РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Страницы 524 из 524« В начало...«520521522523524

Блонди. Сходить войной на тех, кто по-другому?…

Обстоятельства сложились так, что сразу у нескольких человек в течение последней недели были читаны претензии к новоязу. Некоторые из этих претензий относились конкретно ко мне.
Одна из них — в комментариях о мерзости термина «стихо».
Вторая — о мерзости развеселого словечка «чмоки».
Третья — об использовании в письме аббревиатуры ЗЫ вместо привычного PS.
Я уж не говорю о множестве других военных походов. На сленговые слова, на компьютерный жаргон, радение за общую чистоту языка и протча протча.
Конечно, зачастую люди очень перебарщивают с сетевым сленгом. Когда человек неплохой и явно умный изъясняется исключительно коряво, не написав ни одного слова в простоте привычной и грамотной, то читать его тяжело. Это, кстати, о многом говорит. Не наигрался, или стесняется высказывать нормальные вещи нормальным языком, или это часть имиджа сетевого персонажа.
Обычно, через какое-то время это проходит само.
Но остаются кое-какие наработки, которыми просто удобнее пользоваться, чем ранее принятыми нормами письма на бумаге. Потому что используем мы их в новых формах общения.
Пример:
Гуляем с соседкой. У нее беспрерывно пищит мобильник — поклонник шлет смски (можно я не буду каждый раз писать — текстовые сообщения с мобильного телефона на мобильный телефон?). Она довольно хихикает и каждый раз останавливается, чтобы ответить. Ответ у нее занимает много больше времени, чем вопрос пылкого юноши-поклонника. Оказывается, у дамы принципы — она набирает все знаки препинания — кавычки, запятые после обращений, прямую речь и так далее. Все, чему учили в школе на твердую четверку.
На школьную четверку, потому что, если бы она на пятерку тянула, то поняла бы, что в жизни просто необходима гибкость и беспрерывное подстраивание под разные варианты общения (не путать с общим вытьем волчьим, речь здесь не о том). И, если сообщение, например, на одну буковку вылезает за пределы первой смски, то вполне себе можно соединить дваслова в одно. Чтоб уместилось. И, если текст написан так, что и без кавычек и дефисов понятно, о чем речь, то можно смело опустить знаки препинания в данном конкретном случае.
Наша прогулка, столь редкое и долго ожидаемое удовольствие от совместных сплетен и болтовни (а я ее раз в год вижу, эту душевнейшую подружку), превратилась в три фразы, которыми мы обменялись в редких перерывах между долгими остановками ее для набора длиннющих текстов. Грамотных текстов! Хотя содержание их сводилось к одному вопросу — предадутся ли двое любовным утехам сегодня ночью или нет.
Пример второй:
Иногда прекрасный собеседник уж так пошутит, так расскажет что-нибудь, что птички за окном испуганно вспархивают от приступа громкого хохота.
И хочется донести до собеседника именно эту реакцию свою. Не расписывая подетально, что «ой, я так сейчас хохочу, что птички за окном и бла-бла».
Ведь хочется донести именно это состояние удара, мгновенного и сильного воздействия. Ставить смайлик? Или сразу несколько?
А знакомы ли вам люди, что до сих пор отрицают и порицают использование смайлов? Предпочитая рисковать и быть неправильно воспринятыми, когда собеседник на невинную шутку обижается, к примеру.
Да и нет, кажется, смайла, который четко характеризует состояние «пацтулом». А вот это слово — есть. И оно очень кратко, емко и четко характеризует именно состояние мгновенной и очень сильной веселости. Я сама пользуюсь им нечасто. Потому что косности и во мне хватает. :)))))
Еще некоторые мои друзья обозначают сейчасное веселье длинной буковкой г в конце предложения, гггггггггг…
И это тоже вполне приемлемо, чтобы не писать каждый раз слово «посмеиваясь….)
Примеров таких можно привести множество. Но в большинстве случаев можно сделать одно обобщение: человек порицающий, упрекающий и всемерно выпячивающий свой подход к чистоте речи — забывает о том, что мы имеем дело с разговорным языком, набираемым на клавиатуре (не люблю сочетание «топтать клаву», но замечание тому, кто пишет так — делать не буду — это выражение покороче моего) в силу неравномерного распространения технологий.
Вот, когда у всех будут стоять голосовые программы, тогда большинство авторов будут писать только литературные свои тексты. А говорить снова будут голосом, а не клавишами.
И давайте не будем забывать о том, что столь любимое и защищаемое многими латинское сокращение PS на самом деле — тоже сокращение для быстроты письма, да еще и с чужого, да еще и с мертвого языка ))).
И медики давно знают, что только разнообразие, беспрерывное разнообразие умственной деятельности на протяжении всей жизни и необходимость мозгов трудиться в полную силу и спасает нас от будущего старческого маразма. Все тренировки приносят пользу, когда они разнообразны. Умственные — тоже.

