РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

буквократ

Издательство «Буквократ». Разговор с Еленой Колчак

Елена Колчак в Именном указателе Книгозавра

В современной системе координат такая вещь как жанр несколько размазана. Во всяком случае, в нашей, российской литературе. Читают, как правило, имена. Часто не употребляют даже названия. Например, говорят — я читал Пелевина. Или — я читал Сорокина. Между тем, раньше могли сказать так: я читал фантастику, я читал детектив, а имя автора шло уже потом. Как вы думаете, с чем связана такая литературная дислокация?

— В современной? Да ладно! Половина наследия Достоевского — психологические детективы. «Война и мир» — авантюрный роман, что там Дюма с его «Монте-Кристо». А попробуйте определить жанр «Слова о полку Игореве»! Или «Дон Кихота». Или «Степного волка». Первичен текст, то есть — автор, а жанр — штука вторичная. Даже суровейший из них, классический детектив, необходимая основа которого — интеллектуальный поединок автор-читатель. И Честертона, и Конан-Дойля, и «Лунный камень» мы перечитываем не ради интриги, а потому что они — живые. В общем, как у Шварца: «Мне захотелось поговорить с тобой о любви. Но я ж волшебник. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала». Писателю хочется поговорить — о любви, о смерти, о гвозде в сапоге, о доблестях, о подвигах и славе, о том, как растет трава и течет вода, — и он рассказывает историю. А к ней потом более-менее подходящий ярлычок приклеивают. Для вящей понятности. И, кстати, в сетевых профилях, обозначая интересы, упоминают не только авторов, но и жанры. Так что не вижу изменений.
Читать далее

Разговор с Еленой Блонди на сайте издательства Буквократ

1. Елена, вы написали новый роман. Вообще, для писателя — великое дело, новый роман. Это как зарождение цивилизации (или жизни) на незнакомой планете.

Скажите пару слов про это.

 

Каждый завершенная автором новая книга, плоха она или хороша, меняет реальность. Причем не обязательно, чтоб книга тут же ушла в печать, стала известной, завладела умами (или заставила читателей плеваться). Она просто состоялась. Был мир без нее и вдруг в нем появился новый объект. Об этом надо помнить. А с другой стороны, меняет ли что-то для пишущего такое знание? Мне кажется, если книге суждено быть написанной — она и напишется. Как в вашем сравнении — жизнь зародилась, да. Для себя я этот вопрос решила. Семь лет назад. С тех пор это главное для меня занятие, а все остальное — в свободное от написания текстов время. Думаю, на меня из-за этого обижаются время от времени, я не слишком вежливый собеседник в сети, могу надолго замолчать, да и реале часто отказываюсь от обычных и привычных вещей — встречи, гости, посиделки. Но все это последствия сделанного выбора. Можно ползти по выбранному пути или бегать кругами, отвлекаясь на множество соблазнительных мелочей, (а то и лежать головой в нужном направлении, как советует известная шутка), а можно стараться пройти его, как можно лучше и эффективнее.
Читать далее

Чашка кофе и прогулка