РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

детектив

Страницы 3 из 4«1234»

Дэш. О романе Себастиана Жапризо

Рецензия с сайта «Детективный метод»

Тема реальной жизни бедных провинциалок, приехавших искать счастья в Париже, продолжена Себастьяном Жапризо в романеДама в очках и с ружьем в автомобиле (La Dame dans l’auto avec des lunettes et un fusil). Само расследование убийства находится на втором плане. А на первом — невинное на первый взгляд желание машинистки Дани Лонго в праздничные дни покататься на чужом шикарном автомобиле.
Она отправляется к морю.
Осторожно, дальше спойлер и сначала рекомендуем прочитать сам роман )
Читать далее

При-ле-те-ло! Пушкарёва Э.Ф. «Москвичка» Эльмиры Алейниковой

9783659996818

Книга Эльмиры Алейниковой «Москвичка» — это не просто детектив.
Увлекательная история уносит читателя в давно минувшие времена —
когда, на сегодня суверенные государства, жили одной семьёй, культурно
обогащая друг друга.
Читать далее

Sivaja_cobyla. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ НУАР

«Исчезнувшая»
Гиллиан Флинн

Гиллиан Флинн - Исчезнувшая

Любой жанр, остающийся востребованным многие годы, неизбежно претерпевает различные метаморфозы, чтобы угнаться за меняющимися взглядами потребителя. И вот уже эпистолярный роман повествует об электронной переписке, фантасты из глубин космоса устремляются в глубины подсознания, а любовные драмы развиваются отнюдь не только между представителями разных полов. Мне кажется, что «Исчезнувшая» Гиллиан Флинн – это пример метаморфозы детективного направления «нуар», не зря же автор по ходу повествования постоянно отсылает читателя к классике «нуар»-детектива. То главный герой увлекается фильмами в этом жанре, то героиня вспоминает о них. Собственно, в «Исчезнувшей» есть все основные приметы «нуара»: довлеющая над героями безысходность, герой, с каждым шагом все сильнее запутывающийся в обстоятельствах, роковая женщина – центральная пружина всего механизма событий. Только вот одна деталь – событийно роман не очень насыщен, все самое интересное происходит не во вне, а во внутреннем мире героев, в их ощущениях, мыслях, меняющемся самосознании. Не случайно изрядная часть повествования – дневниковые записи и рассказ от первого лица. Вот он – образец нового «нуара» — психологический «нуар».
Читать далее

Sapronau. Новая книга Джоан Роулинг

Я не писатель, поэтому мне интересно: чем вызвано желание некоторых авторов писать под псевдонимом? Под “некоторыми” я здесь подразумеваю не каких-либо малоизвестных графоманов, а вполне даже знаменитую и успешную Джоан Роулинг, “маму” Гарри Поттера. Известно же, что ее последнее творение “The Cuckoo’s Calling”о котором я писал здесь, выйдя с именем Роберт Гэлбрайт на обложке, поначалу не вызвало совершенно никакого интереса ни у читателей, ни у критиков, и лишь когда тайна псевдонима была раскрыта, все интернеты заполонили хвалебные отзывы и рецензии. При этом Джоан уверяла читающую публику в том, что просто хотела получить объективную критику. На мой пристрастный взгляд, она немного лукавит, поэтому мне и непонятно, зачем продолжать использовать псевдоним, если настоящее имя автора известно всем и каждому.
Читать далее

Sapronau. Уэльбека вызвали в парижскую уголовку

Парижская полиция издает собственный журнал, называемый «Liaisons«. Это сугубо профессиональное издание, выходит раз в три месяца, и широкому читателю оно малоинтересно. Но! В недавно вышедшем специальном выпуске «Связей» (именно так переводится название журнала на русский), посвященном столетнему юбилею Уголовной полиции Парижа, опубликовано шикарнейшее интервью с Мишелем Уэльбеком — самым гениальным (imho) писателем современной Франции.

Он редко появляется в СМИ, ибо не жалует журналистов, но для полицейского журнала сделал исключение. Все было обставлено как допрос: Мишеля вызвали повесткой в префектуру и задали ряд вопросов, на которые он не мог не ответить, например, о его отношении к детективным романам.

liaisons

Читать далее

В-Глаз. Елена Кузьмина. Мое кино. Шведско-датский «Мост» / Danish: Broen; Swedish: Bron (2011)

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Посередине моста Орезунд найдено тело женщины. При попытке его поднять труп распался: разрезанное посередине, тело лежит ровнёхонько на пограничной полосе, разделяющей Данию (Копенгаген) и Швецию (Мальмё).
Читать далее

Воскресное чтение. Себастьян Жапризо. Убийственное лето, роман, отрывок

 

– Прокурор я и судья, –

Хитро молвил Злыдень, – я

Сам допрос тебе устрою,

К смерти сам приговорю.

Льюис Кэрролл, «Алиса в Стране Чудес»

Палач

1

Я сказал: «Ну ладно».

По натуре я покладистый. И ей всегда уступал. Только однажды врезал и еще как-то раз отлупил. Но потом все равно уступал. Вот, честное слово, сам не пойму. Разговор у меня получается только с братьями, особенно со средним, Мишелем, которого все зовут Микки. Он возит лес на стареньком «рено» – гоняет как бешеный, потому что глуп как пень.

Однажды я поглядел, как он спускается в долину по нашей дороге над рекой. Дорога адски крутая, вся из поворотов, на ней двум машинам не разъехаться. Я смотрел сверху, со стороны пихтового леска. Оттуда на много километров был виден желтый грузовичок – то исчезнет, то возникнет на вираже. Я даже слышал, как тарахтит мотор и стучат бревна в кузове. Микки заставил меня выкрасить грузовик в желтый цвет, когда Эдди Меркс четвертый год подряд выиграл велотур Франции. Такое было пари. Эдди Меркс у Микки с языка не сходит. Уж не знаю, в кого он у нас такой.

Наш отец считал самым великим гонщиком Фаусто Коппи и, когда тот умер, в знак траура отпустил усы. Целый день просидел на обрубке старой акации во дворе, курил американский табак, вертел самокрутки из оберточной бумаги. Он собирал окурки американских сигарет и делал толстенные самокрутки. Занятный был наш отец. Рассказывают, он пешком пришел из Южной Италии, притащив на веревке механическое пианино По дороге играл в городках и устраивал танцы Отец собирался податься в Америку. Все из Италии туда рвутся. Но кончилось тем, что остался здесь, – не скопил на билет. Тут и женился на нашей матери, урожденной Дерамо из Диня. Она работала гладильщицей, а отец – поденщиком на фермах, зарабатывал гроши, а в Америку, известно, пешком не доберешься.

Потом они забрали к себе сестру матери. Тетка после бомбежки Марселя в мае 1944 года начисто потеряла слух. Спит она с открытыми глазами: когда сидит в своем кресле, не понять, спит или нет. Мать зовет ее Нин, а остальные – Коньята, на отцовом языке это значит «свояченица». Ей шестьдесят восемь, и она на двенадцать лет старше сестры, но поскольку сидит без дела и все время дремлет, то старше выглядит наша мать. Из дома Коньята выползает только на похороны; успела похоронить мужа, брата, своего отца и нашего, который умер в 1964 году. Мать говорит, Нин всех нас переживет.

А механическое пианино и теперь у нас в сарае. До этого оно много лет кисло во дворе, совсем почернело от дождя и потрескалось. Его облюбовали под жилье мыши. Как-то я протер его крысиным ядом, но это мало помогло. Оно все трухлявое. Когда ночью мыши забираются туда, то-то начинается серенада. Несмотря ни на что, оно все еще играет. Жалко, остался только один диск – с «Пикардийской розой». Мать говорит, что пианино так к диску этому привязалось, что и не сможет сыграть ничего другого. Она же рассказала, как однажды отец потащил его в город, чтобы сдать в ломбард, но его не приняли. Дорога от нас под гору, а обратно отец с его больным сердцем одолеть подъем не смог. Пришлось нанять грузовик. Ничего не скажешь, деловым человеком был наш отец.
Читать далее

Елена Колчак. ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. Серия четвертая. Сидя на красивом холме…

ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Серия четвертая

Сидя на красивом холме…


…или лежа в красивом шезлонге с бокалом ледяного грейпфрутового сока одесную и жарко-серебряным сверканием до горизонта, в какой-то момент начинаешь чувствовать: для полного счастья не хватает книжки. Какой-нибудь простенькой, без смыслов жизни и экзистенциальных глубин. Детектива, скажем. По мне, так самый отдыхательный жанр. Итак, сегодня – наша горячая (летняя же!) десятка. Коротенько, создать впечатление о каждом из авторов.

 

Стивен Ван Дайн – это классика. В России он известен не слишком, переведено всего четыре романа про Фило Ванса (основная вандайновская серия). Этот персонаж, книгофил, знаток искусства и вообще эстет, изрядно напоминает Дюпена. Правда, герой Эдгара По куда более эксцентричен, а главное, его идол – дедуктивный метод. Ванс же убежден, что именно дедуктивное толкование улик регулярно и закономерно приводит к следственным ошибкам, а исходить надо из психологического портрета преступника. Впрочем, неважно, что он там говорит, главное – результаты, правда? В случае Ванса – блестящие. Кое-что напомнило мне Эллери Квина. Хотя большой вопрос – кто кого напоминает:))

Кстати, на самом деле псевдоним Уилларда Хантингтона Райта – S. S. Van Dine, где S. S. не расшифровывается. Стивеном его зачем-то прозвали русские переводчики.
Читать далее

В-Глаз от Inermis. «Великое алиби» и «Преступная любовь»

Объединила два фильма в один пост, потому что есть у них кое-что общее: оба французские и оба представляют собой детективы про убийство классического толка. Я сейчас пишу «классического толка » и имею в виду детектив, в котором обычный человек убивает обычного человека, а не как сейчас в современной литературе — маньяк, серия, секта и все такое прочее, ну я уже говорила об этом как-то.

«Великое алиби» снят по роману Агаты Кристи, но действие происходит в наше время.
Читать далее

Воскресное чтение. Алан Александр Милн «Загадка Красного дома»

(чтение Елены Колчак)

Для подавляющего большинства людей Алан Милн — это Винни-Пух и… и
всё. Всё-всё-всё. Спору нет, создать Вечную Детскую Книжку — это
прекрасно. Но за Милна немного обидно: его наследие — это не только
«медведь с опилками в голове». Вот, скажем, «Загадка Красного дома»
(«Тайна Красного дома») — абсолютно классический детектив,
заслуживающий если не золотой, то как минимум серебряной полки. Оно и
неудивительно — Милн очень любил детективы. Впрочем, об этом он
рассказал сам — и очень вкусно — в авторском предисловии к «Загадке
Красного дома». Welcome!

Елена Колчак

Cover image

 

ВВЕДЕНИЕ

Когда несколько лет назад я сообщил моему литературному агенту, что собираюсь написать детективную историю, он совладал с собой настолько быстро, насколько можно было ожидать, но дал мне ясно понять (как череда редакторов и издателей позднее втолковала ему), что от известного юмориста Панча страна ждет юмористическую историю. Тем не менее я твердо остановил свой выбор на жизни, отданной преступлениям. В результате, когда два года спустя я объявил, что пишу сборник детских стишков, мой агент и мой издатель оказались равно убеждены, что англоязычные нации больше всего жаждут нового детектива. Миновало еще два года, и аппетит читающей публики опять изменился; и теперь очевидно, что новый детектив, написанный вопреки этой неуклонной всеземной потребности в книгах для детей, будет проявлением самого дурного вкуса. А потому в данный момент я удовлетворюсь этим введением к новому изданию «Тайны Красного Дома».

Я питаю страсть к детективам. Некий восторженный поклонник пива сказал, что плохим оно быть не может, однако некоторые сорта бывают лучше других. В том же самом хмельном духе (если мне будет дозволено употребить такое выражение) я беру в руки каждый новый детектив. Это вовсе не означает, что я не взыскателен. Напротив, у меня есть всякие своеобразные предпочтения, и автор должен удовлетворить меня по многим закавыкам, прежде чем я смогу присудить ему почетную степень. К примеру, я предпочитаю, чтобы детектив был написан нормальным языком. Помнится, я читал один, в котором убийство было особо завлекательным, и строились всяческие предположения, каким способом преступник пробрался в библиотеку убитого. Сыщик, однако, (говорит автор) «был куда более озабочен тем, чтобы обнаружить, каким способом убийца осуществил свой уход». По-моему, очень огорчительно, что в девяти десятых детективов в мире убийцы постоянно осуществляют свои уходы, вместо того чтобы просто взять и уйти. Ищейка, герой, многие подозреваемые — все употребляют этот странный воляпюк. И как тут не почувствовать, что ни естественное возбуждение, если прикончили того, кого следовало, ни напряжение, если подозревают не того, кого следует, не могут послужить достаточным извинением столь постоянным потокам дурного языка.
Читать далее

Страницы 3 из 4«1234»

Чашка кофе и прогулка