Так за4ем я буду ругать племяшку за то, 4то в смске она использовала цифру вместо двухбуквенного со4етания? Ведь я знаю, 4то денег на телефон4ик с русским шрифтом у нее не было пона4алу, а набрать одну цифирку вместо двух буковок — быстрее и дешевле!
Лу4ше я отве4у ей так же!!!

Повторюсь для любителей читать по диагонали. Все написанное относится в первую очередь не к литературе, а к вариантам языка общения.
Хотя я уже читала литературные тексты, написанные с использованием всех возможностей клавиатуры — буквы разных языков, смена шрифтов, сленг и протч.
И знаете? Талантливым текстам очень радовалась!!!
Но это уже совсем другая история )))))))

Блонди о ссылках Книгозавра. Строго на юг — Игорь Сид

Строго на юг…

По-вашему, чтобы попасть на юг, надо отправиться на юг? Иногда это совершенно необязательно.
Иногда нужно лишь выйти из подземелья московского метрополитена, проскочить под густым снегом или проливным дождем через рев автомобилей и лес рекламных щитов, через людей, торопящихся по своим вовеки веков неотложным делам и войти.
В Зверевский центр современного искусства. Или — в салон «классики и современники ХХ века» Алены Пахомовой. Или — в институт Африки РАН…
И если вы пришли вовремя, то вам гарантированы джунгли Мадагаскара, степной крымский зной и жара южных морей. Даже если об этом не будет сказано ни слова.
Главное, что там будет Игорь Сид — человек, приносящий тепло. Ведь тепло не обязательно сопровождается зримым южным солнцем далеких стран. Тепло может исходить от действий и намерений.

Когда я жила в южном городе у двух морей, я часто встречала Сида на улицах или в коридорах института ЮгНИРО. Он всегда торопился. И всегда улыбался. И всегда успевал, торопясь куда-то, улыбнуться и кивнуть.
Я работала в библиотеке института. Игорь был инженером-биологом в одной из лабораторий. Но лаборатория была тесна ему, как становится тесным выросшему мужчине школьный пиджак.
Многие хотят объять необъятное.
Некоторые мечтают об этом, лежа на диване.
Другие пробегают мимо, улыбаясь и приветливо кивая, но вдруг из газет и от друзей ты узнаешь, что, оказывается, в нашем городе проходит Боспорский форум современной культуры
А Игорь Сид — автор и куратор этого проекта, собравшего совершенно замечательных людей.
В.Аксенов, И.Жданов, Н.Звягинцев, Ф.Искандер, Т.Кибиров, М.Максимова, А.Парщиков, А.Поляков, Л.Рубинштейн, Е.Сабуров — всех не перечислишь.
Что он же, оказывается, был учредителем Общества итальянской диаспоры Крыма.
Невозможно перечислить все те проекты, организатором, вдохновителем и участником которых был Сид.
Чем хороша сетература — можно дать ссылку на коллекцию линков и читатели сами все увидят, прочитают и убедятся, что я нисколько не преувеличиваю.
После 1995 года мы какое-то время не виделись. Игорь уехал в Москву.
А в самом конце тысячелетия я тоже оказалась в столице. И, однажды, идя по старому Арбату, увидела в толпе знакомую высокую фигуру и глаза цвета моря, в котором отразилось небо.
Муж сказал вечером:
— Ты что! Как это неловко? Ну, даже если и ошиблась, ну, извинилась бы! Ты понимаешь, какая это редкостная случайность — встретить сотрудника и соотечественника в десятимиллионной Москве?
Тогда я этого не понимала. Поняла позже, когда усвоила, что население Москвы это, по меньшей мере, полсотни таких городов, как моя Керчь.
Но оказалось, что затеряться в мегаполисе может кто угодно, но только не Сид.
В один прекрасный вечер я ввела в поисковик Яндекса два слова «Игорь Сид».
Результат поиска: страниц — 1 399, сайтов — не менее 146
Каждый читающий эти строки может сделать то же самое.
Конечно, я нашла адрес, написала. И получила ответ.
С тех пор я периодически выкраиваю время, чтобы заглянуть туда, куда приглашает меня рассылка Сида и Крымского клуба (один проектов неутомимого и неугомонного писателя, поэта, журналиста и литературного деятеля). И ни разу мне не пришлось пожалеть о напрасно потраченном времени.
Мне повезло — я попала на вечера, где сам Сид читал свои стихи, эссе и статьи. Что, в общем-то, случается нечасто. И не потому что стихи и проза у него так себе. Сид — прекрасный поэт и эссеист. Но огромное количество собираемых им вокруг себя других прекрасных поэтов и писателей заставляет его забывать о себе.
На литературном вечер «Полюса» в клубе «ПирОги на Никольской», где читали свои стихи Сид и поэт Виктор Коваль, один из слушателей за моей спиной громогласно удивился с честной непосредственностью:
— Смотри-ка, а Сид, оказывается, чертовски хороший поэт!
Подтверждаю. Поэт.
Стихи из сборника «Полуостров»
На исходе прошедшей зимы я попала на творческий вечер Сида, который он сам назвал «сублимацией неотпразднованных именин»:
«24 февраля 2006 в московском салоне «Классики 21 века» состоялся юбилейный вечер литературного деятеля, журналиста, исполнительного директора Российско-Африканского делового совета Игоря Сида.
Поводом к мероприятию, собравшему артистический и отчасти научный бомонд, послужило совпадение одновременно многих юбилеев главного героя. Пятилетие работы редактируемого им интернет-портала африканских проектов Africana.ru; десятилетие руководимого им «Крымского клуба» (одного из ведущих, по мнению знатоков, литературных клубов Москвы); наконец — последнее было подано юбиляром исключительно как курьез — тридцатилетие собственной литературной деятельности. Именно в 1976 году Игорь Сид, ныне признанный в московских литературных кругах эссеист и поэт, а тогда ученик шестого класса советской школы, опубликовал свой первый фантастический рассказ в областной газете. Кроме того, ровно десять лет прошло с первого персонального вечера Сида в открывшихся тогда «Классиках 21 века».
(выдержка из новостей культуры ленты ИТАР-ТАСС)
И было приятно убедиться, что, несмотря на такое количество уже сделанного, какое позволило бы десятку нормальных граждан спокойно почивать на лаврах, Сид все так же неутомим и неугомонен, улыбчив и приветлив. А уж планов у него хватит не на десяток нормальных граждан, а на сотню минимум.
И хотя повседневных дел у меня, как и у всех нас, конечно же, меньше не становится, я рада, что, открыв сегодня почтовый ящик, я снова увидела рассылку Сида, который только что вернулся с дивного острова Мадагаскар.
А значит, скоро я отодвину дела в сторону, забуду о сырой и хмуроватой московской весне и, выйдя из подземелья метрополитена, пойду туда, где Сид расскажет, где был и что успел сделать, познакомит с новыми интересными людьми и, я на это очень надеюсь, почитает что-нибудь свое.
Пойду туда, где тепло. Строго — на юг

Дженни. Немного секса в холодной воде

Посвящается современным мастерам любовной прозы –
Блонди («На запах») и лексею Уморину («Ее соль»)

Зачем мы ЗАНИМАЕМСЯ сексом, в общем, понятно.
Зачем мы ПИШЕМ о сексе?
НЕМНОГО СЕКСА В ХОЛОДНОЙ ВОДЕ

