РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

детектив

Страницы 4 из 4«1234

Воскресное чтение. Елена Колчак «Стыд vs совесть» (детективный рассказ)

 

На каждый чих не наздравствуешься.

Всемирная организация здравоохранения

1.

В голове моей опилки, да, да, да!

Страшила Мудрый

— Сперва она требовала тело ей отдать — мол, «не позволю резать мою девочку». Хотя мы люди подневольные — нам привезли, мы вскрываем. Смерть-то насильственная, наше дело разобраться, что там: несчастный случай, самоубийство или, боже упаси, убийство. Ладно, вроде убедил, что так положено. Но дальше — больше. Разве, говорит, у вас женщин нет? Это же неприлично! Неприлично, понимаете? — Олег вытаращил глаза, что при его кинг-конговских размерах выглядело диковато. — Я вот не понял. У нас, конечно, всякого навидаешься, но тут я, честное слово, офонарел: в каком смысле — неприлично? Дама смотрит на меня, как на идиота, — она же девочка, а вы, мужчина, ее раздевать будете! В общем, вынь да положь ей наше начальство, пусть немедленно пресечет этот стыд, позор и непотребство. Ну, Максимыч на месте оказался, он ей быстро мозги вправил: вы, говорит, всегда врачей по половому признаку выбираете? Она сперва обалдела — врачей? При чем тут врачи? Потом дошло, что мы тоже медицина. И как-то сразу успокоилась: мужчине на голую девушку смотреть неприлично, а если он врач, то ничего, нормально.

Олег — танатолог, «доктор мертвых». Я, Рита Волкова из «Городской Газеты», знакома с ним вовсе не по работе — начальство пытается повесить на меня криминальную тематику столь же безрезультатно, сколь регулярно — а просто по жизни.
Читать далее

Воскресное чтение. Раймонд Чэндлер «Прощай, моя красотка»

скачать бесплатно Прощай, моя красотка - Раймонд (Рэймонд)  Чэндлер (Чандлер)

Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым начинались кварталы уже сплошь негритянские. Я только что вышел из небольшой, на три кресла, парикмахерской, где по предположению шефа моего агентства мог работать Дмитриос Алеидис.
Дело для меня было плевое, так себе. Не дело, а дельце. Жена этого типа заявила, что не пожалеет денег, лишь бы вернуть его домой. Сумму, правда, назвала скромную. Я же так и не нашел парикмахера Алеидиса, и миссис Алеидис так мне ничего и не заплатила.
Был теплый день конца марта, и я стоял возле парикмахерской, глядя вверх на выпуклые неоновые буквы – «Флорианс». Так назывался магазин с баром на втором этаже. На расстоянии футов десяти от меня стоял какой-то человек и тоже глазел на эту вывеску. Потом, переведя взгляд на пыльные окна, он не шевелился и на них взирал некоторое время с какой-то восторженностью, словно эмигрант-рабочий, впервые увидевший статую Свободы.
Человек был огромных размеров, но не более шести футов и пяти дюймов ростом и, пожалуй, не шире, чем пивная бочка. Руки его свободно висели по бокам в толстых пальцах дымилась забытая сигарета.
Проходившие мимо негры бросали на него быстрые, любопытные взгляды. Он стоил этого. На нем были серые фланелевые широченные брюки, грубая спортивная куртка серого цвета с мячами для гольфа вместо пуговиц, коричневая рубашка, желтый галстук и из крокодиловой кожи туфли с белыми вставками на носах. Из нагрудного кармана каскадом ниспадал платок такого же ярко-желтого цвета, как и галстук. В довершение костюма на черной кучерявой голове косо сидела изрядно потрепанная шляпа, за ленту которой была заткнута пара разноцветных перьев, но они казались откровенно лишними. Даже на Сентрал Авеню, видевшей самые экстравагантные наряды, он выглядел настолько естественно, насколько естественен тарантул на праздничном пироге.
Читать далее

Воскресное чтение. Переводы Елены Николаевой. Андерс Рослунд, Берье Хелльстрем «Три секунды», отрывки из романа

Три секунды. Андерс Рослунд, Берье  Хелльстрем

До полуночи – один час.
Стояла поздняя весна, но было темнее, чем он ожидал. Далеко внизу плескалась вода, почти черная пленка уплывала куда-то в совсем уж бескрайнюю черноту.
Он не любил корабли, или же моря не понимал. Всегда мерз, когда ветер дул, как сейчас; постройки Свиноуйсьце медленно исчезали вдали. Он, как всегда, стоял, вцепившись в поручни, и ждал, пока дома, которые уже перестали быть домами и превратились в кубики, не растают вдали. Тьма вокруг него все сгущалась.
Ему двадцать девять лет, и ему страшно.
Он слышал, как за спиной у него ходят люди, тоже плывущие на этом корабле. Ночью они ненадолго уснут – и проснутся уже в другой стране.
Он наклонился вперед и закрыл глаза. Каждая новая поездка казалась отвратительней предыдущей, он ощущал опасность всем телом: руки дрожали, лоб был мокрым от пота, щеки горели даже под пронзительным ледяным ветром. Через двое суток. Через двое суток он снова будет стоять на борту парома, но уже направляясь обратно, и забудет, как клялся себе: «Больше никогда!».
Он выпустил поручни и открыл дверь. Холод сменился теплом, и дверь впустила его на длинную лестницу, где люди – сплошь незнакомые лица – двигались к своим каютам.
Он не хотел спать, не мог. Не сейчас.
Народу в баре было немного. «Вавель» — один из самых больших паромов, курсирующих между северной Польшей и южной Швецией, но крошечные столики и стульчики с четырьмя хлипкими рейками вместо спинки в его баре не располагают к тому, чтобы засиживаться.
Читать далее

Елена Колчак. ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. Серия вторая «Ничто не слишком»

Посреди мыслей о Гофмане вспомнилось вдруг анчаровское:
«Выступает  однажды научная  дама  по телевизору  и показывает детские рисунки… Эти, говорит,  рисунки традиционные, с натуры, а вот эти нетрадиционные, поразительные рисунки с фантазией, на  них кикимора нарисована. А Сапожников глядит – обыкновенная кикимора нарисована, никакой фантазии.  Тоже с натуры, только с воображаемой».

Очень кстати вспомнилось. Гофмана принято считать сказочником и мистиком. Ах, Серпентина, ах, крошка Цахес, ах, какие «поразительные рисунки с фантазией»! А вчитаешься – «обыкновенная кикимора нарисована, никакой фантазии». И Цахес, и Щелкунчик, и тем более кот Мурр – абсолютно реальны. Ну и что, что до Гофмана их никто не видел. Южного полюса до Амундсена тоже никто не видел (да и сегодня «видевших» немного) – это ж не значит, что он фантазия.

Эрнст Теодор Амадей Гофман (один из автопортретов)
Читать далее

Воскресное чтение. Елена Колчак «Маргаритки для одинокой леди»

1.

Когда собака кусает человека — это не новость. Новость — когда человек кусает собаку.

Иван Павлов (Нобелевская лекция)

Левую ногу девушки облегал черный ажурный чулок. Второй чулок стягивал шею. Впрочем, в свете фар его было не разглядеть. В неясном пятне возле левого колена с некоторым усилием можно было разобрать останки букетика маргариток. Метрах в десяти от тела виднелись неизбежные фигуры зевак. Несмотря на ночное время, их было не так уж мало. Фотографы имелись в количестве двух человек: один, как и положено, милицейский, другой знакомый. Как, однако, у коллег из «Криминальных новостей» это ловко получается — мало того, что каждый раз вовремя в нужном месте оказываются, так им еще и снимать разрешают. Фантастика!
Читать далее

Воскресное чтение. Колчак Елена «Смерть голубки», рассказ

Дайте мне точку опоры… и я встану на ноги!

Илья Муромец

 

1.

Тела притягиваются к друг другу прямо пропорционально массам и обратно пропорционально квадрату расстояния между ними.

Сексология. Издание 3-е, переработанное и дополненное

 

— Да, Рита, в моем возрасте профессиональная ошибка — это просто стыдно. Но я и подумать не мог…

Григорий Семёнович, психиатрическое светило нашего Города, выглядел искренне расстроенным. Я еще раз посмотрела на фотографии, которые выдал мне главный редактор. «Ошибка» профессора Калинкина неловко раскинутыми руками обнимала грязный асфальт. Русые волосы слева потемнели от крови, лица не видно, под левой ладонью ком смерзшегося снега, под правой — какие-то перья, вроде бы голубиные.
Читать далее

Наталья Погодина. Джесси Келлерман «Гений»

Картинка 1 из 51

…«И я сжег всё, чему поклонялся, поклонился всему, что сжигал» (с)

К чтению детективов не все относятся с уважением, настолько, что далеко не каждый признается в этом “guilty pleasure”. Другое дело – детектив про искусство. Здесь есть чем высокомерно прикрыться эстету… И уж совсем благородная схема — семейная остросюжетная психодрама в интерьерах арт-галереи – сколько читателей можно на этот крючок подцепить, без всяких рефлексий с чьей-либо стороны…  Сделал это Келлерман намеренно, или просто так вышло, ведь «каждый пишет, как он слышит»?
Читать далее

