РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Чудаков

Воскресное чтение. Александр Чудаков «Ложится мгла на старые ступени» (отрывок из романа)

3. Воспитанница института благородных девиц

Ещё на чебачинском вокзале Антон спросил у тёти Тани: отчего дед всё время пишет о каких-то наследственных вопросах? Почему он просто не завещает всё нашей бабе?
Тётя Таня объяснила: с тех пор как деду ампутировали ногу, мать подалась. Никак не могла запомнить, что деду не нужно приносить два валенка, и всякий раз принималась
искать второй. Всё время говорила про отрезанную ногу, что надо её похоронить. А в последнее время повредилась совсем — никого не узнаёт, ни детей, ни внуков.
— Но её «мерси боку» всегда при ней, — с непонятным раздраженьем сказала тётка. — Сам увидишь.
Поезд сильно опоздал, и когда Антон вошёл, обед уже был в разгаре. Дед лежал у себя — туда предполагался отдельный визит. Бабка сидела на своем плетёном диванчике а lа Луи Каторз, том самом, который вывезли из Вильны, когда бежали от немцев ещё в ту германскую. Сидела необычайно прямо, как из всех женщин мира сидят только выпускницы институтов благородных девиц.
— Добрый день, bonjour, — ласково сказала бабка и царственным движением протянула руку с полуопущенной кистью — нечто подобное Антон видел у Гоголевой в роли королевы. — Как voyage? Пожалуйста, позаботьтесь о приборе гостю.
Антон сел, не сводя глаз с бабки. На столе возле неё, как и раньше, на специальных зубчатых колесиках, соединённых блестящей осью, располагался столовый прибор из девяти предметов: кроме обычных вилки и ножа — специальные для рыбы, особый нож — для фруктов, для чего-то ещё крохотный кривой ятаганчик, двузубая вилка и нечто среднее между чайной ложкой и лопаточкой, напоминающее миниатюрную совковую лопату. Владеть этими предметами Ольга Петровна пыталась приучить сначала своих детей, потом внуков, затем правнуков, однако ни с кем в том не преуспела, хотя применяла при наставленьях очень увлекательную, считалось, игру в вопросы-ответы — названье, впрочем, не совсем точное, потому что всегда и спрашивала и отвечала она сама.
Читать далее

Дженни Перова. Читаю: Александр Павлович Чудаков «Ложится мгла на старые ступени»

Александр Павлович Чудаков (2 февраля 1938, Щучинск, Казахская ССР — 3 октября 2005, Москва, Россия) — российский литературовед и писатель, специалист по творчеству А. П. Чехова.

Я давно не читала ничего с таким глубоким погружением.
Читать можно только медленно, вдумчиво, наслаждаясь слогом, образами, яркими зарисовками — всеми впечатлениями и знаниями, что впитал в себя пытливый ум ребенка и подростка, впитал — и сохранил навсегда в памяти. А того, что сохранять — было очень много.
Я не знаю, роман ли это — скорее мемуары, а которых автор то говорит от собственного лица, то от лица своего героя — мальчика, а потом и взрослого  — Антона.
Но главный герой — не автор, не Антон — это сама жизнь во всем ее многообразии, со всеми радостями и ужасами:
война, эвакуация, лагеря, поселения…
любови, измены, смерти, рождения…
выживание, взросление, постижение себя и мира…
Я довольно много, как мне казалось, знала о веке двадцатом — и как историк, и просто как «житель двадцатого века», как изящно выразился кто-то из моих друзей. Александр Чудаков родился на 15 лет раньше, он застал больше, да и вообще больше видел.
Читать далее

Jane The Reader. Александр Чудаков «Ложится мгла на старые ступени»

Aleksandr_Chudakov__Lozhitsya_mgla_na_starye_stupeni

С этой книгой ко мне пристала мама. Прочитай да прочитай, ты открой ее только, нет, ты сейчас прочитай, я уже второй раз перечитываю, тебе понравится — и все в таком духе. А произведение действительно впечатляет. Это настоящая сага: мощная, глубокая, огромная по своей силе. Из похожего я помню только “Хоровод воды” Кузнецова, но у него все гораздо интеллигентнее. Александр Чудаков буквально вложил в роман всю душу: насколько я знаю, это его единственное художественное произведение, остальные книги — литературоведческие, по Чехову.

Чашка кофе и прогулка