Зачем мы ЗАНИМАЕМСЯ сексом, в общем, понятно.
Но что нам НУЖНО от секса, кроме самого секса?
Почему мы уделяем столько внимания простому физиологическому процессу – пусть и вызывающему наслаждение (ну хорошо, хорошо – ОЧЕНЬ большое наслаждение)?
Замечательная вещь, конечно. Но нельзя же все время наслаждаться? Или можно?
Не напоминает ли наше всеобщее помешательство на сексе известный эксперимент с крысой, которой вживили электрод в мозг – простым нажатием педали крыска легко достигала ТАКОГО удовольствия! Ну она и нажимала педальку, и нажимала, и нажимала… ала…ала…ла… ла… а-а-а…
Пока не померла, бедняга. А ведь могла бы прожить долгую, интересную, полную разнообразных впечатлений жизнь, принести пользу обществу… Да-а.
Простые движенья…
Как бы не старались поклонники Кама Сутры и всякой прочей Тантры, в конечном итоге все сводится к весьма незатейливым движеньям и завершающему содроганью – почти болезненному, как справедливо заметил английский писатель Стерн, на что другой писатель – Пушкин – возразил: ах уж этот Стерн, ну знал бы про себя, так нет, всем сообщил!
И не напоминает ли человечество – взгляд сверху – один большой садок с кроликами?
Кролики хотя бы размножаются…
А мы просто так, для удовольствия.
Только для удовольствия?
Дорогие подруги, положа руку на сердце – или немного пониже, кому как нравится – признаемся друг другу: всегда ли ЭТО такое уж удовольствие?
В первый раз – точно никакого!
А порой и в двадцать первый – тот же эффект…
Так что же нам надо от секса, кроме самого секса?
Может быть… любви?
Потому что без любви…
Без любви мы – просто скопище бессмысленных и безымянных одиночеств, тонущих в ледяной вечности.
Буль-буль!
Бр-р-р!
Потому что без любви мы умираем от страха и холода,
и кидаемся к первому встречному, от которого веет теплом,
и сначала нам неважно, что это – тепло простого дизеля,
и мы отдаем ему свою душу,
и он разбивает нам сердце,
потому что без любви…
Потому что без любви любовь превращается в серию простых движений, доступных любому кролику…
Ах, ты мой ушастый!
Но… я не хочу… кролика!
Я не хочу с кроликом!
Я хочу любить Тебя – твое тело, твое тепло, твой вкус, твой запах, твою соль…
Но этого мало, потому что Ты – больше своего тела.
Ты – целый мир, который я хочу познать, почувствовать, ощутить… любить…
И если я люблю Тебя – я люблю все: как ты смеешься и мрачен по утрам, как фальшиво поешь в душе и целый час забиваешь гвоздь…
Твои редеющие волосы и твою косолапую походку…
Потому что это – именно Ты.
Потому что я люблю Тебя.
А ты? Чего хочешь ты?
Неужели… кролика?

• ЛИБЕ-ЛИБЕ, АМОРЕ-АМОРЕ

Зачем мы ЗАНИМАЕМСЯ сексом, в общем, понятно.
Зачем мы ПИШЕМ о сексе?
Только для удовольствия? Как-то это странно…
От еды, например, тоже получаешь массу удовольствия!
Как вам понравится подобное чтиво:
«Он смотрел на нее и чувствовал, что его рот наполняется слюной. Он предвкушал ожидающее его наслаждение и растягивал удовольствие. Она кротко стояла перед ним, слегка подрагивая и благоухая. Свет отражался в ее глазах яркими бликами. Не в силах сдерживаться дальше, он с размаху вонзил в нее вилку и, рыча от вожделения, стал отрывать куски глазуньи и запихивать их в рот, подтирая капающий желток ломтем белого хлеба…»
А?
Пойти, что ли, яичницу пожарить…
Есть две разновидности подобных произведений: «женский любовный роман» и «эротический роман».
В первом случае эротика разбавлена каким-никаким сюжетом, во втором – сюжета нет и в помине, главное – где, как и сколько. С кем – тоже, в общем, неважно. Да с кем угодно! В этом весь смысл.
Основные персонажи женского любовного романа – Он и Она. Она вся такая хрупкая – но сильная, самодостаточная – но беззащитная, неуверенная в себе – но безумно сексапильная!
Он, конечно же, грубый эгоист с нежной и ранимой душой, обладатель скульптурной мускулатуры и пары-тройки миллионов, в поисках прекрасного идеала не пропускающий ни одной юбки.
Да, еще – зеленые глаза. Это просто обязательно!
Иногда для пущей трогательности в сюжет добавляется дитя – либо в виде невинного младенца, навязавшегося на шею папаше, который знать не знал о его существовании, но мужественно взялся о нем заботиться, либо в виде непослушного подростка, осложняющего жизнь главной героини.
Герои терпеть не могут друг друга, каждую свободную от преодоления жизненных невзгод секунду предаваясь эротическим фантазиям друг о друге. Причем, довольно убогим фантазиям: герою не дает покоя «вздымающаяся» грудь героини под розовенькой маечкой с надписью: «Я вся такая скромная…», а ей – его прекрасный зад, обтянутый супердорогими джинсами.
Ну, еще зеленые глаза, конечно.
В конце концов, Он женится на ней – только для того, чтобы обеспечить счастливое детство ребенку, чтобы получить наследство, чтобы сохранить работу, чтобы…
Она, конечно, выходит за него замуж – только для того, чтобы обеспечить счастливое детство ребенку, чтобы получить наследство, чтобы сохранить работу, чтобы…
Остаток романа Она переживает, что он женился на ней, только для того, чтобы обеспечить счастливое детство ребенку, чтобы получить наследство, чтобы сохранить работу, чтобы…
Наконец Он догадывается произнести сакраментальную фразу: «Я люблю тебя!» – ибо нельзя же продолжать роман до бесконечности.
Количество эротических эпизодов в романе прямо зависит от степени сексуальной озабоченности авторши – иногда с первых же строчек чувствуется, как страстно бедная недо… э-э… недолюбленная авторесса жаждет отойти за угол с мускулистым героем, чтобы он, наконец, сорвал с нее злополучную маечку и приник к…
– Дорогая, ты не видела мою… (газету, пижаму, трубку, клизму – ненужное вычеркнуть)?
И дорогая писательница, проклиная своего никчемного мужа, тащится на поиски газеты, пижамы, трубки, клизмы – ненужное вычеркнуть…
Главным героем эротического романа является СЕКС.
СЕКС, один только СЕКС, и ничего, кроме СЕКСА.
В самых различных позициях и сочетаниях: он и он, она и она, оно и они…
Я, ты, он, она – вместе целая страна!
Нет, это, кажется, не о том…
В лифте с маньяком, в душе с полицейским, на балконе с пожарным – нет, с двумя!
С пожарным?!
А что? Очень эротично! Ведь у него та-акой шланг!
В вагоне метро в час пик, в общественном туалете…
Где еще? И с кем?
Главное – выбрать самое неудобное место и самого невозможного партнера.
Вот интересно, а пробовал(а) ли сам(а) автор на балконе…
И с пожарным?
Подобная литература напоминает нечто среднее между кулинарной книгой людоедки Эллочки и инструкцией по сборке какого-нибудь дивана-кровати – с приложением списка сопутствующих метизов и фурнитуры.
Кто они, авторы так называемой эротической литературы?
Подозреваю, что в большинстве своем это – женщины: профессионалки и любительницы, старые девы с болезненными фантазиями и несчастные нимфоманки, супруги импотентов и брошенные жены…
Остальные просто пишут о жизни, в которой есть всё – радости и печали, встречи и разлуки, нежность и ревность, отчаяние и сострадание, и страсть, и тоска, и смерть…
…звук дождя за окном, белизна первого снега, желтые листья на мокрой траве, одинокая звезда в черных небесах, вкус морской волны, запах твоих волос, лунная дорожка на воде, первая улыбка ребенка, тихий смех в ночи…
И секс, конечно.
Хотя…
Предпочитаю называть ЭТО любовью.

Страницы 524 из 524« В начало...«520521522523524

Чашка кофе и прогулка