Сивая Кобыла. ДЕТЕКТИВ ИЗ IKEA

обложка

Мода на шведские детективы для нас не новость, и пошла она отнюдь не с пресловутого Стига Ларссона. Еще в конце семидесятых-начале восьмидесятых, благодаря самоотверженному труду и, видимо, изрядной изворотливости прибалтийских кинематографистов, широкая советская публика узнала и полюбила Пера Валё и его роман «Гибель 31ого отдела», а также ироничный и «остросоциальный» детектив «Полиция, полиция! Картофельно пюре!», написанный Вале в соавторстве с супругой Май Шевалль. Опубликованы романы Вале-Шевалль про сыщика Мартина Бека были, кажется, несколько позже, либо выходили в то же время в журнальных вариантах. И еще в советском 1982ом году вышел у нас сборник «Современный шведский детектив». Пухлое издание с темно-зеленой обложкой сразу стало библиотечным дефицитом, выдаваемым по записи. Аннотация к нему была весьма замечательна: «В сегодняшней Швеции особенно широкое распространение получил жанр остроразоблачительного социального детектива, родоначальниками которого являются известные писатели П. Вале и М. Шеваль. В этот сборник включено одно из их лучших произведений — «Запертая комната». К. Арне Блом продолжает ту же традицию, ставя в романе «Кто-то дает сдачи» вопрос о безработице среди молодежи с высшим образованием. М. Ланг, «шведская Агата Кристи», представлена романом «Наследники Альберты», разоблачающим буржуазную алчность». Вот такая вот идеологическая выдержанность снаружи и очень увлекательное чтение внутри. Так что мы давно знакомы со шведским детективом, причем знаем его с лучшей стороны. Нетривиальные сюжеты, динамичность действия, легкость слога, приятные, узнаваемые герои, вот что привлекало в романах шведских авторов тех времен.
Читать далее

Вручена премия за лучший детективный роман года

The Darkest Room

Шведский писатель Юхан Теорин признан автором лучшего детектива года, по версии британской Ассоциации авторов криминального жанра. Как сообщает «The Guardian», Теорину за роман об утонувшей девушке под названием «The Darkest Room» («Самая тёмная комната») вручена «International Dagger Award 2010». Эту престижную премию получают иностранные писатели, чьи детективы были переведены на английский язык. Автором перевода «Комнаты» выступила Марлен Делагри.

В романе четыре сюжетные линии переплелись вокруг таинственной смерти молодой женщины у побережья шведского острова Эланд. По словам автора, «The Darkest Room» — «смесь классического детектива со скандинавской мифологией и историями о призраках».

Читать далее

Сивая Кобыла. ДЫШИТЕ ГЛУБЖЕ

За что зритель любит детективные фильмы, а читатель детективные романы? Я не буду говорить за всю Одессу, но для меня есть три составляющие успешного детектива. Первое и главное – это сюжет. Он должен быть головоломным и непредсказуемым. Высшим пилотажем детективного мастерства считаю способность автора снабжать читателя всем фактами, дающими возможность вычислить преступника, а потом поразить его нестандартным логическим выводом, обнаружив злодея в том, кого никогда не заподозришь. И при этом чтобы думающий читатель схватился за голову: вот ведь, ответ лежал на поверхности, но я не дал достаточно поработать своим серым клеточкам! Вторая составляющая успеха – харизматичные главные герои, не важно, кто это будет сыщик или убийца, но он должен быть запоминающимся, ярким, живым. Таким, чтобы читатель в него поверил. И, наконец, третье, не менее важное отличительное свойство хорошего детектива – атмосфера, созданная в книге. Я хочу с головой уходить в ту «закрытую комнату», где действуют персонажи, я хочу дышать тем же воздухом, увлеките меня за обложку, автор, и я ваша!

Именно такого чтения я ждала, взявшись за первый роман трилогии «Миллениум» Стига Ларссона. Тем более, что со всех сторон поступали исключительно восторженные отзывы: прочел на одном дыхании, принципиально новый герой, сюжет не отпускает ни на мгновение! Что ж… одно могу сказать, дыхалке того, кто осилил разом шестьсот страниц этого текста, можно только позавидовать. Тем, кто хочет прочесть «Девушку с татуировкой дракона», советую дышать глубже и под кат не заглядывать. А кто смелый – прошу сюда

Читать далее

Страницы 4 из 4«1234

Чашка кофе и прогулка