе и на нее упал солнечный луч.

Дженни, это твоя роза, прочее ты знаешь сама, и о цвете, и о солнце, что не забывает светить, для радости всех, кто видит )))

Мы с огромным удовольствием поздравляем Дженни Перову поэта, писателя и бессменного автора портала Книгозавр со дня его основания, человека, что умеет радоваться, видеть, восхищаться и делиться со всеми, кто рядом.

Ура-ура-ура!

Воскресное чтение. Дженни Перова. Всадник на берегу моря (фрагмент романа)

КНИГА 1. Путь Артемиды



… Dance me on and on
Dance me very tenderly
And dance me very long,
We’re both of us beneath our love,
We’re both of us above,
Dance me to the end of love…
Leonard Cohen

 

Лида вывихнула ногу, поэтому второй день сидела на камералке. Настроение у нее было неважное, да и не удивительно: всего несколько месяцев назад внезапно умер от сердечного приступа отец. И хотя Лида не так часто с ним виделась в последние годы, избегая, насколько возможно, общения с мачехой и сводным братом, смерть отца ударила ее очень сильно и потеря была невосполнима. Рухнула главная опора, пропал камертон, который задавал тон всей ее жизни, и надвигающаяся защита кандидатской уже не радовала Лиду вовсе: отец не дожил!
Но успел прочесть основное — Лида с душевной болью вспоминала выражение отцовского лица, когда он отложил ее рукопись: радостное и несколько удивленное, как будто не ожидал, что из дочери может получиться настоящий ученый. Всю жизнь, всю жизнь она стремилась доказать, что достойна отца — археолога с мировым именем! И вот теперь доказывать стало некому.
Лида вздохнула, и взяла очередной нуклеус. Черная полоса, думала она, это просто черная полоса жизни. Ничего, я справлюсь. Ничего. Она умела собираться и концентрироваться, вот и сейчас ей удалось отвлечься, помечая и описывая находки, но голос Захара, донесшийся откуда-то из-за угла школы, служившей им базой, опять заставил ее отвлечься. С этим справиться было гораздо труднее.
Лида давно уже ни на что не надеялась — да, собственно, почти никогда и не надеялась. Она знала себе цену. Синий чулок, старая дева. Мымра в очках — нет, на самом деле, без очков, но какая разница. Когда она только собиралась поступать в аспирантуру, подслушала нечаянно разговор матери с подругой, которые чаевничали на кухне:
— Ой, да зачем она идет в аспирантуру! Нужна ей эта кандидатская! Лучше бы замуж вышла, детей нарожала!
А мать грустно сказала:
— Ты же видишь, какая она! Ей только в аспирантуру.
Лида тогда страшно расстроилась, даже поплакала: если уж собственная мать считает ее полной уродиной, на что же ей рассчитывать! Ей было почти двадцать, когда она познакомилась с Захаром Клейменовым — в такой же экспедиции, как эта. Познакомилась и влюбилась, как дура. Лида наивно советовалась со старшей и более опытной подругой — тогда у нее еще были друзья! — что делать и как себя вести. А старшая и более опытная подруга, как довольно скоро выяснилось, уже вовсю встречалась с Захаром и собиралась за него замуж. Вот они, наверно, потешались надо мной — мрачно подумала Лида, узнав, наконец, всю правду.
Читать далее

Страницы 2 из 25«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка