РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Уроки чтения

Страницы 2 из 8«12345»...Далее »

Елена Коро. Формат от «Я». Вирд Онуфрия

Вирд Онуфрия

Неумолимых сестёр труд
Урд, Верданди, Скульд,
в перекресток богов свит
белый непознанный вирд.
Урд, есть страница одна,
поле Акелдама,
старец в земле спит,
пост его труд, вирд.
Скульд, есть одна цена,
кровь его, Акелдама.
Странноприимный народ
проклял Искариот,
снят приговор, разбит
силой его молитв,
вирдом любви ценна,
кровь его — Акелдама.

————

В шекспировском «Макбете» мы встречаем сестёр вирда. Так именуются норны в англосаксонской традиции. Три норны символизируют три аспекта времени: прошлое, настоящее, будущее. Старшая из норн Урд, владычица прошлого. Средняя Верданди, повелевает настоящим. Младшая Скульд, ведающая будущим, иногда сопровождает валькирий, чтобы выбрать воинов, павших в бою. Слово wyrd связано с именем «Урд», означающим «истоки» и с именем «Верданди», означающим «становление». Третья норна, Скульд, — носительница смерти. Она близка богине смерти Хель. Урд, как первопричина, первоисток бытия, еще и земля бытия «Эрда».
Древние германцы не воспринимали линейное время, не воспринимали хронологию времени в понятии судьбы, в понятии Вирд. Вирд, или Урд, — это «то, что есть», момент настоящего. Прошлое заведомо включалось в «здесь и сейчас», так как момент настоящего — результат всех событий прошлого. Будущее — вероятность, определяемая процессом существования, его форму определяет Вирд. Итак, Вирд включает в момент настоящего три величины: прошлое, настоящее, будущее, из них две: прошлое и будущее равно удалены от настоящего, и таким образом составляют с настоящим нелинейную систему времени — Вирд.
Читать далее

Елена Коро. Формат от «Я». Слово о Полаке

Слово о Полаке

Я слушаю много часов подряд
живую и сложную речь,
я — переводчик в word-формат,
за кадром, за звуком. Контекст
предлагает пространство имён,
предполагает облечь
теорию множеств в дискурс, в нем
Ньютон и Социн догмат
о троичности ставят на ноль,
ставят на нем крест,
а Полак хайкует, старый волк —
лагерный лейб-знак —
и сопричастность, и смех,
это бессмертные клеймят
соравностью им ГУЛАГ.

————

В конце 2014 года я участвовала в волонтерском проекте Музея ГУЛАГ, расшифровывала интервью с Александровой Надеждой Вячеславовной, женой Льва Соломоновича Полака, переводила материал из формата МП3 в текстовый формат.

Полак Лев Соломонович, физик, разработал теоретические основы плазмохимии, 20 лет — в лагерях.
Лев Соломонович был редактором изданной на русском языке книги Ньютона «Математические начала натуральной философии».
Сама книга вышла в свет в 1687 году.
Читать далее

Елена Коро. Формат от «Я»

Два слова Елены Блонди перед авторским предисловием

Мы начинаем публикацию интереснейшего литературного проекта поэта, филолога и литературного исследователя Елены Коро.
Все о проекте автор скажет сам, а я хочу только добавить, что в отличие от многих, прекрасных и отличных, но находящихся в стадии создания, то есть незавершенных работ, проект «Формат от Я» уже готов, материалы (авторский литературный текст и авторское же примечание к нему) подобраны, и каждый из них — уникален и интересен, а не бывает по-другому у Елены, она так устроена, ее способ мышления уникален и всегда интересен.
И я, как всегда, желаю Елене не останавливаться и время от времени дополнять «Формат…» новыми публикациями.
А нашим читателям желаю приятного умного чтения.
Елена Блонди

Елена Коро. Формат от «Я». Предисловие

Текст современного автора, как вещь в себе, сочленяет множество сложноподчиненных уровней вязью ассоциативной. Авторские аллюзии в формате вещи в себе – в авторском тексте – порой бывают доступны только авторскому прочтению.
Формат от «Я» предполагает процесс возврата к тому творческому состоянию, в котором создавался текст.
«Творить – значит жить дважды» — писал Альбер Камю.
Читать далее

Ксения Молдавская. Нечитающий ребенок

Одиннадцать лет назад логопед-психолог детского сада просила меня не делать ошибки и не отдавать сына в школу в неполные шесть лет: «Он еще маленький! Он даже не знает того, что обычно знают дети в его возрасте: Репку, Колобка, Курочку Рябу…»

Для того чтобы хоть отдаленно вообразить глубину моего шока, надо понимать, что я в те времена работала в газете «Книжное обозрение», где отвечала за детские книжки. Детям своим я исправно читала каждый вечер вслух (как раз тогда, помнится, мы читали «Мы все из Бюллербю»), кроме того, они умели складывать буквы в слова с трех лет каждый. В общем, услышав приговор, я оторопела. Я собрала всю силу воли и начала оправдываться: мол, читали мы и про Колобка, и про Курочку, но сейчас мы читаем другие книжки, которые вместе со старшим братом (брату в тот момент не было еще семи, и он учился в первом классе), а еще математика по Петерсон у нас так хорошо идет… Жалкие оправдания не выглядели убедительными даже для меня самой.
По дороге из садика я спросила: «Неужели ты не помнишь сказку про репку? Ты же ее знаешь! Посадил дед репку…» — «Да помню я все: Мышка за Мурку, Мурка за Жучку, Жучка за Внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, репка за суслика, а суслик за свою норку!» — «За какого суслика?» — «За того, на котором вся земля держится».   Читать далее

Пойдем в театр! Теннесси Уильямс. Кошка на раскаленной крыше (отрывок)

Действующие лица

(В порядке появления)

Маргарет
Брик
МЕЙ (она же сестрица)
Большая Мама
Дикси, маленькая девочка
Большой Папа
Священник Тукер
ГУПЕР (он же Братец)
Доктор Бау
Лейси, слуга-негр
Зуки, маленькая девочка
Два маленьких мальчика

Действие первое

Когда поднимается занавес, через полуоткрытую дверь слышно, что кто-то принимает душ в ванной. Красивая молодая женщина с озабоченным видом входит в спальню и подходит к двери в ванную.

МАРГАРЕТ (старается перекричать шум воды): Один из этих недоделанных уродов запустил в меня масляным бисквитом: теперь надо переодеться!

Маргарет говорит одновременно и быстро, и растягивая слоги. Произнося длинные пассажи, она напоминает священника, нараспев читающего молитву: вдох делается после конца строки, поэтому фраза завершается на последнем дыхании. Иногда Маргарет перемежает свою речь негромким пением без слов, типа «Па-па-па!»

Шум воды прекращается и Брик откликается, хотя его все еще не видно. В его тоне слышно вежливо преувеличенная заинтересованность, маскирующая полное безразличие к жене.

БРИК: Что ты сказала, Мэгги? Вода шумит, я ничего не слышу.

МАРГАРЕТ: Я просто сказала, что один из этих уродов испортил мое кружевное платье, теперь надо переодеваться…

БРИК: Почему ты называешь их уродами?

МАРГАРЕТ: Потому что у них нет шеи.

БРИК: Совсем нет шеи?

МАРГАРЕТ: Я, по крайней мере, не заметила. Жирные головки налеплены на жирные тушки без малейшего промежутка.

БРИК: Плохо дело.
Читать далее

ТРЭШ ШАПИТО Элтона Ивана. Антология Поэзии Безрыбья. Дмитрий Быков

Мне вспоминается фильм «Крикуны», где под песком, в пустыне полумёртвой планеты, носилось зло рукотворное. Ведь порой, собираясь на рыбалку, так и думаешь – где же вода, для начала? Уж потом – река. Благотворный камыш. Тут бы удочку и забросить. Тут бы и рыбаки-соседи и прокричали мне: рыба – рыбой, Вань, но коли ищешь рака – почему бы и Дмитрию Быкову раком этим не быть. Да, хорошо ведь. Да только в мечтах. Потому что потом модель «крикунов» усовершенствовалась и появились Дэвиды. Они постоянно ходили и просились, чтобы их взяли с собой. В том-то и дело. Ни реки, ни рыбы. Только Дэвиды. Потому, если мир нынешней мучительной поэзии таков, то и герой наш, надо полагать, один из более прогрессивных Дэвидов (во всяком случае, так считается, по ТТХ, по умению просачиваться, по гранточности).

 

Хорошо. Тогда рассмотрим: какой он Дэвид, Дмитрий Быков? С куклой медвежонка, или более поздний, тот, что цитировал Шекспира, и которого герой убил после взрыва бомбы? Как видим, всё может быть в мире воображения, а стало быть – и в мире словесности русской, который ничем не отличается от общей реальности с ейными качествами и методами.
Читать далее

Ovidy. Вирджиния Вулф и Трагедия вечной женственности. (По роману «На маяк»)

(По роману «На маяк»)

…только рассматривая произведения, можно обнаружить того, кто их создал, и, значит, произведения эти должны нести на себе его характер. Я должен признаться, что противоположное мнение кажется мне крайне опасным и очень близким к учению тех новаторов последнего времени, которые полагают, что красота вселенной и благость, какие мы приписываем деяниям Бога, суть лишь измышления людей, которые составляют представление о Боге по самим себе

Г. В.  Лейбниц. «Рассуждения о метафизике»

По концентрации мыслей и чувств на квадратный сантиметр книжного листа Вирджиния Вулф превосходит многих и многих. Количество мыслеформ, обретших бумажную плоть, представляет собой бескрайнюю метаморфическую галерею человеческого подсознания, вырвавшегося наружу, посягнувшего  на святая святых этого лучшего из миров и вырывающего человека из привычных времени и протяженности. Мгновения здесь длятся годами, а годы проносятся как мгновения. Путь на Маяк может быть бесконечно далек и бесконечно близок, и не всегда, вернее – никогда, это  не зависит от человека. Об этом говорит нам Вирджиния Вулф устами всех своих героев, – каждого по-своему. Человек отнюдь не так уж могуществен, как ему хотелось бы. Его уму не хватает разумности, чтобы понять душу. Его душе не хватает добродетели, чтобы выбрать верный (не обязательно кратчайший) путь.

«Кто-то ошибся».

Читать далее

Сетевые трофеи. Коллекция абырвалгов Натальи Белюшиной

Это лишь отрывок из грандиозной подборки в «Снобе»
Все пиршество по ссылке внизу

В течение нескольких лет я с ослабевающим интересом наблюдала за тем, как люди превращают русский язык в его жалкое подобие. Тенденции сохраняются: по-прежнему, например, слово «координальный» употребляется в значении «кардинальный». А недавно тема координальности получила долгожданное развитие: появился горячо встреченный общественностью «серый координал». «Нелицеприятный» повсеместно употребляют в значении «неприятный». Всё те же трудности вызывают «несмотря» и «невзирая»: люди отказываются понимать, когда это пишется слитно, а когда раздельно. Та же история с «в виду» и «ввиду». Желающие сказать, что на них произвело большое впечатление что-то вкупе с чем-то, по-прежнему настаивают на том, что они находятся «в купе»; вся страна куда-то едет. «Вкратце», пережившее периоды «в крадце» и «вкраце», выродилось в блистательное чудовище «в крации» (впервые с ним столкнувшиеся наивно искали «крацию» в словарях). Наречия, конечно, всегда страдали. Многое вываливается на чьё-то несчастное лицо: проблемы в образовании — на лицо, факт супружеской измены — на лицо, дурные манеры — на лицо, кризис власти — на лицо, плохие дороги — на лицо, произвол начальства — на лицо, и так будет продолжаться, пока население не выучит наречие «налицо» (чего население делать явно не собирается). Люди упорно мучают неизвестную мне женщину-инвалида, действуя «в слепую», и играют с гранатами, когда пишут «быть на чеку» вместо «быть начеку», но никогда прежде они так не изощрялись. Без специальной подготовки и не догадаешься, что «не в домек» — это «невдомёк», а не в какой-то там домик.

Наталья Белюшина
Торжество абырвалга

Happy_book_year. Уильям Гибсон. Мой личный Токио

С недавнего времени я стал счастливым обладателем оригинала этого портрета Уильяма Гибсона. Что не могло не всколыхнуть определенные чувства. И решил выложить из “стола” мои переводы нескольких эссе Уильяма Гибсона. Всего у украинского художника Сергея Крикуна четыре графических портрета Уильяма Гибсона. Значит, опубликую четыре эссе. 


Сергей Крикун, работа находится в частной коллекции ;)
 

Мой личный город Токио

Уильям Гибсон
“My Own Private Tokyo” Wired 9.09, September 2001 By William Gibson

Хотел бы я получать бумажку в тысячу йен от каждого журналиста, который в последние десять лет спрашивал меня, осталась ли Япония такой же футуристически привлекательной, какой была в 80-х. Если бы это было так, то на эти деньги я взял бы одно из этих такси с идеальной мягкой кружевной обивкой до Гинзы и купил бы жене маленькую коробочку самых дорогих во вселенной шоколадных бельгийских конфет.
Читать далее

Елена Блонди. Впечатления от… (Юрий Олеша «Ни дня без строчки»)

Читаю Олешу «Ни дня без строчки». Подумала о том, как держит его талант, блестящий, великолепный, держит и поднимает, не позволяя уходить в мелочи, ввинчиваться, закапываться и там умирать, затихая. Одно из свойств таланта — умение выбрать нечто из равноценного множества (в данном случае из огромного массива воспоминаний, мы же не думаем, что перечисленное в книге — это все что помнит автор), правильно осветить и, сделав частью бОльшего, вовремя остановиться.
Читать далее

Страницы 2 из 8«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка